Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Народ и партии


Легко ли быть молодым политиком в Швейцарии?



Автор: Кристиан Раафлауб (Christian Raaflaub)




Молодежь в Швейцарии все активнее вмешивается в политику. Она выступает за социально справедливые зарплаты топ-менеджеров, против повышения цен на книги, стремится играть не последнюю роль в пенсионной реформе. Однако каков ее вклад в развитие политической культуры страны и какова роль молодежных парторганизаций в рамках швейцарской партийной системы?

Они могли всё сделать намного проще, а именно, вступить в уже созданную и успешную партию, заплатить годовой партийный взнос — и ты, считай, уже в её рядах и можешь вскоре формировать ее курс и программу. Но Лукас Рейман (Lukas Reimann) и Седрик Вермут (Cédric Wermuth) хотели большего. Им было важно самим влиять на процессы, прямо сейчас, а не завтра.

«Мне чего-то все время не хватало», — говорит Л. Рейман, родившийся в 1982 году. А потом он понял, чего именно, ведь в свои 15 лет он на заседаниях местной ячейки Швейцарской народной партии (SVP) всегда был окружен людьми, которые были «по меньшей мере лет на 50 старше». Поэтому-то вместе с несколькими одноклассниками он вскоре создал в кантоне Санкт-Галлен «Молодежную Швейцарскую народную партию» («Junge SVP» — «JSVP»), «проскользнув таким образом в настоящую политику».

«И вот ты вдруг уже автоматически включен в состав кантонального руководства „взрослой“ партии, во всем участвуешь, сам организуешь и проводишь акции», — рассказывает он. С 2000 по 2008 год Рейман был председателем «JSVP» в кантоне Санкт-Галлен. В 2007 году он был избран в Совет кантонов, малую, сенаторскую, палату федерального парламента, и так стал самым молодым парламентарием в истории страны.

Седрик Вермут, 1986-го года рождения, говорит, что ему «всегда не нравилась мысль о том, что определять, как будет выглядеть завтра моя страна, в которой и я собираюсь жить, будет кто-то другой, а не я». Именно так он обосновывает свое желание стать политиком в столь же молодом возрасте, как и Лукас Рейман. А потом, примерно в 1999 году, он совершенно случайно, листая в доме у родителей пакет документов и избирательных бюллетеней, обычно получаемый гражданами страны от властей накануне референдумов и выборов, наткнулся на агитационную листовку некой молодежной партии.

«На тот момент я еще не знал, что существуют молодежные партии», — говорит С. Вермут. В итоге ему удалось завязать контакты с организацией швейцарских «молодых социалистов» («Jungsozialisten» — «JUSO»), то есть с молодежным крылом социал-демократической партии Швейцарии (SP). В 2008-2011 годах он был председателем «JUSO» Швейцарии, а на парламентских выборах 2011 года он был избран депутатом в Национальный совет, большую палату федерального парламента.

Важная роль

Ни в одной другой стране мира молодежные партии не играют такой важной роли, как в Швейцарии. В последнее время некоторым из них удалось довольно ярко проявить себя, участвуя, например, в процессе запуска целого ряда народных законодательных инициатив, которые потом выносились на общенациональные референдумы.

Так, например, «молодые либералы» добились референдума против перспективы введения в стране единого формата формирования цен на книжную продукцию (инициатива была принята электоратом, и цены на книги, как и раньше, формируются в стране везде по-разному). А вот молодые левые из «JUSO» активно участвовали в продвижении так называемой «Инициативы 1:12», которая требовала, чтобы в каждой компании шеф зарабатывал максимум в 12 раз больше уборщицы (была отклонена народом). Сейчас молодежные организации бюргерских партий активно пытаются влиять на ход дискуссии о пенсионной реформе.

«В Швейцарии федеральное правительство не подвергается смене после малейшего кризиса», — говорит известный швейцарский политолог Михаэль Херманн (Michael Hermann), отвечая на вопрос о том, почему молодежные партии играют такую активную роль в швейцарской политике. «В классических системах, функционирующих на основе связки правительство-оппозиция, как, например, в Германии, партии играют решающую роль в определении кандидатуры премьер-министра или его заместителя. Поэтому политический курс вырабатывается именно там».

