Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Воля народа


«Гитлер не был результатом прямой демократии»



Автор: Александр Тёле (Alexander Thoele)




Цель немецкой неправительственной организации с незамысловатым названием «Больше демократии» заключается в продвижении в Германии идей прямого народовластия по швейцарскому образцу. Делать это непросто, особенно в стране, где однажды народ уже «избрал» себе «руководителя», приведшего нацию к катастрофе. Непосредственное народное волеизъявление чревато немалыми рисками, однако это не означает, что от данного инструмента демократии следует отказаться раз и на всегда.

Они продвигают в Германии идею прямой демократии: Оливер Видман (Oliver Wiedmann) и Анна Дэннер (Anne Dänner) из организации «Больше демократии» («Mehr Demokratie») в Берлине. (swissinfo.ch)

Они продвигают в Германии идею прямой демократии: Оливер Видман (Oliver Wiedmann) и Анна Дэннер (Anne Dänner) из организации «Больше демократии» («Mehr Demokratie») в Берлине.

(swissinfo.ch)

Головной офис немецкой неправительственной и некоммерческой организации «Больше демократии» располагается там, где и положено находиться таким структурам, а именно, в берлинском «Доме демократии и прав человека». Членами этой НКО по всему миру являются почти 7 тыс. человек, и по этому показателю данная структура является крупнейшей организацией, занимающейся вопросами прямой демократии.

Рядом с ней в «Доме демократии» находятся офисы таких правозащитных организаций, как «Amnesty International» и «Феминистская партия. Женщины» («Die feministische Partei. Die Frauen»), а также книжный магазин анархистской направленности. Мы разговариваем с Анной Дэннер, работающей общегерманским пресс-секретарем организации «Больше демократии», и Оливером Видманом, руководителем отделения организации в Берлине.

swissinfo.ch: Как возникло движение «Больше демократии»?

Анна Дэннер: Организация была основана в 1988 году членами Партии «Зелёных» и Социал-демократической партии. С самого начала её целью было внедрение на национальном уровне такого инструмента, как референдум. Этой цели мы еще пока не достигли. Довольно же значительных успехов мы добились в том, что касается введения инструментов прямой демократии на уровне субъектов федерации. В некоторых из них есть теперь возможность организовать общинные и земельные плебисциты.

swissinfo.ch: Как бы мог выглядеть в Германии референдум на федеральном уровне?

А.Д.: В идеале можно было бы проводить референдум в три этапа. Первый этап — сбор 100 тысяч подписей с тем, чтобы законодательная инициатива получила «кворум». На втором этапе инициатива оказывается в парламенте. В случае ее отклонения должен последовать повторный процесс сбора подписей, число которых на этот раз возросло бы до одного миллиона. И в случае успеха наступал бы третий этап, а именно, всенародное голосование на референдуме.

swisinfo.ch: В Германии часто прямую демократию обвиняют, например, в том, что именно она допустила к власти Гитлера.

Оливье Видман: Так не думает уже даже правящая партия христианских демократов (CDU/ХДС), которая является противником прямой демократии. Историки считают, что не прямое народное волеизъявление сделало возможным приход Гитлера к власти, а особенности партийно-политической системы тогдашней Германии.

Новая послевоенная Германия тоже не имела ничего против прямой демократии, о чем говорит тот факт, что в Конституции Западной Германии было закреплено понятие «народное волеизъявление» («Volksentscheid»). Отсутствие же возможности проводить общенациональные плебисциты на федеральном уровне было связано, скорее всего, с ситуацией холодной войны. Ведь пользу из применения этого политического инструмента могли извлечь для себя коммунисты, а этого нельзя было допустить ни в коем случае.

Однако после окончания Второй мировой войны уже прошло 70 лет, и я думаю, мы уже можем спросить себя, не изменились сегодня немецкие реалии и не дозрели ли граждане Германии до настоящей демократии (смеется).

swissinfo.ch: Многие эксперты считают, что результаты некоторых последних референдумов в Швейцарии привели, фактически, к нарушениям основополагающих демократических принципов. Вспомним, в частности, одобренные народом законодательные инициативы о запрете строительства новых минаретов и о депортации преступников-иностранцев.

О.В.: Риск таких нарушений существует, и мы часто дискутируем на данную тему. Но давайте посмотрим на ситуацию в Германии в целом. Интересно, что крайне правые никогда не пользовались даже теми инструментами прямой демократии, что сейчас существуют на уровне общин и федеральных земель.

Например, в Берлине или в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия тоже выдвигались инициативы с целью запретить строительство минаретов, однако все они либо не были в состоянии преодолеть имеющиеся правовые барьеры, либо они объявлялись противоречащими действующему праву, а потому незаконными.

«Больше демократии»

Независимое объединение (НКО), основано в 1988 году. Его главной целью является укрепление прямой демократии в Германии.

Финансирование обеспечивается за счет пожертвований и членских взносов.

Как говорит сама эта НКО, ее членами являются 7 тыс. человек, а потому в данной специфической области НКО «Больше демократии» является самой большой неправительственной организацией в мире.

swissinfo.ch: Означает ли это, что Германия лучше приспособлена к прямой демократии, чем Швейцария?

