Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Ближний план


Фильм Томаса Излера «Что случилось? Демократия!»



Автор: Урс Гайзер (Urs Geiser)




Кинорежиссер Томас Излер активно использует в своем фильме элементы анимации, а также «живые» съемки дискуссий с политиками, экспертами и отдельными гражданами. (thomisler.ch)

Кинорежиссер Томас Излер активно использует в своем фильме элементы анимации, а также «живые» съемки дискуссий с политиками, экспертами и отдельными гражданами.

(thomisler.ch)

Прямая демократия — тема документального фильма? Швейцарский режиссер Томас Излер как раз и снял такую картину, дав ей название «Die Demokratie ist los» («Что случилось? Демократия!»), стремясь подчеркнуть, что прямая демократия — это объективно лучшее, что могло случиться со Швейцарией в ее истории. При этом речь идет в данном случае не о прямолинейной пропаганде, а о пристальном и критическом взгляде на швейцарскую традицию прямого народовластия, у которой есть не только светлые, но и темные стороны.

Швейцарская кинодокументалистика, как ни странно, довольно редко обращается к политическим темам, хотя в последнее время это происходит все чаще. Значительной вехой на этом пути была картина «Mais im Bundeshaus / Le génie hélvétique» («Болтовня в Федеральном дворце / «Гельветический гений»), снятая Жаном-Штефаном Броном (Jean-Stéphane Bron) в 2003 году.

Для картины на политическую тему эта лента оказалась относительно успешной даже в коммерческом прокате, что лишний раз доказывает тезис о том, что скучных тем не бывает, бывает неумение их раскрыть так, чтобы это было интересно. Следующим шагом этого режиссера стал фильм «Опыт Блохера» («L’Expérience Blocher»), который закрепил поворот швейцарской кинодокументалистики к по-настоящему острым и волнующим темам.

Швейцарский кинорежиссер Томас Излер (Thomas Isler) пошел этим же путем, сняв фильм «Die Demokratie ist los» («Что случилось? Демократия!»), упаковав в краткое название фильма, наверное, две основных особенности прямого народовластия по-швейцарски: его мощь и его иногда просто обескураживающее воздействие на окружающих, а особенно на экспертов за рубежами страны, которые, будучи, как правило, плохо знакомыми со швейцарскими реалиями, начинают часто теряться, не в силах объяснить, что происходит со страной Гельвецией и ее «упрямым» народом.

Другой фильм

При этом, как это часто бывает с творческими людьми, Томас Излер собирался снимать совсем другой фильм, на другую тему. Сначала он намеревался изучить феномен швейцарского правого популизма, одним из самых ярких представителей которого является все тот же Кристоф Блохер, «крестный отец» и главный стратег консервативной Швейцарской народной партии (SVP/UDC), а также то, как этот популизм влияет на европейские силы, расположенные на крайне правом фланге политического спектра.

Однако актуальные политические события в Швейцарии просто-таки заставили его пересмотреть свою творческую концепцию. Одобрение народом таких неоднозначных законодательных инициатив, как инициатива о запрете строительства новых минаретов или о немедленной высылке из страны иностранцев, нарушивших законы Швейцарии, заставило его призадуматься о самом феномене прямого народовластия, о том, всегда ли народ прав и что вообще происходит со Швейцарией.

Конечно, многие скажут, мол, «нам бы ваши проблемы», но как раз дело заключается в том, что после достижения неких демократических стандартов любое общество начинает смотреть на них как на нечто само собой разумеющееся, критикуя их и выискивая в них прежде всего негативные стороны. И к этому должна быть готова любая страна, перед которой стоит задача перехода к демократии.

Томас Излер при этом не хотел снимать пропагандистскую картину о некоем «триумфе швейцарской демократической воли», он сосредоточился на противоречии демократии и ее иделов и тем, как они воплощаются в данном обществе в данных исторических и социальных условиях. Подчеркивая, каким мощным является инструмент прямой демократии, режиссер напоминает, что с энергией народного волеизъявления нужно уметь правильно обращаться. 

swissinfo.ch: По-немецки фильм называется «Die Demokratie ist los». Это очень энергичный и многозначительный заголовок. Что скрывается за ним?

Томас Излер: Я искал для фильма имя, которое могло бы символизировать две основные ипостаси прямой демократии, а именно, ее неукротимую силу, параллельно несущую с собой риск кризиса, в ходе которого высвобождение позитивной энергии превращается во взрыв энергии разрушительной.

Это что-то между «сорвавшейся с цепи собаки» и приметами живой жизни, которая, как мы знаем, «бьет ключом...» И часто по голове. То есть здесь скрыто высказывание о потенциально креативных и деструктивных силах, одновременно присутствующих в прямой демократии.

swissinfo.ch: Какие события запомнились Вам больше всего при работе над фильмом, которая продолжалась почти три года?

