Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Украина и демократия


«Либо мы станем активными, либо демократии не будет»



Автор: Надежда Капоне, Киев-Берн




Активист и эксперт Александр Солонтай (День-TV)

Активист и эксперт Александр Солонтай

(День-TV)

О прямой демократии можно говорить долго, обсуждая ее со всех сторон и во всех нюансах. Однако нет ничего более ценного, чем взгляд на реальность. В то время как в Швейцарии традиции непосредственного участия народа в политике развиваются уже не одно десятилетие, в других странах, например, в Украине, граждане еще только пытаются стать самостоятельными и активными, преодолев наследие советского режима. 

Эти попытки еще достаточно слабы, особенно если учитывать, что, кроме других проблем, оставшихся с советского времени, огромным препятствием на пути реформ является менталитет людей. Кроме того, в Украине демократические процессы осложнены коррупцией, а также войной на востоке страны.

Тем не менее, на наших глазах в этой стране происходит быстрое формирование настоящего гражданского общества, граждане все активнее участвуют в политике и в работе органов самоуправления. Об этом журналист портала swissinfo.ch Надежда Капоне поговорила в Киеве с Александром Солонтаем, ведущим экспертом Института политического образования, автором ряда научных книг о проблемах развития местного гражданского самоуправления.

swissinfo.ch: Существуют ли в Украине инструменты прямой демократии?

Александр Солонтай: Да, но не без проблем. Инициатива как инструмент прямой демократии закреплена юридически в законодательстве с 1997 года, но этот инструмент мало известен и почти не используется, хотя на местном уровне законом разрешено гражданам напрямую, без посредника, депутата местного совета или мэра, выдвинуть ту или иную инициативу по вопросу, который касается местного самоуправления. 

На практике это выглядит так: человек приходит и говорит, что имеет свое видение решения проблемы, и его проект обязательно должен быть рассмотрен. И тут же начинаются проблемы: в законе сказано, что детали того, как реализуются инициативы, определяются уставом населенного пункта. Но не каждый  украинский город или поселок имеет свой устав. А если этот документ и принят, то может быть, конкретно об инициативе ничего там не написано. А если и написано, то могут существовать разного рода барьеры.

Например, возьмем город Львов. Он славится активностью и своими демократическими традициями. Там нужно собрать 10 тысяч подписей, чтобы подать инициативу (прим.ред: в Львове проживает порядка 720 тысяч человек). За все время свободной Украины во Львове не было подано ни одной инициативы — потому что 10 тысяч подписей это слишком много. Но есть города, где уставом требуется еще больше подписей, 50 или даже 70 тысяч, что вообще нереально. То есть получается, что власти как бы специально защитились от инициатив. Добавлю, что инициативы на национальном уровне в Украине не предусмотрены. 

swissinfo.ch: Как работает прямая демократия в том, что касается местного управления? 

А.С.: У нас есть такое понятие, как общее собрание. Люди, участвующие в нем, могут решать вопросы, которые формально относятся к компетенции органа местного самоуправления. Чаще всего эта возможность используется в небольших населенных пунктах или в новых микрорайонах. Например, там важна тема так называемого «самоналогообложения», то есть, если говорить конкретно, сколько надо скинуться людям для того, чтобы провести к себе газ или электричество или улучшить дорогу.

Люди собираются, обсуждают проблему, голосуют. Для позитивного решения нужны 50% голосов и плюс один голос. Или же на этих собраниях делается так: есть проблемный вопрос, выбирается старший — и он в этой теме для всех единственный авторитет, люди его слушаются, так как сами его же и избрали. Это и есть инструмент прямой демократии. 

Кроме того, общее собрание — это форма для создания мини-органа управления, то есть структуры внутри общины, решающей небольшие локальные вопросы: хозяйственные, коммунальные, в сфере благоустройства. В работе общего собрания может участвовать каждый, кто проживает в общине, даже не являясь гражданином Украины.

Александр Солонтай

Родился в 1980 году. Имеет высшее образование в области международных отношений, является ведущим экспертом Института политического образования.

Автор книг о проблемах местного самоуправления. Соавтор практических пособий и учебников для депутатов местных советов и организаций, занимающихся развитием гражданского общества.

В 2010 году А. Солонтай подготовил «Анализ системы и механизмов государственной финансовой поддержки для НПО», который лег в основу концепции Кабинета министров Украины «Об утверждении исполнения государственной финансовой поддержки для НПО и их проектов».

