Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

История


Как Швейцария самолеты покупала...



Автор: Урс Гайзер (Urs Geiser)




Шесть легендарных типов самолетов, находившихся на вооружении ВВС Швейцарии: «F/A-18», «F-5 Tiger», «Mirage III», «Hunter», «Vampire», «Venom». (Keystone)

Шесть легендарных типов самолетов, находившихся на вооружении ВВС Швейцарии: «F/A-18», «F-5 Tiger», «Mirage III», «Hunter», «Vampire», «Venom».

(Keystone)

Накануне референдума о приобретении новых боевых самолетов «Грипен» сторонники этой сделки ощущают растущее сопротивление общества. Впрочем, в Швейцарии скандалы, связанные с перевооружением ВВС, давно уже стали «доброй» традицией.

Как мы уже сообщали, 18 мая 2014 года швейцарский народ ответит на вопрос, стоит ли потратить из бюджета 3,1 миллиарда полновесных швейцарских франков на приобретение 22 новейших шведских истребителей четвертого поколения типа «Грипен»? Министр обороны Швейцарии Ули Маурер (Ueli Maurer) просто спит и видит, как эти самолеты превращаются в ударную силу национальных ВВС, однако, совершенно не факт, что суверен, то есть народ, от которого в Швейцарии исходит вся власть, удовлетворит такое пожелание министра.

Некоторые опросы даже показали, что эта сделка народом будет самым очевидным образом отвергнута. Источником головной боли швейцарского министра обороны являются на этот раз не только его традиционные противники в лице левых партий и пацифистских организаций. Против самолетов от шведского концерна «СААБ Авионикс» выступают теперь могущественные группы депутатов федерального парламента, военные летчики, некоторые СМИ и даже некоторые видные деятели партий швейцарского политического центра.

Все они критикуют либо недостаточно тщательную проведенную процедуру отбора предпочтительного типа самолета, либо конкретные ТТХ (тактико-технические характеристики) собственно машины «Грипен». Сколь бы ожесточенными ни были нынешние дебаты, следует учитывать, что история модернизации швейцарских ВВС с самого начала представляла собой серию скандалов, провалов, язвительных народных анекдотов и тщательного пересчитывания денег, которых, как мы знаем, никогда ни на что не хватает.

«Скандалы на тему, какую военную технику и для каких целей следует приобретать, отнюдь не являются исключительно швейцарским феноменом», — указывал в интервью нашему порталу еще в 2012 году швейцарский историк Роман Шюрман (Roman Schürmann), автор книги «Гельветические истребители» («Helvetische Jäger»), серьезной монографии об истории швейцарских военно-воздушных сил. «Спорами и взаимными обвинениями сопровождается почти каждый проект, связанный с приобретением техники нового поколения для нужд вооруженных сил», — утверждает этот автор, пишущий для левой швейцарской газеты «Wochenzeitung».

ВВС Швейцарии

В настоящее время парк ВВС Швейцарии состоит из истребителей типа «F/A 18 Hornet» и «F-5 Tiger».
 
Истребители типа «Tiger» должны быть заменены истребителями типа «22 JAS 39 Gripen».
 
Швейцарские ВВС также имеют в своем распоряжении учебно-тренировочные самолеты «Pilatus», более 40 вертолетов типа «Puma», несколько беспилотных летательных аппаратов и самолетов транспортной авиации.
 
В процессе отбора Швейцария рассматривала также возможность покупки самолетов типа «Еврофайтер» и «Рафаль», однако от таких сделок пришлось отказаться по финансовым соображениям.

Большие деньги на кону

Конечно, деньги всегда играли решающую роль в вопросе закупки новых видов вооружений. Однако не менее важным оказывался и чисто эмоциональный фактор, потому что в любом народе всегда есть часть населения, сходящая с ума по военным самолетам и по их порой невероятным техническим возможностям.

Но как всегда эта бывает, романтическое воодушевление одних жестко начинает сталкиваться с приземленной расчетливостью других. Самолеты, говорите? А из какой тумбочки брать на них деньги? И вот уже прессу захлестнула волна ожесточенных дискуссий, что отнюдь не облегчает решение технических и политических задач, связанных с постоянным и объективным процессом модернизации вооружений.

Как считает Роман Шюрман, свою роль играют и финансово-экономические факторы, а также общий политический контекст. Занимаясь работой над своей книгой, он с удивлением увидел, насколько важными были для политиков, принимавших решения относительно закупки техники, чисто финансовые факторы, причем это касалось практически всех политиков, не только левых.

«Финансовый аспект всегда стоял тут на первом месте, не исключение и нынешняя история с приобретением самолетов «Gripen», — говорит этот историк. Его коллега Ганс-Ульрих Йост (Hans-Ulrich Jost), профессор Лозаннского университета в отставке, предложил в конце 2012 года новый исторический термин, которым он предлагает вообще оценивать всю историю закупок в Швейцарии авиационной техники. Термин этот звучит следующим образом: «Научно-популярная драма».

