Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Мнение


Российские муляжи «прямой демократии»



Автор: Федор Крашенинников, г. Екатеринбург




Федор Крашенинников

Проблема любой современной диктатуры — поиск оснований для своей легитимности. В 21 веке даже самым антидемократическим режимам так или иначе приходится апеллировать к народной поддержке. В России одним из способов манифестировать близость власти к народу без проведения демократических процедур стали социологические опросы.

Современное общество приучено доверять опросам или, во всяком случае, постоянно получать информацию об их результатах, подразумевая, что получает объективную информацию о самом себе. На этом и строится технология манипулирования: данные опросов можно воспринимать как объективные только тогда, когда общество получает равный доступ к разным точкам зрения, а в современной России общество целенаправленно и последовательно подвергается воздействию изощренной многослойной пропаганды, поэтому результаты опросов не просто предсказуемы, они де-факто запрограммированы ею.

Собственно, только этим и объясняются фантастические рейтинги Путина — если по всем СМИ его восхваляют 24 часа в сутки, то кого же еще опрашиваемые россияне должны называть как самого влиятельного и популярного? Постоянная трансляция обществу данных опросов создают замкнутый круг: снова и снова узнавая, что все вокруг поддерживают и одобряют политику Путина, опрашиваемые воспроизводят услышанное во время следующих опросов. Постоянно критикуя современную западную демократию, российская власть пытается представить себя как более совершенную и близкую к народу форму демократии.

Например, в статье «Опыт прямой демократии», опубликованной в газете «Известия» 2 января 2016 года близкий к Кремлю политолог Андрей Чадаев пишет: «Выборы, то есть ситуация, когда народ реализует своё конституционное право верховного суверена власти, проходят лишь раз в несколько лет — современная динамика жизни требует обсуждения и принятия важных решений гораздо чаще. Ранее организовать большую общегражданскую дискуссию по тому или иному актуальному вопросу было сложно технически — развитие средств цифровой коммуникации сняло этот барьер, открыв дорогу к практической реализации идей „прямой демократии“, до того считавшихся полуутопическими».

Федор Крашенинников

Родился 16 июля 1976 года, живет и работает в Екатеринбурге.

Общественный деятель, политолог, писатель, публицист и блогер.

Выпускник философского факультета Уральского государственного университета им. А.М. Горького.

Соавтор книги «Облачная демократия».

Президент Института развития и модернизации общественных связей (ИРМОС).

Казалось бы, все верно. Но как же представляет себе «прямую демократию» путинский пропагандист Чадаев? Где пролегает дорога к ней? Читаем статью дальше и находим разъяснение: «Путинская Россия — это система с постоянно усиливающимся контуром прямой демократии, где социологический инструментарий служит непрерывным, функционирующим в недельном такте средством прямой коммуникации власти со страной. И, кроме социологии, все время появляются дополнительные механизмы — начиная от института общественных палат и заканчивая феноменом ОНФ».

Цинизм этой формулы поистине потрясает. Вопреки обсуждаемым в мире моделям «прямой демократии», вопреки потрясающему и широко известному опыту Швейцарии, где политическая система более всего приближена к реализации принципов прямого народовластия, «прямой демократией» в России предлагается считать перманентные социологические опросы, заказываемые властью и проводимые лояльными ей структурами! Хуже того, инструментами «прямой демократии» объявляются еще и пресловутые «общественные палаты», формируемые исполнительной властью из подручных активистов на основании личной преданности и созданный Путиным «Народный фронт», которые вообще не имеет никакого понятного юридического статуса.

Возможно, Чадаев выражает только свое мнение и ничего больше, но поворот от использования опросов в пропаганде к подмене ими референдумов и плебисцитов произошел еще в марте 2014 года, в разгар событий вокруг Крыма. Тогда две влиятельные социологических службы, ВЦИОМ и ФОМ, провели совместный телефонный опрос жителей России относительно ситуации в Крыму. В исследовании приняли участие 48,59 тысячи респондентов из всех регионов страны. 91,4 процентов опрошенных, согласно этому опросу, поддержали присоединение Крыма к России.

