Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Создавая демократию


Опыт Туниса: прямая демократия как безусловная ценность!



Автор: Бруно Кауфманн (Bruno Kaufmann)




Бруно Кауфман

После так называемой «жасминовой революции» прошло четыре года. Тунис уже имеет современную Конституцию, свободно избранный парламент, президента, а недавно страна получила новое коалиционное правительство. Жестокий террористический акт в Национальном Музее страны стал ударом по самому фундаменту тунисской демократии. И тем не менее, Тунис не намерен опускать руки. Следующим шагом к построению «первой современной демократии арабского мира» станет децентрализация страны с опорой на структуры прямой демократии и потенциал гражданской активности.

Это произошло 18 марта 2015 года. Вооруженные террористы атаковали Национальный Музей Бардо, находящийся рядом с парламентом в столице Туниса, и захватили заложников. В итоге погибли 23 человека, среди которых 18 иностранных туристов, три гражданина Туниса и двое террористов. В тот же день Национальный парламент Туниса начал разрабатывать новое, более совершенное антитеррористическое законодательство. Все представленные в парламенте партии согласились с тем, что переходу к системе современной демократии альтернативы нет и быть не может. Несмотря на атаку террористов в конце марта шансы на успешный «демократический транзит» Туниса остаются весьма высокими.

Один из первых и самых важных шагов в этом направлении был сделан еще в феврале этого года: по итогам прошедшего 5-го февраля 2015 года голосования 166 депутатов из 217 высказались за утверждение состава нового коалиционного правительства, что стало небывалым событием для арабского мира. Напомним, что это была уже третья попытка нового премьер-министра страны Хабиба Эссида найти выход из правительственного кризиса, ведь без стабильного руководства страна не могла бы двигаться вперед и развиваться дальше.

Несколько недель назад я имел возможность наблюдать, как в этой стране с населением всего-то в 11 миллионов человек самые разные группы, фракции и политические движения отмечали четвертую годовщину «жасминовой революции». Я находился тогда на центральной улице тунисской столицы, проспекте Хабиба Бургибы, названном так в честь первого президента Туниса. Я видел, как тысячи людей мирно шли по проспекту, превратившемуся в одну большую пешеходную зону, в колоннах, группах, и даже совершенно самостоятельно, и каждого были свои лозунги и призывы.

Кто-то протестовал против полицейского насилия, имевшего место во время революции, кто-то призывал к толерантности по отношению к сексуальным меньшинствам, кто-то был из Комитета солидарности с Палестиной, кто-то представлял профсоюзы... Я видел левых и правых, исламистов и салафитов. И я смотрел на эту демонстрацию, пеструю, шумную, пыльную, но исполненную такой огромной надеждой на лучшее будущее, и видел народ страны, которая еще недавно считалась одной из самых коррумпированных в мире. И теперь этот народ вышел на улицу с целью сказать свое слово!

Сплоченное общество

То, чего тунисцы смогли добиться за четыре года, прошедшие с момента падения диктатуры Бен Али, можно расценивать в качестве очень многообещающего начала процесса построения в Тунисе современной партиципаторной демократии. Напомним, что партиципаторная демократия (от «participate» — принимать участие) исходит из необходимости обеспечивать непосредственное участие самых широких слоев населения в политических процессах, в подготовке, принятии и осуществлении решений, а также в процессе контроля их выполнения.

Конечно, революции не всегда выполняют свои обещания! Чем же в этом плане отличается Тунис? Ответ прост и сложен одновременно — залогом успешной реализации целей «жасминовой революции» стало сплоченное гражданское общество страны, основу которого составляют такие организации, как «Федерация профсоюзов Туниса» («Union Générale Tunisienne du Travail» — «UGTT»), «Лига в защиту прав человека» («Human Rights League»), многочисленные женские лоббистские группы, и т.д.

В Тунисе тоже происходила жесткая борьба за власть, здесь тоже имели место безобразные акты насилия, но ответ туниссцев на все эти события был совершенно другим. Когда дело дошло до определения новых правил игры в стране, тунисское общество смогло встать на путь поиска компромиссов, закрепив затем соответствующие политические механизмы в одной из самых современных и «продвинутых» конституций в мире.

Текст Основного закона страны был утвержден большинством в 93% на Конституционной ассамблее более года назад, 26-го января 2014 г. Депутаты Ассамблеи были избраны напрямую тунисским народом тремя годами ранее. Понятно, что многие туниссцы, а особенно молодежь, которая ждала решительных перемен, были разочарованы довольно умеренными политическими достижениями, которые стали возможны на почве взаимного компромисса.