В Швейцарии же правительство формируется на основе принципа «конкорданса», то есть в федеральном кабинете министров должны быть представлены все потенциально оппозиционные силы. Партийный состав правительства может не меняться десятилетиями. Поэтому «взрослые» партии представляют собой довольно застывшую структуру, что в какой-то степени компенсируется развитой «плоской иерархией, обеспечивающей наличие большего пространства для маневра».

Молодежные партийные организации «пользуются этим обстоятельством, имея преимущества, которые проистекают из их „свежести“ и из отсутствия слишком большой степени вовлеченности в дела взрослых партий». Зачастую именно молодежные организации выступают в качестве поля для разного рода политических экспериментов, поэтому-то именно им и поручается обкатка новых, неортодоксальных идей, именно они порой выступают застрельщиками важных политических дискуссий», — говорит М. Херманн.

Уникальным для Европы обстоятельством выступают в данном контексте швейцарские инструменты прямой демократии. Они позволяют даже самой, казалось бы, малочисленной группе активистов без всякого «административного ресурса», запускать законодательные инициативы и организовывать национальные референдумы. Причем важно подчеркнуть, что молодежные партийные организации могут действовать даже наперекор своим же родным «взрослым» партиям.

Молодежные партии Швейцарии

В молодежном отделении SVP насчитывается около 6 тыс. человек в возрасте от 14 до 35 лет. Членами молодежного отделения партии социал-демократов являются порядка 3 300 человек. Молодые социалисты, правда, не становятся автоматически членами «взрослой» партии. Возрастное ограничение так же находится тут на уровне 35-ти лет.

Молодых либералов («JF») в Швейцарии примерно 3 тыс. человек. Возрастное ограничение так же установлено на уровне в 35 лет. Молодежное отделение партии демохристиан (CVP) насчитывает около 2 тыс. членов. При достижении 35-летнего возраста молодой демохристианин автоматически становится членом «взрослой» партии.

В молодежное отделение партии швейцарских «Зеленых» входит 1 515 членов. Возрастных ограничений не имеется, однако переход из молодежной партии во «взрослую» возможен только по достижении 30-летнего возраста.

Впрочем, и на этом демократическом солнце есть свои пятна. По мнению М. Херманна, «молодежная партия способна при определенных обстоятельствах стать серьезной помехой. Её трудно, если вообще возможно, контролировать, она как бы живет своей отдельной жизнью, которую можно в наши дни очень эффективно продвигать и рекламировать при помощи новейших тенденций в СМИ (социальные сети и так далее), чем молодые политики активно пользуются».

Филипп Мюллер (Philipp Müller), председатель партии швейцарских либералов (Freisinnig-Demokratische Partei — FDP.Die Liberalen), старейшей партии страны, игравшей при образовании современной Швейцарии в 1848 году в прямом смысле руководящую и направляющую роль, убежден, что без молодежных партий швейцарская политическая система была бы куда менее жизнеспособна. «Все дело в том, что они охватывают сегмент избирателей, который очень важен, но который нам, „взрослым“ либералам, практически недоступен», — подчеркивает он. «Да и вообще, всегда хорошо иметь кого-то, кто способен нам иногда подсказать что-то дельное и поделиться свежим взглядом на проблему».

Взлет в 21-ом веке

А ведь еще в 1990-е годы молодежные партии в Швейцарии не играли ровным счетом никакой роли. «В период после распада Советского Союза и падения Берлинской стены вряд ли вообще казалось возможным, что однажды они будет оказывать серьезное влияние на ход политических процессов в стране», — продолжает М. Херманн. «Всем казалось, что наступил конец истории. Считалось, что борьба четко обрисованных социальных проектов или идеологий навсегда ушла в прошлое, а это резко снизило привлекательность как политики вообще, так и молодежных партий в частности».

Однако в нулевых годах, когда крах социализма окончательно стал частью истории, а мир был охвачен экономическим и финансовым кризисом, произошло своего рода возвращение политики. И тут-то молодое поколение усмотрело свой шанс, начав активно влиять на ход политических дебатов и на формирование политической повестки дня в стране». Молодежные партии, таким образом, сумели первыми «уловить дух времени».