О.В.: Между этими двумя странами существует большая разница: в Германии законодательная инициатива, прежде, чем она будет вынесена на голосование, подвергается вышестоящей инстанцией проверке на предмет того, не нарушает ли она Конституцию или международное право. Инициатива о запрете строительства минаретов нарушала право на свободу вероисповедания, гарантированное Основным законом Германии, а потому она и была объявлена незаконной.

swissinfo.ch: Если в Германии дело дойдет до референдумов на федеральном уровне, то кто тогда будет проверять текст той или иной законодательной инициативы на предмет ее совместимости с действующим законодательством?

О.В.: Сначала это могло бы делать Министерство внутренних дел. В случае негативной оценки дело автоматически направлялось бы в Конституционный суд.

swissinfo.ch: Недавно бывший лидер антиисламского движения «Pegida» основал политическое объединение «Прямая демократия для Европы» («Direkte Demokratie für Europa»). Его основной задачей является использование инструментов прямой демократии в борьбе против «незаконной иммиграции». Насколько теоретически в Германии возможен референдум на такую тему?

О.В.: Вопросы иммиграции должны решаться с опорой на общенародное голосование, но не на национальном немецком уровне, а на общеевропейском. Лично я не согласен с такой процедурой, но считаю ее вполне законной.

А.Д.: Если бы этот вопрос не блокировался всей правовой системой Германии, то его можно было бы вынести на голосование, почему нет? Здесь существует явная так называемая «серая зона закона». Философски говоря, существенным элементом прямой демократии является понимание того факта, что, вынося тот или иной вопрос на голосование, вы вполне можете и проиграть. В этом смысле тут нет никакого отличия от репрезентативной демократии, ведь решения в парламенте тоже принимаются на основе демократических принципов большинства и меньшинства.

Другим преимуществом прямой демократии является то, что решения, даже которые не всем нравятся, отнюдь не являются результатом случая. Потому что сначала ведь надо вообще убедить некое количество граждан пойти голосовать по данному вопросу. И я не думаю, что «Pegida», используя такие инструменты, добилась бы тут какого-то успеха, тем более, что сегодня мы видим, как это движение распадается на отдельные маргинальные группы. А вот если бы у них действительно что-нибудь получилось, то тогда это стало бы признаком наличия в германском обществе очень существенной проблемы.

swissinfo.ch: После массовых выступлений против инфраструктурного и градостроительного проекта «Штутгарт 21», предусматривающего глобальную реконструкцию Главного вокзала этого города, многие говорили о том, что в будущем в Германии такого рода проекты станут в принципе невозможными. И это при том, что в 2011 году на референдуме уже большинство граждан сказало проекту «да». В самом ли деле тут речь идет о какой-то вине прямой демократии?

Краткие биографии

Анна Дэннер изучала в университете Лейпцига культурологию, историю и журналистику. С 2008 года является пресс-секретарем организации «Больше демократии».

Социолог Оливер Видман еще студентом был членом антиглобалистской организации «Attac». С 2006 года является членом НКО «Больше демократии» и возглавляет ее офис в Берлине.

О.В.: Это проблема восприятия, а не прямой демократии. Глаза всего мира направлены, как правило, туда, где происходят самые серьезные и крупные демонстрации и протесты. И в данном случае к создается впечатление, что в Германии люди скоро будут протестовать против всего и вся, и что ни один крупный проект реализовать будет уже невозможно. В реальности же, однако, все идет как шло, строительные проекты воплощаются в жизнь, и никто ничего против них не имеет.

swissinfo.ch: В Германии задача принятия важнейших решений делегирована избранным парламентариям. Не кроется ли тут какой-то «фундаментальный изъян» всей политической системы ФРГ?

О.В.: В Швейцарии на референдумах решаются даже финансовые вопросы. В области капитального строительства по объектам, стоимость которых превышает определенную пороговую сумму, обязательно должно проходить народное голосование.

В Германии же финансовые вопросы не могут решаться с помощью инструментов прямой демократии и вот тут заключена для меня серьезная проблема. Кроме того, во многих федеральных землях крупные градостроительные и родственные им проекты также не подлежат выносу на референдум, хотя там, где они возможны, например, в Баварии, референдумы популярны и проводятся достаточно часто.

swissinfo.ch: В Швейцарии инициатива «Против массовой иммиграции», запущенная консерваторами из Швейцарской народной партии и одобренная избирателями, поставила под вопрос сами отношения Конфедерации с ЕС. Может ли прямая демократия парализовать страну или систему ее отношений с соседями?

О.В.: Такой риск существует. Но почему мы должны запрещать партиям использовать этот инструмент? Они тоже относятся к гражданскому обществу и тоже могут использовать методы прямой демократии — особенно это касается оппозиционных партий. Настоящие же злоупотребления происходят, как правило, тогда, когда голосование по тому или ином вопросу организуется и навязывается народу правительством или парламентским большинством в формате «сверху вниз».

Как раз здесь нужно быть особенно осторожным, потому что в этом случае потенциал злоупотреблений является особенно высоким, ведь политическое руководство всегда заинтересовано получить от народа «благословение» на реализацию того или иного проекта, придуманного им у себя «наверху».


Перевод на русский: Надежда Капоне, swissinfo.ch

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×