Он предлагает обратить особое внимание на порой полностью отсутствующее взаимопонимание между политическим и военным руководством страны, особенно в 1960-е годы. «Просто поражаешься наивности, безграмотности и полной путанице во взглядах и приоритетах, которыми страдали главные герои этой "драмы"», — указывает он. Из-за такого рода обстоятельств, например, уже в 1970-е годы сорвалась сделка, в результате которой Швейцария должна была приобрести для своих нужд американские самолеты типа «Corsair».

Сложный старт

А начинается история военной авиации в Швейцарии в 1893 году, когда парламент Швейцарии отказался предоставить средства на приобретение новейшего тогда вида военной техники — привязного аэростата. Депутаты считали, что в Швейцарии господствуют слишком сильные ветры, и парящий на высоте 500 метров аэростат с ними может просто не справиться. Наконец, стоимость первого аэростата — 69 500 франков — показалась парламенту слишком высокой.

Поэтому после долгих дебатов он принял решение отказать в выделении необходимых средств. Свой первый военный аэростат Швейцария получила только в 1900 г., гораздо позже всех своих соседей. Однако затем воздушные шары сохраняют в швейцарских ВВС свое абсолютное доминирование вплоть до Первой мировой войны. Не в последнюю очередь свою роль сыграл тогдашний швейцарский главнокомандующий Ульрих Вилле (Ulrich Wille, 1848-1925). Он был поклонником германской армии, а немцы, как известно, делали ставку именно на гигантские цеппелины. Аэропланы оставались уделом, как бы сейчас сказали, любителей экстремальных видов спорта.

В день начала Первой мировой войны у Швейцарии было: самолетов — ноль, пилотов — ноль. На первых порах ВВС финансируются даже не из средств армии, а за счет... пожертвований от населения. Тогда удалось собрать 1, 73 миллиона франков. Развитие идет вперед, в Швейцарии все-таки появляются профессиональные военные пилоты, всего 20 человек. В их распоряжении находятся восемь самолетов. Однако Федеральный совет допускает к этому роду деятельности только холостых мужчин: чтобы не платить, случись что, пенсии вдовам.

Самолет «Грипен»

Полное название модели: «Сааб JAS 39 Грипен» («Saab JAS 39 Gripen») — многоцелевой истребитель четвёртого поколения, разработанный компанией «СААБ Авионикс». Сокращение на шведском языке «JAS» расшифровывается как «Jakt» — «охота», «Attack» — «нападение», «Spaning» — «разведка». На вооружении ВВС Швеции состоит с 1997 года.

Эксплуатируется за рубежом в Венгрии, Чехии, ЮАР и Таиланде. Создавался начиная с середины 1980-х при том понимании, что самолет должен иметь возможность стартовать с плохо подготовленных аэродромов и иметь укороченный взлёт, быть удобным и простым в обслуживании, обладать высокой степенью надежности элементов.

Самолёт выполнен со среднерасположенным треугольным крылом, его планер разработан с учётом снижения радиолокационной заметности, причем 30% корпуса изготовлены из композитных материалов. Имеются два S-образных воздухозаборника, применен один двухконтурный турбореактивный двигатель «Volvo Aero RM-12», разработанный на базе модели «General Electric F404».

В 1918 г. в Туне был построен, наконец, первый швейцарский военный самолет, одноместная машина «Haefeli DH-4». Отзывы о нем были самые нелестные. Тем не менее, завод «Thuner K+W-Werke» сохраняет положение монопольного производителя такой авиатехники вплоть до Второй мировой войны. В 1939 г. Швейцария опять оказывается в знакомом положении: пилотов — ноль, машин — почти нет.

Конечно, в Швейцарии понимали всю остроту проблемы. В стране была даже запущена агитационная кампания под лозунгом «Wer nicht fliegt, wird überflügelt!» («Кто не летает, тот будет ползать») — однако толку от этой кампании было очень мало. В итоге Швейцарии удалось приобрести 124 современных самолета, 88 из них были купленными в Германии машинами типа «Messerschmitt», что было с политической точки зрения довольно сомнительным предприятием.

После завершения войны в сфере швейцарской военной авиации начинается жестокая битва между двумя компаниями — производителями самолетов. С одной стороны выступала фирма «Flugzeugwerken in Emmen». С другой — частная компания «FFA», расположенная в городе Альтенрхайн (Altenrhein), что в кантоне Санкт-Галлен. Обе фирмы одновременно получили заказ разработать современный отечественный военный самолет. Правительство исходило из того, что конкуренция пойдет этому проекту только на пользу. Однако получилось совсем иначе. Противостояние двух компаний превратилось в войну лоббирующих группировок, каждая из которых стремилась очернить своих соперников в глазах парламентариев и членов правительства.

