Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Мониторинг


Швейцария и права человека





Совет по правам человека в Женеве (Keystone)

Совет по правам человека в Женеве

(Keystone)

Швейцария считается страной, ближе всего находящейся к идеалу настоящего демократического общественного устройства. И конечно, это устройство имеет свои особенности, которые иногда становятся объектом критики со стороны международных организаций. Насколько такая критика позволительна и оправдана?

Действующее в настоящее время в мире международное право опирается на Всеобщую декларацию прав человека, принятой на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) 10 декабря 1948 г. Почти везде в  мире признается тот факт, что такое международное право является огромным прогрессом для человечества.

Однако в Швейцарии есть политические силы, которые не разделяют эту точку зрения. Такова, например, консервативная Швейцарская народная партия (SVP), которая ставит под вопрос фундаментальное решение, закрепленное в Венской конвенции 1969 года, в соответствии с которым международное право имеет приоритет перед национальным правом стран и государств.

Международный день прав человека

В 1950 году ГА ООН призвала все страны, народы и все соответствующие международные организации праздновать 10 декабря Международный день прав человека.

Этот день является памятью о Всеобщей декларации прав человека, принятой на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) 10 декабря 1948 г.

В 2012 году в центре проблематики прав человека находились вопросы индивидуальных прав женщин, детей, меньшинств, инвалидов, аборигенов, бедных и вообще социально отверженных. Цель – дать им возможность сказать свое слово в рамках процессов принятия политических решений.

Именно такие фундаментальные права, как право на свободное выражение своего мнения, право мирно собираться на демонстрации, право принимать участие в национальной политике и находились последние два года в центре революционного феномена под названием «Арабская весна».

В других странах параллельно возникло движение «возмущенных» против экономического, политического и социального неравенства.

(Источник: ООН)

Можно очень быстро и очень много набрать примеров, которые бы иллюстрировали источники гнева «народников» в отношении «чужих судей» (намек на «Федеральную грамоту» – «Bundesbrief» – 1291 года, документ, стоящий в начале официальной швейцарской истории), стремящихся, де, подчинить себе вольнолюбивых гельветов.

В 2006 году, например, увидел свет доклад Специального докладчика ООН по вопросам расизма и ксенофобии сенегальца Дуду Дьена (Doudou Diène), в котором Швейцария подверглась ощутимой критике. В 2008 г. прошел инициированный Советом по правам человека ООН первый раунд Универсального периодического обзора ситуации с правами человека в Швейцарии. Наконец, в 2009 году народ Швейцарии на референдуме постановил запретить в стране строительство новых минаретов, но Европейский суд по правам человека осудил это решение.

«Все это совершенно ненужные телодвижения, с учетом того, что состав Совета ООН по правам человека вряд ли можно назвать органом, вызывающим безусловное доверие», - считает депутат Совета кантонов (малой палаты парламента Швейцарии) от партии «народников» Оскар Фрейзингер (Oskar Freysinger), имея в виду второй раунд Универсального периодического обзора ситуации с правами человека в Швейцарии, который имел место в ноябре 2012 года.

«Когда оказывается, что поучать Швейцарию намерены страны, которые сами имеют в сфере прав человека совершенно катастрофическую ситуацию, а особенно когда видишь, что учить нас правам человека собираются исламские государства, которые не соблюдают то, к чему они призывают других, то тогда понятно, почему у меня возникают большие сомнения в отношении результатов второго раунда обзора, и почему я не готов безоговорочно признать его результаты», - говорит этот швейцарский парламентарий, получивший в Европе известность своими антиисламскими высказываниями.

«Политические институты у нас в Швейцарии и были как раз созданы для того, чтобы играть роль фильтра на пути возможного государственного произвола», - продолжает он, - «Я другой такой страны не знаю, где права граждан были бы с юридической и политической точек зрения обеспечены в схожей форме и с похожей степенью надежности».

Универсальный периодический обзор (УПО) Швейцарии

Универсальный периодический обзор (Examen périodique universel - EPU) относится к важнейшим инструментам, находящимся в распоряжении заседающего в Женеве Совета ООН по правам человека.

В рамках этой введенной в 2006 году и организованной в формате 4-летних циклов мониторинговой процедуры Совет имеет возможность инициировать проверку ситуации с правами человека в каждом из государств - членов ООН руками других членов этой организации (Peer-Review).

В Швейцарии первый раунд УПО состоялся в мае 2008 года, второй – 29 октября 2012 г. В рамках второго раунда Берн получил 140 рекомендаций и замечаний из 80-ти стран мира.

31 октября 2012 г., когда промежуточный доклад с итогами второго раунда был принят на Совете, Швейцария признала справедливыми 50 замечаний, отвергнув 4. Своего мнения по оставшимся 86-ти рекомендациям она не высказала.