В 2006-2010 гг. был депутатом Закарпатской областной Рады (Совета). С 2007 года - ведущий эксперт Института политического образования. 

Это прописано в законе и практикуетсявсё активнее. Прямая демократия в Украине ограничена отсутствием электронного голосования. Например, возьмем аннексию Крыма. Крымские татары — из тех, кто уехал, — разъехались по всему миру и теперь не могут участвовать в украинских выборах, поскольку нет электронного голосования, а голосовать можно только будучи зарегистрированным. 

swissinfo.ch: Сколько в Украине органов самоуправления? 

А.С.: Страна огромная, а потому насчитывается 11 тысяч органов самоуправления. И представьте, что среди них есть такие города, которые не приняли устав и живут просто по имеющимся законам — но ведь закон не может ответить на все вопросы и решить возникающие проблемы. 

swissinfo.ch: Не мешает ли советский менталитет в строительстве демократического государства?

А.С.: Конечно, мешает. Есть кроме того и другая проблема — к сожалению, до сих пор в Украине процент граждан, которые понимают, что такое демократия и что за процессы происходят в нашем обществе, очень невысок. Многие по-прежнему по-советски думают, что если у них непорядок во дворе, то это вопрос не самоуправления, а государственной власти, а потому продолжают об этих проблемах писать президенту и премьеру. 

Люди не понимают, что президент не имеет отношения к побелке и клумбам. В общем, по-прежнему очень много неинициативных граждан. Не все даже понимают, что дом — это их собственность. Часто приходится слышать, что «квартира моя, а подъезд и лестница — это уже не мое, там власть должна всё чинить». Это тоже остатки советского менталитета людей, сформировавшихся в условиях отсутствия собственности как института.

А где нет собственности, нет и ответственности. И, что плохо, нет системы демократического образования. Людям говорят, что мы строим демократию, но не говорят, как это надо делать, никто не объясняет роль демократии, собственности, судов. 

swissinfo.ch: То есть необходимо просвещение? 

А.С.: Безусловно. Подросткам и студентам в школах и вузах рассказывают о демократии, но, во-первых, крайне теоретически, и во-вторых, они не могут применить свои знания на практике. А взрослых, — которые как раз могли бы, — никто не просвещает. 

А как могут люди, которые жили в Советском Союзе, где уничтожили всех, кто имел несоветское мышление, вдруг стать демократами? Поэтому, конечно, мало кто понимает, о чем идет речь, когда нам говорят о том, что «мы строим рыночную экономику, местное самоуправление, демократию, станьте же, наконец, ответственными». 

Но есть и другая сторона медали. После Майдана люди пробудились и, самое главное, они не заснули после начала войны. В стране появилось порядка 10-12 процентов активных людей. Похожее уже было в 1990-е годы, после Оранжевой революции 2004-го года. Эти люди хотели что-то делать, но не знали что и как. Затем их активность пропадала. 

Хотя после Оранжевой революции возникло студенческое самоуправление. Студенты решали совсем небольшие вопросы — досуг, совместные акции, — но приобретали колоссальный опыт, ведь тот, кто организовывает, всегда научится чему-то новому. Хочу подчеркнуть, что те, кто занимаются просвещением, понимают, что либо мы будем общественно активными, либо демократии не будет. 

swissinfo.ch: Насколько активна украинская общественность в наши дни? 

А.С.: Весьма активна, особенно в том, что касается помощи фронту, в самом широком смысле, то есть военнослужащим, беженцам, переселенцам, семьям ветеранов. Война — это огромный сектор общественной активности. Во всем мире гражданское общество формируется быстрее всего вокруг таких основных понятий, как защита частной собственности или защита своей территории. В Украине сейчас происходит тоже самое. 

swissinfo.ch: Какие основные проблемы вы видите сейчас в Украине?

А.С.: Коррупция, экономические сложности. Огромная проблема — падение экономики — заставляет людей отвлекаться от всего и заниматься выживанием. И, конечно, очень много проблем принесла война. Угроза территориальной целостности все еще существует, а сколько убитых, раненых... Кроме того, в стране уже есть 1 млн 200 тысяч внутренних переселенцев. 

С точки зрения истории война означает, что впервые государство Украина воюет с каким-то другим государством, следовательно, это государство существует. В противном случае мы и дальше будем оставаться фактически колонией. Но что такое война с точки зрения человеческой жизни? Конечно катастрофа. 

swissinfo.ch

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×