Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Они и мы


«Понаехали тут» или вечный спор швейцарцев между собой



Автор: Изобель Лейбольд-Джонсон (Isobel Leybold-Johnson)




 Доступно на 3 других языках  Языки 3
Сторонники инициативы «Экопоп» утверждают, что в Швейцарии стало слишком тесно. (Keystone)

Сторонники инициативы «Экопоп» утверждают, что в Швейцарии стало слишком тесно.

(Keystone)

В Швейцарии всегда с подозрением относились к чужакам. В эту категорию могли попасть даже сами швейцарцы, всего лишь проживающие в другом кантоне или иной общине. Когда в 1848 году, после образования современной Швейцарии, была введена полная свобода перемещения и поселения, страх относительно возможного «засилья чужаков» («Überfremdung») был перенесен на иностранцев, причем своей кульминации он достиг в 1960-1970-е годы. В начале 21-го века тема миграции вновь приобрела в Швейцарии особую актуальность, о чем мы поговорили с историком из Фрибура Дамиром Скендеровичем.

Напомним, что в начале 2014 года швейцарцы на общенациональном референдуме одобрили запущенную консервативной Швейцарской народной партией (ШНП / Schweizerische Volkspartei / SVP) законодательную инициативу, предписывающую ввести строгие нормы, регулирующие приток трудовых кадров и мигрантов из стран ЕС.

И вот теперь на последнем в этом году федеральном плебисците на повестке дня вновь стоит миграционный вопрос. Речь идет о так называемой законодательной инициативе «Экопоп», о которой мы уже подробно писали. За этой инициативой стоят консервативные экологи и защитники окружающей среды, которые при этом резко отвергают любые обвинения в расизме и ненависти к иностранцам. По их словам, целью данной инициативы является лишь обеспечение условий для устойчивого развития Швейцарии и для сохранения ее нынешнего уровня благосостояния.

Но для этого надо сбалансировать, считают они, такие факторы, как приток мигрантов, пропускную способность транспортной инфраструктуры, количество свободной жилой площади и темпы ввода в строй нового жилья. Кроме того, указывают они, необходимо более решительно улучшать качество жизни в странах, выступающих основными «поставщиками» мигрантов в Европу.

Дамир Скендерович (Damir Skenderovic), профессор кафедры новой и новейшей истории Университета г. Фрибур, рассказал в интервью порталу swissinfo.ch об истории миграционного вопроса в Швейцарии, о национальной идентичности и о том, что такие инициативы, как «Экопоп», вольно или невольно, но превращают иностранцев в «козлов отпущения».

«Уплотнительный стресс» («Dichtestress»)

Явление «швейцарского политического новояза», комплексное понятие, которое возникает в результате сочетания субъективно воспринимаемого ощущения тесноты, — появившегося, например, после поездки в переполненном утреннем поезде, — с психологическим дискомфортом, накапливающимся по причине такого рода ощущений.

swissinfo.ch: Многие с беспокойством указывают на вновь развернувшиеся в Швейцарии дискуссии относительно миграции. Но ведь сегодня такое понятие, как, например, «засилье иностранцев» («Überfremdung»), распространено все-таки не так широко, как это было в 1960-е или 1970-е годы. Так что, может быть, и беспокоится не о чем?

Дамир Скендерович (Damir Skenderovic): Может быть, но следует понимать, что в Швейцарии данная дискуссия никогда и не прекращалась по-настоящему. Ведь помотрите, что происходит! Понятие «засилье иностранцев» указывает на присутствие некоего угрожающего сценария, какой-то опасности, а потому, якобы, следует немедленно предпринять меры с целью защититься от нее. И всё это никогда не исчезало из общественного дискурса в стране. 

Слово «засилье» внушает нам ощущение чрезмерности, вредной избыточности, которая может иметь как качественное, так и количественное измерение, и это несмотря на то, что никто не может сказать, сколько точно волос должно упасть с головы, чтобы считаться лысым, с какого момента «много» превращается в «слишком много».

