Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

ШВЕЙЦАРСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ (2)


Шаффхаузен — швейцарский чемпион по демократии?



Автор: Штефани Хесс (Stephanie Hess), г. Шаффхаузен




Рейнский водопад, одна из главных достопримечательностей кантона Шаффхаузен.  (Keystone)

Рейнский водопад, одна из главных достопримечательностей кантона Шаффхаузен. 

(Keystone)

Кантон Шаффхаузен по праву может считаться чемпионом Швейцарии по демократии, как прямой, так и репрезентативной. Доля избирателей, в среднем приходящих здесь к урнам и на участки для голосования, является одной из самых высоких в стране. С чем это связано?

Кантон Шаффхаузен находится на самом севере Швейцарии, он словно полуостров вдается в территорию Германии, а одной, наверное, из самых больших достопримечательностей кантона является знаменитый Рейнский водопад, первый по величине и один из двух европейских речных водопадов. Вторым является водопад Кива́ч на реке Суна в Республике Карелия.

Однако знаменит Шаффхаузен не только водопадом, но и своими политическими традициями. Когда в Швейцарии наступает время очередного референдума, вся страна с завистью смотрит именно на свой крайний север, который в плане политической дисциплины и сознательности может дать сто очков вперед всей Конфедерации. 

Этот материал является публикацией в рамках нашего спецпроекта «Прямая демократия».

О чем идет речь? О швейцарском кантоне Шаффхаузен, граждане которой не только имеют право избирать и быть избранным, но еще и обязаны по закону ходить голосовать. 

Да и в самом деле, тут есть чему позавидовать. Например, средняя доля избирателей, регулярно принимающих участие в голосованиях и плебисцитах, находится здесь на уровне примерно 65%, в то время как в среднем по стране этот показатель замер у отметки в 45%. А это очень и очень тревожно, ведь получается, что политические решения в стране принимаются меньшинством граждан, что подрывает сами основы швейцарского народовластия.

И конечно же возникает вопрос — а в чем причина такой сознательности? Может быть, граждане кантона Шаффхаузен устроены как-то иначе? Может быть, у них иной менталитет? Да, кстати, мы еще не указали на важнейшую особенность этого кантона, а именно, на действующую здесь обязанность граждан ходить голосовать. Да, да, вы не ослышались: наряду с правом голосовать и избирать здесь вот уже 140 лет действует обязанность ходить на избирательные участки.

А если не ходить? Можно и так, но тогда «отказникам» приходится платить специальный компенсационный взнос, своего рода штраф за нежелание исполнять свой гражданский долг. В середине 1970-х гг. сумма штрафа составляла 1 франк, потом она подросла до 3 франков, а год назад эта сумма была удвоена до 6 франков.

Есть тут правда и третий вариант: тот, кто не хочет голосовать и платить штраф, может вернуть незаполненные избирательные или голосовательные бюллетени в окружную избирательную комиссию, но не позже чем через три дня после дня проведения голосования. Письмо такое, правда, как правило, получается довольно толстым, потому его пересылка тоже стоит несколько франков. Так что не мытьем, так катаньем нежелающих голосовать все равно заставляют проявить свое участие в политическом процессе и расстаться с некоей суммой денег.

«Мы должны гордиться»

Но в общем и целом можно сказать, что «гнет демократии» в Шаффхаузене не столь уж и тяжел. Уплатить в год 20-30 франков за право не ходить на выборы может себе позволить каждый без особого ущерба для домашнего бюджета. И тем не менее, как мы уже упоминали, средняя доля избирателей, принимающих участие в избирательных процедурах, здесь намного выше, чем в среднем по стране.

С чем это может быть связано? Или у граждан этого кантона и в самом деле есть какая-то «собственная гордость»? Знаменитый Томас Миндер, представляющий сейчас кантон в малой палате федерального парламента страны, в Совете кантонов, подтверждает: «Да, мы очень горды нашей политической активностью». Точно такого же мнения придерживаются и сидящие на лавочке в центре города престарелые подружки 83 и 79-ти лет. Покачивая головами с аккуратными прическами, они говорят: «Да, в самом деле, мы горды нашими политическими традициями. Да и вообще, гордиться ими должен, наверное, каждый».

Чуть поодаль в мебельном магазине мы сталкиваемся с его 51-летней хозяйкой, которая, поправляя локоны, говорит нам: «Гордиться? Нет, наверное, я бы не стала использовать такое выражение. Я думаю, что большинство из тех, кто ходит голосовать, все-таки подчиняется законодательному принуждению». Что касается лично ее, то сама она ходит голосовать регулярно, но вовсе не из-за нежелания платить штраф. «У нас в семье просто так всегда было принято — ходить голосовать было нормальной практикой».