Т.И.: Я встречался со многими людьми в Швейцарии, а также в Германии, Австрии и Франции, которые собирали подписи для какой-либо цели или участвовали в демонстрациях. Это были люди, искренне верившие в живую демократию, убежденные в том, что каждый из них и все они вместе, действительно способны изменить что-то и на что-то повлиять.

Я с удовольствием вспоминаю о том, как я наблюдал за сборщиками подписей в маленьком городе Гота на востоке Германии, на территории бывшей ГДР. Иногда прохожие здесь даже не могли сразу понять, о чем идет речь, потому что такие акции здесь не являются само собой разумеющимися, как в Швейцарии. И очень здорово было потом видеть, как у людей загорались глаза, когда они, наконец, понимали, в чем дело.

swissinfo.ch: Был ли какой-то негатив, оставивший неприятный осадок?

Т.И.: Это были, прежде всего, контакты с людьми, с которыми я вообще не очень бы хотел встречаться, например, с правыми экстремистами, цель которых состоит в том, чтобы использовать гражданские инициативы в качестве инструмента для достижения своих целей.

Примечателен также мой опыт во Франции, полученный при встрече с право-популистским политиком Жильбером Колларом (Gilbert Collard), который, намного превосходя меня в знании французского, пытался выставить меня на посмешище при помощи своей неудержимой риторики. Я сразу решил, что эта сцена непременно должна войти в картину, потому что, я думаю, он этим сам себя скомпрометировал.

Режиссер Томас Излер (Thomas Isler) попытался исследовать в своем фильме такое противоречивое явление, как прямая демократия по-швейцарски. (swissinfo.ch)

Режиссер Томас Излер (Thomas Isler) попытался исследовать в своем фильме такое противоречивое явление, как прямая демократия по-швейцарски.

(swissinfo.ch)

swissinfo.ch: Бывали ли у Вас моменты сомнений в системе прямой демократии?

Т.И.: Такая форма государственного управления никогда не будет окончательной, завершенной. И я не уверен, всегда ли правильно то, что происходит от имени прямой демократии, и верю ли я сам в неё.

Поэтому речь должна, наверное, идти не о достижении какого-то результата, а о необходимости постоянного поиска, взвешивания всех за и против, стремлении сделать то, что возможно, максимально хорошо. У Жильбера Коллара все получается по-другому. Он рассматривает народ в качестве истины в последней инстанции, наделяя его почти диктаторской властью и полномочиями.

swissinfo.ch: Фильм был официально представлен год назад на кинофестивале в Цюрихе. Какова была реакция на него у публики?

Т.И.: Публика тогда подобралась очень вдумчивая, мне было очень интересно наблюдать, как полный зал следит за довольно сложным для понимания фильмом на большом экране. На презентацию были приглашены также многие из тех, кто потом был показан в фильме, политики, представляющие как правые, так и левые партии.

Как говорят, на Кристофа Блохера фильм, по-видимому, не произвел особого впечатления. Многие замечали, что фильм сделан человеком левых убеждений, который так и не понял, что такое демократия, по крайней мере, такова была дошедшая до меня информация.

В какой-то степени это и в самом деле правда, потому что в фильме я занимаю совершенно четкую позицию и подвергаю Блохера серьезной критике. В картине я попытался проверить прямую демократию на ее человечность. Блохер же, напротив, ставит народ превыше всего и объявляет его волеизъявление неприкосновенным.

Потом я показывал еще мой фильм еще на Кинофестивале в Золотурне, в целом ряде швейцарских школ. С ним я принял участие в одном демократическом конгрессе в Германии, где он вызвал оживленные дискуссии. И я очень горд этим.

swissinfo.ch: В сентябре 2015 года фильм будет показан в Швейцарии в кинотеатрах, специализирующихся на авторских фильмах. На какую публику Вы ориентируетесь?

Т.И.: Больше всего я хотел бы, чтобы в кинозал пришли люди, которые сами принимают участие в демократических процессах, а особенно сторонники и представители правоконсервативной Швейцарской Народной партии, и чтобы потом, после фильма, состоялись бы дискуссии о будущем нашей демократической системы и о самых актуальных проблемах современности. Я рад, что фильм будет показан и в маленьких кинотеатрах в сельской местности. И все же я отдаю себе отчет, что в кино придут прежде всего мои единомышленники, люди, которые думают так же, как я.

Кинорежиссер Тосмас Излер (Thomas Isler) убежден, что швейцарцы - счастливый народ, потому что они могут свободно голосовать, а власть обязана прислушиваться к мнению народа. (Keystone)

Кинорежиссер Тосмас Излер (Thomas Isler) убежден, что швейцарцы - счастливый народ, потому что они могут свободно голосовать, а власть обязана прислушиваться к мнению народа.

(Keystone)

swissinfo.ch: Десять лет назад швейцарский режиссер Жан-Штефан Брон неожиданно добился крупного успеха со своим документальным фильмом «Болтовня в Федеральном дворце», в котором по швейцарским меркам довольно смело показано то, что происходит перед и за кулисами швейцарского парламента. Ожидаете ли Вы такого же успеха с Вашим фильмом?

