Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Натурализация


Паспорт есть — голосовать не надо



Автор: Блерта Салихи (Blerta Salihi), Институт политологии Цюрихского университета




 Доступно на 3 других языках  Языки 3

Блерта Салихи

Блерта Салихи (Blerta Salihi) изучает политологию в Университете Цюриха. (zvg)

Блерта Салихи (Blerta Salihi) изучает политологию в Университете Цюриха.

(zvg)

Как показывают последние исследования в европейских государствах натурализованные иностранцы участвуют в политических процессах значительно реже, нежели «исконные» граждане. В каждой отдельной стране существуют собственные тому причины. В Швейцарии же политическое равнодушие «новых» граждан особенно велико, даже на общеевропейском фоне. Основная причина — переусложненная процедура получения гражданства иностранцами.

В Швейцарии на выборы ходит только каждый второй житель, обладающий правом голоса. В соседних странах этот показатель находится на значительно более высоком уровне: там голосовать ходят в среднем четверо из пяти граждан. Однако если выделить из населения данной страны группу натурализованных иностранцев, то картинка поменяется весьма резко. Среди них, как показало проведенное в 2012 году исследование «European Social Survey», доля желающих принимать участие в политических процессах куда ниже среднего показателя по данной стране.

Клеймо «иностранец»

Почему так получается? Несмотря на полученный паспорт, натурализованные граждане с миграционной историей часто продолжают рассматриваться на своей новой родине в качестве «иностранцев». Это обстоятельство, разумеется, весьма затрудняет процесс их социальной интеграции. Именно поэтому мигранты, даже получившие паспорт, если и участвуют в политике, то только с оглядкой на политическую ситуацию на своей «старой» родине, мотивация же к встраиванию в общественно-политические процессы на своей новой родине у них выражена довольно слабо.

Другая причина: многие из натурализованных мигрантов прибывали в Европу в качестве гастарбайтеров, намереваясь, поработав и пожив здесь некоторое время, вернуться домой. В такой ситуации возможность участвовать в местной политике для них особого значения не имела. Кроме того, чтобы почувствовать вкус к политической деятельности, нужно для начала научиться разбираться в том, как работают порой очень сложно устроенные общественные, партийные и прочие механизмы данной страны. Дополнительной сложностью на этом пути может становиться языковой барьер.

Швейцарская пропасть

Швейцария отличается от других стран Европы тем, что здесь различия в электоральном поведении урожденных и натурализованных граждан особенно заметны. Между ними, можно сказать, существует настоящая пропасть. Среди граждан, приобретших право голоса по факту рождения в Швейцарии, вероятность того, что они примут участие в референдуме или пойдут на выборы, на 25% выше, чем в среде натурализованных граждан из числа бывших мигрантов.

Связано это, прежде всего, с фактически запретительной политикой властей в сфере натурализации иностранцев. Ни одна страна Европы не выстраивает перед иностранцами, обоснованно желающими получить права гражданства, столь большого количества препон и преград, как Швейцария. Поэтому-то на данный момент примерно 22% от общего числа лиц, постоянно и легально проживающих в Конфедерации, прав гражданства не имеют, а значит, они не имеют права голосовать, избирать и быть избранными. 

Слишком сложная процедура натурализации в Швейцарии является только одной причиной того, почему, даже получив все права гражданства, бывшие иностранцы не спешат на избирательные участки, предпочитая интересоваться политикой на своей исторической родине

Среди стран ОЭСР это один из самых высоких показателей. Напомним, что в Конфедерации в области натурализации иностранцев действует принцип «ius sanguinis» (лат. «право крови»), а процедуры получения паспорта могут сильно различаться от кантона к кантону, роднит же всех их в высшей степени ярко выраженная сложность и продолжительность (см. инфобоксы внизу).

Слишком сложная процедура натурализации в Швейцарии, а также клеймо «иностранца», которое остается висеть на человеке даже спустя годы после получения им паспорта, являются только двумя самыми очевидными причинами того, почему, даже получив все права гражданства, бывшие иностранцы не спешат на избирательные участки, предпочитая больше интересоваться политикой на своей исторической родине.

В странах, где действует принцип «jus soli» (лат. «право земли») мигранты, как правило, гораздо скорее проходят путь к более или менее полной социальной интеграции, не в последнюю очередь потому, что получить гражданство таких стран относительно нетрудно. Во Франции, например, достаточно прожить пять лет подряд, знать язык и культуру, а также иметь возможность доказать, что в прошлом ты не вступал в конфликт с законом.