Ну и потом, если взять само слово «иностранцы», негативно окрашенное, несущее в себе угрозу со стороны неких «чужих», которые, де, не являются частью данного социума и не вписываются в общую картину нашего мира... Такой подход отражает один из самых распространенных социальных архетипов, в соответствии с которым если нам и грозит опасность, то только «извне», из окружающего нас враждебного мира. Швейцария тут не исключение.

swissinfo.ch: То есть за всеми этими дебатами скрывается элементарный страх?

Д.С.: Да, можно сказать и так. Политика страха направлена на разжигание ощущения тревоги и мотивирует занять некую оборонительную позицию. Эта политика всегда оперирует страхами и иллюзиями, а не фактами и аргументами. В Швейцарии с начала 1990-х гг. она в значительной степени влияла на формирование политического дискурса в таких областях, как миграция и политика по отношению к иностранцам.

swissinfo.ch: Каков механизм, с помощью которого инициатива «Экопоп» вновь сумела вывести на передний план, казалось бы, давно забытое понятие «засилье чужаков»?

Д.С.: Во-первых, она требует сокращения объемов иммиграции, исходя из существования двух типов людей: «иностранцев» и, скажем так, «местных», швейцарцев и не-швейцарцев, тех, кто имеет право тут жить, и тех, кто такого права не имеет, или тех, кто должен страну покинуть. Параллельно все это увязывается с вопросами экологии, охраны природы и обеспечения устойчивого развития. Инициатива пытается оперировать фактором так называемого «уплотнительного стресса», но те, кому довелось пожить в Нью-Йорке, Москве или в Японии, при всём желании просто не понимают, о чем тут идет речь.

Как бы там ни было, инициатива «Экопоп» очевидным образом «мажет» мимо цели просто потому, что экология и охрана природы являются факторами глобального порядка, государственные границы тут бессильны. А этот законопроект опирается на понятие «национального государства», которое в области экологии не имеет никакого смысла. Более того, даже вопросы промышленного роста, если рассматривать их с точки зрения экономических и демографических проблем, тоже приобретают международный характер, а потому и ответы на них следует искать не в рамках одной страны, но на мировом уровне.

Наконец, инициатива затрагивает такие проблемные сферы, как транспортные сложности, дороговизна жилья, разрушение естественной природной среды обитания. Авторы инициативы, так или иначе, но возлагают вину за все за это на иммиграцию и иностранцев, а что это, как ни классический поиск «козлов отпущения»?

swissinfo.ch: Есть ли в этой инициативе элементы ксенофобии?

Д.С.: Дебаты, касающиеся проблем перенаселённости — то есть вопроса, какова оптимальная величина населения данной страны и не ведет ли слишком большое население к серьезным экологическим проблемам — имеют в Швейцарии довольно долгую традицию, кульминационные моменты которой пришлись на 1960-1970-е гг.

Можно согласиться с тем, что определенная связь с национализмом и национально-государственническими представлениями и убеждениями тут имеется, с учетом того, что проблема перенаселенности воспринимается здесь, прежде всего, в пределах национальных границ.

В рамках этой традиции — к возникновению и укреплению которой приложили руки и некоторые экономисты и демографы, которые потом сами же и использовали ее в качестве подтверждения правильности своих выкладок и доказательств — вопрос перенаселённости всегда тесно связан с иммиграцией, так что на деле происходит если и не подмена, то уж точно смешение двух разных понятий, а именно, «перенаселённости» и «засилья иностранцев».

swissinfo.ch: Но Швейцария наших дней качественно отличается от Швейцарии 1970-х годов. У страны нет особых проблем, ни политических, ни экономических, и все равно дискуссия о «засилье чужестранцев» переживает сейчас второе рождение. Почему?

Д.С.: В социологии есть несколько возможных вариантов ответа на вопрос о том, почему очень часто политики, принимая решения, руководствуются страхами, и почему нередко они поддерживают партии, которые преднамеренно разжигают иррациональные опасения перед всякого рода «вызовами» и «угрозами».

Вот один только вариант такого ответа. Сегодня люди уверены в том, что у них всё хорошо, но они боятся, что в будущем ситуация может повернуться в худшую сторону. На жаргоне социологов это называется «шовинистическое благополучие» («Wohlfahrts-Chauvinismus»).