Поэтому одни предпочли потом эмигрировать в соседнюю Европу, а другие, особенно представители сельских регионов, влились в ряды террористической группировки «Исламское государство». Многие из них уже, правда, вернулись обратно, став реальной угрозой для нового демократического уклада — мартовский теракт стал печальным подтверждением реальности такой угрозы. 

Конституционный императив

Впрочем, для сегодняшнего Туниса политическое насилие является вовсе не единственной головной болью. Куда острее в стране стоят сейчас проблемы экономики, серьезно пострадавшей в результате политических потрясений последних лет. Не завершена еще и всеобъемлющая реформа управленческого аппарата, включая правоохранительные органы и систему юстиции. Но если бы мне пришлось назвать самую главную проблему, с которой сейчас сталкивается страна, то я бы непременно назвал отсутствие в Тунисе развитой системы федерализма, в рамках которой происходило бы рациональное распределение полномочий и предметов ведения между центром, субъектами федерации и низовым, общинным, уровнем.

В условиях диктатуры именно низовой уровень был полностью лишен даже малейших прав автономии, в стране все решал центр, который потом диктовал свою волю провинции. В результате мы имеем вопиющую неэффективность государственного управления, не менее чудовищную коррупцию и вообще полное отсутствие какого-либо участия людей в общественно-политической жизни страны. Однако теперь у нее есть шанс кардинальным образом изменить ситуацию. Новая конституция Туниса предусматривает не только широкую передачу политических полномочий непосредственно гражданам, но и активное участие всего общества в процессе законотворчества.

Так, в соответствии со Ст. 139 нового Основного закона, «местные органы власти должны разработать механизмы партиципаторной демократии и реализовать на их основе принципа "открытого правительства" с тем, чтобы обеспечить широкое участие граждан и представителей гражданского общества в политической жизни страны». Поэтому одной из первых крупных задач станет разработка механизма федерализации и децентрализации страны, включая обеспечение непосредственного вовлечения граждан в политические процессы на основе современных форм прямой демократии.

Для того, чтобы все эти грандиозные задачи увенчались успехом, Тунис должен снова вспомнить все, чего требовала страна в период революции, ведь прямая демократия и местное самоуправление — это не только и не столько обустройство урн для голосования, это еще и осознание прямой демократии в качестве безусловной ценности, это переход к новому стилю принятия политических решений, взвешенному, спокойному и ориентированному на компромисс.

Главная задача Туниса

У коалиционного правительства Хабиба Эссида времени на раскачку нет. Его оппоненты требуют уже в конце этого года провести первые региональные выборы. Но прежде, чем проводить выборы, необходимо решить и согласовать все вопросы, остающиеся пока открытыми. Каковы, например, административные границы муниципалитетов и провинций? Их только еще предстоит определить. Какой будет правовая база, полномочия и сама природа новых местных органов власти?

Тунис сейчас, наверное, является самым молодым демократическим государством в мире, и вполне понятно, что он сталкивается с большим количеством сложных вопросов и проблем. Но именно поэтому главное национальное образовательное учреждение страны — «Карфагенский Университет» («L’Université de Carthage») — и примет у себя с 14 по 17 мая 2015 года «Глобальный форум современной прямой демократии», который будет организован при участии, в том числе, портала swissinfo.ch, запустившего недавно долговременный спец-проект, посвященный прямой демократии, и сайта people2power.info.

Ожидается, что участие в этой представительной международной конференции, уже пятой по счету, примут более чем 300 гражданских активистов, чиновников, политиков и журналистов из 30-ти стран мира. Надеюсь, что эта конференция станет истинным воплощением духа демократических перемен в Тунисе, символом единения народа Туниса в борьбе против терроризма. Этот путь будет сложен и тернист, но альтернативы ему нет и быть не может.

Мнение экспертов

Портал swissinfo.ch публикует статьи сторонних авторов, экспертов и специалистов. Они делятся с нами своими уникальными знаниями и опытом, помогающими разнообразить информационную палитру, которую мы предоставляем в распоряжение наших читателей, и сделать дискуссии на те или иные актуальные для мира и Швейцарии темы более предметными и глубокими.


Бруно Кауфманн работал председателем «Совета по избирательным и демократическим процедурам» («Democracy Council and Election Commission») в городе Фалун (Falun), Швеция. Сейчас он руководитель «Европейского института референдумов и народных законодательных инициатив» («Initiative and Referendum Institute Europe») и сопредседатель «Глобального форума современной прямой демократии» («Global Forum on Modern Direct Democracy»). Кроме того, он работает корреспондентом по Северной Европе для швейцарской национальной теле- и радиокомпании SRG SSR, являясь также главным редактором портала people2power.info.


Перевод с английского и адаптация: Надежда Капоне, People2Power

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×