На точно такую же мотивацию указывает нам и 17-летний ученик столяра, который стоит на остановке автобуса и скручивает очередную самодельную сигарету. По его словам, у него дома за столом родители всегда говорили о политике. В следующем году ему стукнет 18, он получит право голосовать, и, скорее всего, будет этим правом активно пользоваться. «Почему? Ну, просто потому, что я получу право вмешиваться в политику и самостоятельно принимать политические решения. Все по-взрослому!»

Несколько иначе настроен человек с усами, который как раз принялся за свой полуденный сэндвич. «Нет, голосовать я хожу отнюдь не каждый раз. Голосовать — это, на самом деле, очень утомительно, у нас в стране проводится все-таки слишком много голосований и референдумов». На вопрос же о том, гордится ли он репутацией Шаффхаузена как самого политически сознательного кантона, он, сотрудник логистической компании, все-таки отвечает позитивно. «Да, это вещь хорошая, таковы наши особенности, и ими вполне можно гордиться»!

«С молоком матери»

Некоторая усталость от постоянных голосований, действительно, ощущается даже в кантоне Шаффхаузен. Как доказали в 2012 году в одном из своих аналитических исследований ученые Цюрихского университета, «политическая усталость» является наиболее часто указываемым ответом на вопрос о причинах отказа ходить на выборы. В итоге в международном сравнении средняя квота избирателей, регулярно принимающих участие в избирательном процессе, является в Швейцарии одной из самых низких в мире.

Свою роль играет и разрыв коммуникационных связей между поколениями: родителям в Швейцарии все реже удается передать своим детям чувство сопричастности к общему делу, заронить в них зерна, из которых потом произрастают общественная ответственность и политическая сознательность. В Шаффхаузене же эти связи пока еще работают, причем в оба направления, поэтому-то здесь и столь велика доля активно и регулярно голосующих избирателей.

В этом убежден и Кристиан Ритцман (Christian Ritzmann), заместитель руководителя аппарата правительства кантона. «На протяжении многих поколений в Шаффхаузене сложилось особенное отношения к человеческим и гражданским правам, особенно к праву избирать и быть избранным. Понимание важности участия в политических процессах впитывается нашими гражданами буквально с молоком матери». Еще более образно формулирует эту же идею бывший депутат Национального совета (большой палаты федерального парламента) от кантона Шаффхаузен Ханс-Юрг Фер (Hans-Jürg Fehr): «Активное участие в избирательных процессах стало нашим отличительным символом, наряду с Рейнским водопадом и замком «Munot».

Чувство локтя

Как говорит Кристиан Ритцман, все это стало возможным не в последнюю очередь из-за небольших размеров кантона. Здесь политики имеют возможность гораздо чаще встречаться с гражданами лицом к лицу, нежели в остальных, куда более крупных по площади, кантонах. Общая численность населения кантона Шаффхаузен не превышает 80 тыс. человек, так что неудивительно, что площадками для дискуссий между избирателями и политиками становятся улицы, площади, рестораны и даже нередко салоны автобусов.

«Здесь изначально у граждан возникает очень сильное чувство сопричастности к тому, что происходит вокруг, а потому желание вносить свой вклад в политическую повестку здесь выражено у людей намного сильнее», — говорит К. Ритцман. Впрочем, проблемы все равно есть. «Как и во многих других кантонах нам на коммунальном и общинном уровне все труднее становится найти молодых перспективных людей, которые бы желали посвятить себя политической деятельности», — говорит Томас Миндер. Ханс-Юрг Фер согласен и подчеркивает: «Голосовать у нас ходят активно, однако этим зачастую все и ограничивается, желание идти в локальную политику выражено у нас так же слабо, как и везде в Швейцарии».

Культура дискуссий

Примерно также рассуждает и Робин Бланк (Robin Blanck), главный редактор газеты «Schaffhauser Nachrichten», единственной ежедневной газеты, выходящей в этом маленьком кантоне. Впрочем, подчеркивает он, есть здесь и одно «но»: «Я думаю, что у нас дискуссии на политические темы проходят более интенсивно, чем в других кантонах». Зависит это, во многом, от редакционной политики данной газеты. Два раза в неделю она, на самом лучшем месте, публикует подборку читательских писем. «Недостатка в таких письмах у нас нет, люди охотно нам пишут, а если на повестке дня оказывается какой-то особенно спорный или важный вопрос, то тогда число писем может достигать нескольких десятков», — говорит Р. Бланк.

Не прочь поучаствовать в таких дискуссиях и обе сидящие на лавочке пожилые дамы с аккуратными прическами. «Если какое-то политическое решение начинает меня возмущать или если я с ним не согласна, то я немедленно сажусь за компьютер», — говорит одна из них. «Иногда я пишу письма не только в наше правительство, но даже и в Берн, на адрес федерального кабинета. Скорее всего, все это не даст ничего. Но я думаю, что человек должен иметь возможность высказать то, что у него на душе. У нас такая возможность, слава Богу, есть»!

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch

×