Несмотря на то, что речь шла о принципиальном вопросе, никаких юридически значимых попыток зафиксировать позицию граждан России по крымской проблеме сделано не было. Это важно помнить всем тем, кто, вслед за путинской пропагандой, тиражирует миф об общей ответственности всех граждан России за этот позорный инцидент: решение об аннексии Крыма принимали Путин и его окружение, а за позицию всего населения России выдали социологический опрос, который заведомо не имеет никакого юридического значения.

Опрос о присоединении Крыма можно было бы считать разовой пропагандистской акцией и рассматривать его только в таком смысле, если бы не внезапное возвращение Путина к этой идее в самом конце 2015 года. Тогда возникла дилемма: или подписать с Украиной договор о снабжении Крыма электричеством, прописав в нем требуемое украинской стороной указание на юридическую принадлежность Крыма Украине, или отказаться от любых закупок электроэнергии в Украине, обрекая население Крыма на определенные проблемы с энергоснабжением в ближайшие несколько месяцев минимум.

Путин однозначно дал понять, что он против подписания договора на украинских условиях, но взять на себя ответственность за неизбежные бытовые трудности жителей злосчастного полуострова не захотел, предложив «узнать мнение людей». В самый разгар праздников, вечером 31 декабря и днем 1 января все тот же ВЦИОМ провел телефонный опрос жителей Крыма. Как сообщается, были опрошены 2 525 человек на всей территории полуострова и 500 человек в городе Севастополе. «6,18% поддержали контракт в украинской версии, 93,2 не поддерживают заключение контракта», — заявил гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров. Отвечая на второй вопрос, 94% жителей Крыма заявили, что готовы к временным трудностям, связанным с неподписанием контракта с Украиной, 5,4% — не готовы.

Нет смысла обсуждать, какие на самом деле настроения в Крыму и что бы было, если бы вдруг выяснилось, что жители Крыма не хотят терпеть постоянные перебои с электричеством. Важно другое: если во всероссийском крымском опросе 2014 года Путин зафиксировал всенародную поддержку присоединения Крыма, то с помощью новогоднего опроса он добился возложения ответственности за проблемы с электричеством на плечи тех, кого эти проблемы прежде всего коснутся. В условиях ухудшения экономического положения в России эта технология может оказаться весьма востребованной: любое непопулярное решение, так или иначе ухудшающее жизнь людей, можно проводить через очередной опрос общественного мнения, тем самым возлагая ответственность за принимаемые в кремлевских кабинетах решения на все население страны или, в крайнем случае, на социологов.

Демократия — это прежде всего тщательное соблюдение процедур. По сути, не так важно, о прямой демократии идет речь или о представительной. Любая демократия может считаться работающей только в том случае, если население имеет возможность не только поддержать какое-то решение, но и имеет рычаги для его отмены. Без обратной связи демократия превращается в профанацию, ширму для произвола. Поэтому постоянное проведение российской властью всевозможных социологических опросов и публикациях их данных вовсе не приближает общество к прямой демократии, а совсем наоборот — позволяет навязывать людям позицию власти, как поддерживаемую большинством, а потом еще и использовать опросы как замену юридически значимых процедур демократии.

Несмотря на то, что у нас, жителей России, с демократией все очень плохо, позволю себе последнее замечание: угрозу демократии, тем более в её прямой форме, несут не хакеры, не злонамеренные экстремисты и уж тем более не технологические новшества вроде e-voting. Главная угроза для любой демократии — это чиновники, которые получив власть демократическим путем стремятся удержать её в руках всеми возможными способами. Во всяком случае, если история постсоветской России чему-то учит, то только этому: ни Ельцин, ни Путин не захотели отдать полученную власть в положенный срок, а механизмов заставить их это сделать не нашлось — отсюда корень всех наших бед.

Мнение экспертов

Портал swissinfo.ch публикует статьи сторонних авторов, экспертов и специалистов.

Они делятся с нами своими уникальными знаниями и опытом, помогающими разнообразить информационную палитру, которую мы предоставляем в распоряжение наших читателей, и сделать дискуссии на те или иные актуальные для мира и Швейцарии темы более предметными и глубокими.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое не обязательно должно совпадать с мнением портала swissinfo.ch.

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×