До февраля 2013 г. у Швейцарии есть время разработать свою позицию по всем направленным в ее адрес рекомендациям. В рамках этой процедуры МИД Швейцарии (EDA) и швейцарский Минюст (EJPD) соберут мнения кантонов и всех заинтересованных граждан.

(Источник: EDA)

Прямая демократия важнее международного права?

Вальтер Кэлин (Walter Kälin), швейцарский эксперт в области международного права, принимал активное участие во всех вышеупомянутых «телодвижениях» по заказу Совета ООН по правам человека, и он не видит никакого противоречия между швейцарским правом и международной системой защиты и продвижения прав человека.

«Меня больше беспокоит тот факт, что что во многих кругах в Швейцарии одно только упоминание прав человека вызывает негативную реакцию, что права человека воспринимаются там как некая помеха, как что-то, что нам совершенно чуждо», - говорит В. Кэлин.

«Если, например, сравнить старую конституцию Швейцарии 1874-го года с ныне действующим каталогом прав человека, то можно увидеть, в частности, что многие права и гарантии, закрепленные в тогдашней конституции, стали теперь универсальным стандартом в сфере прав человека, и что они абсолютно совместимы с нашими демократическими традициями, базирующимися на фундаментальных правах личности и гражданина».

В самом деле, в международном сравнении ситуация с правами человека в Швейцарии вполне положительна. Об этом и заявил министр иностранных дел Швейцарии Дидье Буркхальтер (Didier Burkhalter) по итогам второго раунда Универсального периодического обзора. В. Кэлин разделяет эту оценку. Однако он хотел бы указать и на кое-какие проблемные области.

«Пятна есть и на солнце, и даже в Швейцарии есть проблемы, будь то торговля людьми, - эта новая форма современного рабства, - будь то домашнее насилие, неравенство профессиональных шансов мужчин и женщин, и даже расизм. С другой стороны, эти проблемы характерны и для наших западноевропейских соседей.

Другими словами, прямая демократия, которая действует в Швейцарии (а она позволяет гражданам при помощи таких инструментов, как референдум и законодательная инициатива участвовать в формировании политического курса государства и общества) не обязательно прямиком ведет к более позитивной ситуации с соблюдением прав человека по сравнению с другими развитыми демократическими странами Европы, пусть даже в Швейцарии политическая система позволяет общественности претворять в жизнь политические идеи быстрее и, скажем так, откровеннее, чем в демократических странах по соседству».

Это можно было и в самом деле отчетливо наблюдать на примере случая с запретом строительства минаретов. Целый ряд опросов, проведенный в странах Европы показал, что граждане там думают так же, как и швейцарские избиратели. Но вот швейцарских инструментов реализации своей воли у них не было.

Народные права или популизм?

В. Кэлин, равно как и заметная часть швейцарского политического класса и гражданского общества, не считает, что прямая демократия фундаментально противоречит идее прав человека.

«Швейцарская правоприменительная практика – например, в форме решений Федерального суда в Лозанне – всегда стоит на защите прав человека, в том числе и в отдельных важных случаях. Например, швейцарское законодательство делает сейчас определенные шаги вперед, что касается проблематики сексуальной ориентации.

Но вот что вызывает у меня серьезные сомнения, так это принимаемые время от времени народом и кантонами инициативы, по результатам реализации которых федеральная Конституция страны получает поправки и обновления, находящиеся в конфликте с международными обязанностями Швейцарии».

В качестве примера он приводит всю ту же «минаретную инициативу», а также другие аналогичные импульсы из глубин общества, например, инициативу о пожизненном заключении не поддающихся терапии сексуальных преступников, или принятую народом инициативу о немедленной высылке из страны иностранцев, совершивших тяжкие уголовные преступления или злоупотребивших швейцарскими системами социального страхования (Ausschaffungsinitiative).

В ответ на такого рода аргументацию SVP всегда отвечает в том смысле, что в Швейцарии, мол, последнее слово имеет только народ – и баста! О. Фрейзингер убежден, например, в том, что швейцарская политическая система достаточно сильна и разумна для того, чтобы уберечь страну от сползания в опасные крайности.

«Мы – единственная страна на свете с политической системой, в которой власть реально исходит от народа-суверена, то есть мы имеем то, что принято называть партиципативной демократией. И никто и никогда, например, не поддержит в Швейцарии инициативу, целью которой было бы возвращение смертной казни».

Справедливости ради напомним, что такая инициатива была-таки выдвинута в Швейцарии в 2010 году. Ее авторы, впрочем, быстро отказались от борьбы за эту идею, указывая, что целью их акции было всего лишь желание указать на недостатки швейцарской правовой системы.


Перевод с немецкого - Игорь Петров. Дата первой публикации - 10 декабря 2012 г., swissinfo.ch



Гиперссылки

×