Здесь мы имеем дело с позицией, которая исходит из того, что раз нам так хорошо, то именно поэтому мы и должны защищать основы этого благополучия, включая социальное государство, от вредных внешних воздействий, с тем, чтобы иметь возможность гарантировать себе свое уникальное благосостояние и в будущем. Тем самым молчаливо предполагается, что у граждан Швейцарии есть какие-то особые права на обеспеченную жизнь.

И если мы посмотрим на историю, что увидим, что так называемый «средний класс» — даже в ситуации, когда у него всё в порядке с работой, жизнью, доходами, образованием и так далее — почти всегда, на каждом этапе истории, боится потерять все эти гарантии и завоевания, боится остаться ни с чем. И именно поэтому «средний класс» и склонен при определенных обстоятельствах поддерживать партии, делающие ставку на «статус-кво» и на способность и обязанность государства защищать своих граждан, в том числе и в социальном смысле. 

«Засилье иностранцев» - к истории понятия

1900 г. Это понятие возникает впервые в Швейцарии в начале 20-го века в небольшом сборнике научных статей на тему положения Швейцарии как нации.

Период Первой мировой войны (1914-1918 гг.): миграционные дебаты впервые охватывают широкие слои общества, при этом господствует мнение, что Швейцария вполне в состоянии справиться с потоком мигрантов и поставить его под жесткий контроль.

После 1918 г. Миграционные дебаты обостряются, хотя число мигрантов и иностранцев в стране в то время даже сокращается. «Засилье иностранцев» («Überfremdung») становится официальным понятием в рамках социального дискурса и законодательства того времени. При этом, как это всегда бывает, никто не мог толком дать ответ на вопрос, что скрывается за этим понятием, после какого рубежа собственно начинается это «засилье»? Какие показатели сигнализируют, что «присутствие иностранцев» становится «чрезмерным». Одновременно в некоторых общественных кругах понятие «Überfremdung» приобретает и антисемитскую окраску.

После Второй мировой войны (1945 г.). В Швейцарию все более активно, прежде всего из стран юга Европы, начинают приезжать так называемые «иностранные рабочие» или «гастарбайтеры». Дебаты на предмет их «засилья» начинают концентрироваться вокруг, прежде всего, экономических вопросов. Ведутся дискуссии о том, насколько важна зарубежная рабочая сила для экономики Швейцарии. В 1961 году в Швейцарии была основана небольшая радикальная партия «Национальное действие» («Nationale Aktion»). Сегодня эта партия носит название «Швейцарские демократы» («Schweizer Demokraten»).

1967 г. Ведущую роль в рамках миграционных дебатов начинает играть консервативный политик Джеймс Шварценбах (James Schwarzenbach), который даже избирается затем в федеральный парламент. Именно с его помощью партия «Национальное действие» получает возможность выйти на федеральную политическую сцену. Тем самым Швейцария становится первой страной Европы, в которой партия откровенно право-консервативного, популистского толка, приобретает значение важного политического игрока.

В 1970 году запущенная Дж. Шварценбахом так называемая «Законодательная инициатива против засилья иностранцев» («Überfremdungsinitiative») терпит поражение на референдуме, за нее было отдано однако довольное солидное количество голосов (46%). Это был один из самых сложных и противоречивых моментов в истории Швейцарии 20-го века. Затем последовали новые инициативы подобного рода, которые, однако, включая знаменитую законодательную инициативу «Против засилья иностранцев и перенаселённости» («Überfremdung und Überbevölkerung»), проваливались на референдумах.

1990-е гг. Лидерство в миграционных дебатах переходит к консервативной Швейцарской народной партии (Schweizerische Volkspartei — SVP/UDC) во главе с политиком и предпринимателем Кристофом Блохером. Понятие «Überfremdung» вновь возвращается в политический обиход. На сегодняшний день, именно благодаря, в первую очередь, миграционному вопросу, ШНП продолжает удерживать позиции сильнейшей партии страны (26,6% голосов на выборах 2011 года).

Источник: Дамир Скендерович / Damir Skenderovic.


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

×