Т.И.: Конечно, было бы отлично достичь подобного успеха, однако запланировать это нельзя. Кроме того, коммерческий успех для меня не столь и важен. Я надеюсь, прежде всего, что фильм вызовет дебаты и дискуссии.

swissinfo.ch: Проект фильма развивался не так, как планировалось изначально. В чем состояли трудности?

Т.И. Первоначально я хотел снять фильм о правых популистах в Европе, которые в качестве примера берут себе Швейцарию. И я уже начал процесс предварительного сбора материалов к фильму, как вдруг в Швейцарии произошли совершенно драматические события.

Напомню, что с подачи Швейцарской народной партии народ одобрил пару лет назад на референдуме законодательную инициативу о немедленной высылке из страны иностранцев, нарушивших закон. Парламент начал разрабатывать соответствующий законодательный акт во исполнение воли народа, однако «народники» посчитали, что депутаты сознательно «тянут резину» с целью выхолостить дух и букву инициативы.

Поэтому вдогонку они собрали подписи под еще одним законопроектом, который фактически связывает депутатам руки и обязывает их написать этот закон только так и никак иначе, угрожая вынести инициативу на референдум, если итоговая редакция закона им «не понравится».

И тогда мне стало ясно, что в центре моего фильма должна быть именно Швейцария, а не Европа, тем более что как раз к этому моменту у нас в стране началась дискуссия о возможном пересмотре законодательных основ такого инструмента прямой демократии, как народная инициатива, а потом усилиями левых народ не дал правительству права купить в Швеции новые истребители для нужд перевооружения ВВС.

И тогда я понял — вот она, моя тема! Заграница же должна была теперь отойти на второй план и стать как бы экраном, на котором отражались бы события в Швейцарии. А потом, в феврале 2014 года, прошло еще одно голосование на референдуме, на сей раз по вопросу ограничения иммиграции из стран ЕС. Народ одобрил предложенные ограничения, и я утвердился в мысли о том, что мое решение изменить тему фильма было совершенно правильным.

Сложность же заключалась в том, чтобы как-то собрать отдельные повествовательные нити в общую историю, в которой не было, да и не могло быть, центральной фигуры. В картине получилось много главных героев, и зритель смотрит на всё это как на один большой муравейник.

swissinfo.ch: Легко ли было Вам снимать фильм с участием политических деятелей, порой совершенно полярных по своим убеждениям?

Т.И.: Это был интересный опыт, который, правда, не обошелся без разочарований. Проще всего было с правыми популистами. Как правило, они были общительными и несложными. С левыми тоже было вполне нормально.

Труднее всего было с представителями политического центра. Либералы из FDP были очевидным образом дезориентированы. Они сами не совсем понимали, чего они хотят. За некоторыми исключениями они очень боялись принимать участие в каких-либо дискуссиях на тему традиционных бюргерских ценностей, таких, например, как принцип разделения властей.

Странно, что именно либералы, швейцарские наследники идеалов французской революции, не хотели говорить об этих ценностях.

swissinfo.ch: Будучи убежденным поборником прямой демократии, Вы говорите в фильме, что швейцарцы – счастливый народ, потому что они могут голосовать по любому вопросу. И это позитивный аспект такой формы государственного устройства, как прямая демократия. А есть ли у ней негативные аспекты, которые доставляют лично Вам неприятности?

Т.И. Эти «неприятности» ощутимы в наше время не только для меня. И есть люди, которые именно поэтому хотят избраться в парламент. Я сам политиком быть не хочу, вместо этого я выражаю себя и свои убеждения, снимая политические фильмы.

Однако это не значит, что я вообще не занимаюсь политической работой. Я довольно активен на локальном уровне - в моем квартале, то есть там, где живу. И это тоже форма непосредственного демократического участия во власти. Но главное, я убежден в силе фильма как инструмента выражения политических взглядов.

Это голос среди многих других голосов. Сам по себе мой фильм ничего не изменит, но будучи одним элементом в целой сумме мнений, выраженных другими людьми, он, я надеюсь, сможет заставить людей думать, дискутировать и таким образом приведет к позитивным переменам.

Прямая демократия в кино

Фильм Томаса Излера выйдет на экраны швейцарской сети кинотеатров «Arthaus» в немецкоязычной части страны. Продюсером и кинопрокатчиком выступила компания «Cineworx».

Фильм будет показан в Цюрихе, Базеле, Берне, Люцерне и Санкт-Галлене, а также в десяти кинотеатрах в сельских областях страны.

Запланированы круглые столы и дискуссионные семинары с участием режиссера, ведущих политиков и экспертов в области права.

Финанcирование фильма осуществлялось крупнейшей в Швейцарии сетью магазинов розничной торговли «Migros», а также швейцарской национальной теле-и и радиокомпанией SRG SSR, подразделением которой является и портал swissinfo.ch.


Перевод с немецкого и адаптация: Юлия Немченко и Игорь Петров, swissinfo.ch



Гиперссылки

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×