Как показали результаты исследования, проведенного германским «Федеральным ведомством по делам миграции и беженцев» («Bundesamt für Migration und Flüchtlinge», «Forschungsbericht BAMF 2012») более или менее реальная возможность получения гражданства и относительно обозримые перспективы натурализации во много раз повышают политическую и общественную мотивированность мигрантов. Точно к такому же результату пришло и специальное исследование, проведенное недавно в Швейцарии при поддержке гранта, предоставленного венчурным «Швейцарским национальным научным фондом» («Schweizerischer Nationalfonds» — «SNF»).

И именно поэтому в Германии и Франции мигранты, получившие гражданство, гораздо лучше социально интегрированы и в гораздо большей степени заметны на политической сцене. В той же Франции электоральное поведение исконных граждан и граждан натурализованных особенно не различается. В Германии такие различия имеются, но их просто не сравнить с ситуацией в Швейцарии.

Разные страны — разная государственность

Германская и французская государственности базируются на кардинально разных концепциях. Франция считается классической политической нацией, в основе которой лежит приверженность граждан к единой государственно-образующей идее. Такие факторы, как культура, происхождение или язык играют в рамках такой концепции минимальную роль. Поэтому в таких странах мигранты гораздо быстрее интегрируются в общество, с учетом того, что путь до получения паспорта там не столь извилист и сложен, как в Швейцарии, а народ в целом в таких странах очень пестрый и разнообразный, скрепляет же его принадлежность к политическому сообществу французских граждан.

Германия придерживается иного принципа. Это типичная этнонация или «культурная нация», произрастающая, также, как, кстати и российская, из единства языка, культуры и в какой-то степени религии. Мигрантам, приехавшим на постоянное жительство в такие страны, куда сложнее пройти процесс социальной адаптации и интеграции. Отсюда совершенно понятно, почему электоральное поведение мигрантов и «местных» различается в Германии в весьма заметной степени.

Швейцария в этом смысле представляет собой некий третий вариант. С одной стороны, это типичная политическая нация, которая основывается на желании народа эту нацию образовывать — вне зависимости от существующих языковых, культурных и религиозных различий. Но при этом права гражданства предоставляются тут на основе принципа «ius sanguinis». Просто признавать основы конституционного порядка тут недостаточно, а приобщиться к нации, например, лингвистическим путем практически невозможно, с учетом отсутствия у швейцарского диалекта немецкого языка общепризнанной грамматики.

Отсюда ситуацию, в рамках которой «натурализованные» мигранты в гораздо меньшей степени заинтересованы активно участвовать в политической жизни своей новой родины, следует объяснять не столько их, как считают некоторые ученые, простым нежеланием ходить голосовать, или же уровнем образования, недостаточным, якобы, для формирования ими у себя внятной политической позиции. 

Куда более важными факторами являются (довольно противоречивые) сигналы, которые новая швейцарская родина посылает таким гражданам, и влияние, которое она на них оказывает. То есть речь идет о том, как и что конкретно Швейцария предлагает им в политической сфере, и о том, в какой степени (как видно — в недостаточной) она реально заинтересована в том, чтобы те на практике пользовались политическими правами, полученными ими вместе с национальным паспортом.

Принципы натурализации

Принцип «ius sanguinis» (лат. Jus sanguinis, «право крови») — юридический термин, закрепляющий право получения гражданства того или иного государства только лицам, имеющим расовые, языковые и этнокультурные черты титульной национальности. Исторически юс сангвинис получило распространение в мононациональных государствах Европы без значительных процессов смешения (метисации) различных групп населения, например, в Германии, а также в Швейцарии. Получение гражданства в этом случае, как правило, является очень длительным и сложным процессом.

Принцип «jus soli» (лат. Jus soli, «право земли») — юридический термин, закрепляющий право получения гражданства того или иного государства, практикующего юс соли, лицам, родившимся на территории этого государства, независимо от их расовой, национальной или языковой принадлежности. Исторически юс соли получил распространение в государствах со значительными процессами смешения различных групп населения, заселявшего ту или иную территорию (например, Франция с её романо-кельтско-германским населением) и иммигрантских странах (США, Канада и т. д.), где это право зачастую закрепляет конституция.

Источник: Википедия

Типы наций

Политические нации: решающую роль в данном случае играет общая воля к образованию единого общества и государства не на основе «крови и почвы», на с опорой на базис разделяемых всеми членами общества политических (как правило — либеральных) ценностей. Классическими политическими нациями являются США и Франция после Французской революции, а также Швейцария.

Культурная или этнонация: в рамках данной концепции этнос считается изначальным и неизменным объединением людей «по крови». Основой для формирования такой нации являются общие культура, язык и/или религия, которые играют своего рода роль судьбоносного предназначения для каждого члена данной нации. В Европе классическим примером такой нации являются Германия и Россия.


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×