Проекты отечественных самолетов типа «N-20» и «P-16» завершились провалом, особенно после того как в 1958 году прототип машины «P-16» рухнул в Боденское озеро, а летчика спасли подростки на водном велосипеде. По всей Швейцарии мгновенно распространились циничные шутки, мол, самолет «P-16» продается только с серийно предустановленным снаряжением для погружения под воду. «И тогда был сделан вывод, что развитие собственной авиационной программы для такой маленькой страны, как Швейцария, является делом слишком дорогим», — рассказывает Роман Шюрман.

Скандал с «Миражами»

Ситуация в области военной авиации в Швейцарии напоминала полный хаос, а виновато в этом было, во многом, само правительство, которое постоянно меняло требования к самолетам. То ему нужен был истребитель-бомбардировщик с возможностью борьбы с воздушными целями. То ему нужен был штурмовик, который решал бы задачи поддержки сухопутных войск. Потом все опять менялось, и поступал заказ на некий смешанный тип самолета, который должен уметь все, в том числе парковаться в альпийских горных бункерах.

Иными словами, Федеральный совет не имел ни малейшего понятия о том, как должна строиться военно-воздушная стратегия Швейцарии. Свой вклад в общую сумятицу внесли, как всегда, сами военные: им вдруг понадобился супербомбардировщик, способный донести ядерную бомбу до Москвы. А в 1964 году Швейцарию потряс очередной скандал: выяснилось, что закупка во Франции истребителей «Mirage», — «этих гигантских насекомых убойной силы», как их рекламировали СМИ, — обойдется не в 800 миллионов, как предполагалось, а в два раза дороже. Выяснилось так же, что военные летчики выбирали машины так, как привередливые богачи выбирают себе лимузины, предпочитая не бюджетные, а самые дорогие варианты, со всякого рода приятными «дополнительными опциями».

Во многом именно из-за этого скандала в Швейцарии серьезно пересмотрели вообще всю процедуру выбора техники для постановки на вооружение, она стала более профессиональной и прозрачной. Ганс-Ульрих Йост согласен с таким взглядом на ситуацию только в технической части, что же касается политики, то в процесс отбора и оценки ТТХ тех или иных видов вооружений, включая самолеты, постоянно вмешивались лоббисты из мира политики и экономики.

Затем швейцарские ВВС переживают своего рода застой. В 1972 году впервые принимается решение не обновлять парк машин. Армия была в шоке, военные говорили о «новом Мариньяно». На всю страну прозвучал вопрос журналиста Зеппа Мозера (Sepp Moser): «Где проходит граница между кастрацией ВВС и их полным роспуском?». В итоге Федеральный совет принял решение закупить 160 машин типа «Hunter», на смену которым затем пришли самолеты типа «Тигр», которые в США играли роль учебного летательного аппарата.

Проблема, перед которой оказалась Швейцария, была, на самом деле, неразрешимой: для того, чтобы выстоять в конфликте с применением обычных вооружений, страна нуждалась в Военно-воздушных силах, денег на которые не было. Но даже если бы деньги и нашлись, то самостоятельно, а главное — плотно, прикрыть территорию страны от воздушного нападения, а тем более от нападения с применением крылатых ракет, было просто не реально.

Народ скажет последнее слово

Федеральный советник Каспар Филлигер (Kaspar Villiger), в бытность свою министром обороны, видел выход в присоединении к НАТО и в приобретении суперсовременных тогда самолетов «F/A-18». Ирония судьбы: после того, как антивоенное «Общество за Швейцарию без армии» («GSoA») начало резко выступать против закупки этих машин, К. Филлигер, чтобы обеспечить поддержку своим планам, вынужден был объединиться с ностальгирующими военными ветеранами и с консервативно настроенными противниками любого сотрудничества с НАТО.

К. Филлигер сумел обеспечить закупку машин «F/A-18» — ценою утраченной, пусть и теоретической, возможности швейцарского членства в Североатлантическом Альянсе. И вот теперь на повестке дня стоит вопрос покупки машин типа «Грипен». Нынешний министр обороны Швейцарии Ули Маурер убежден, что именно эти машины и отвечают в наибольшей и самой оптимальной степени потребностям страны и ее особенностям.

«Речь идет о прагматическом швейцарском решении, которое позволит нам эффективно использовать средства налогоплательщиков», — утверждает министр. В любом случае историк Роман Шюрман уверен, что дискуссии вокруг «Грипенов» в любом случае не достигнут катастрофических масштабов скандала с закупкой «Миражей». А последнее слово 18 мая скажет, как всегда в Швейцарии, народ.


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch



Гиперссылки

×