Больше свободы

С. Вермут и Л. Рейман очень довольны возможностями, имеющимися у них в рамках их молодежных парторганизаций. «Безусловно, у нас другое, особенное понимание сути политической деятельности. Оно более свободное, менее структурированное, в чем-то даже дерзкое и радикальное. Так происходит потому, что мы, молодежь, еще не поставлены в жесткие политические и административные рамки, на нас не давит груз устоявшейся идеологии», — говорит С. Вермут.

Лукас Рейман также высоко оценивает степень политической ангажированности его соратников по молодежной партии. «Я вижу молодых людей, у которых все еще впереди и которые со страстью работают на благо своей страны. Они хотят добиться процветания Швейцарии, им не приходит в голову использовать партийный билет для личного обогащения». С. Вермут и Л. Рейман принадлежат как раз к такому типу политиков. Им удалось совершить прыжок из своей молодежной ниши на национальный уровень и сейчас они представляют свои партии в федеральном парламенте. Оба они убеждены, что ускорила их карьеру именно работа в молодежных партийных организациях.

В самом деле, несмотря на то, что имя Лукаса Реймана занимало в свое время самую последнюю строчку в партийном списке, он, уже находясь на посту председателя молодежного отделения SVP, был в возрасте всего лишь 21-го года избран в Кантональный совет (правительство) кантона Санкт-Галлен. «Благодаря моей работе в рамках молодежного отделения партии меня уже все хорошо знали. И это, безусловно, очень мне помогло», — признает он.

Политологи и молодежные партии

Комплексных исследований на тему молодежных партий в Швейцарии нет. Политологам данная тема не представляется интересной.

Политолог Михаэль Херманн считает, что в Швейцарии «нет культуры вести научные дискуссии на тему молодежных партий».

Причина в том, что политологи должны, для успеха собственной карьеры, публиковать материалы, интересные для глобальной аудитории, а эта сугубо швейцарская тематика ей не особенно интересна.

Что касается Седрика Вермута, то он пришел в «JUSO» не из карьерных соображений, что особенно подчеркивает. «Но не буду отрицать, что в моем случае это обстоятельство, конечно, стало неким трамплином. Я не только установил контакт со „взрослой“ партией, но и завоевал в ее рядах определенный авторитет, так что в политических кругах меня стали воспринимать уже вполне серьезно».

Поиск талантов

По словам М. Херманна, отнюдь не всем молодым политикам удается совершить такой рывок. «Есть много таких, кто активно работал в молодежной партии, но затем просто исчез из сферы политики». Многие терпят поражение именно на переходе от молодежной партии к «взрослой», «потому что для удачи на этом этапе требуются особые навыки и таланты». М. Херманн указывает и на еще одно важное обстоятельство: очень часто молодежные партии являются настоящей кузницей кадров.

С. Вермут и Л. Рейман согласны с этим, подчеркивая, что поиск и рекрутирование молодых талантливых политиков очень важны для любой партии. По словам Филиппа Мюллера, молодежное крыло швейцарских либералов «на две трети является местом, где начинаются политические карьеры, а на одну треть — инкубатором, в котором возникают новые идеи, темы, формируются убеждения, что вносит неоценимый вклад в устойчивое, ориентированное на будущее, развитие партии в целом».

Равнодушная молодежь?

Что касается вопроса политического равнодушия молодежи, которое особенно четко проявилось в ходе референдума 9 февраля 2014 года, то тут С. Вермут и Л. Рейман придерживаются разных позиций. Л. Рейман говорит, что он активно общался в преддверии референдума с молодыми людьми и что он убедился – политикой они все-таки интересуются, правда, с акцентом не на политические механизмы партийной жизни, это слишком для них скучно, но на конкретные темы и проблемные процессы. С. Вермут считает, что политика в наше время вообще больше не рассматривается в качестве «важной социальной силы». Доказательство этому мы «увидели особенно четко в период мирового финансового кризиса».

М. Херманн уточняет, что молодежные партии и движения в принципе не являются сейчас отражением всей швейцарской молодежи как общественного слоя. Довольно большая доля молодых людей не видит смысла заниматься политикой, ведь у них и так всё хорошо, кроме того, они не «очень доверяют системе. Отказ идти голосовать часто интерпретируется как выражение недовольства, но ведь все может быть и наоборот — когда молодежь знает, что страна находится в хороших руках, идет верной дорогой, то тогда она склонна читать, что пока в политику можно и не вмешиваться», — резюмирует политолог.


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне., swissinfo.ch

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×