Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Швейцарская демократия (5)


Тайны демократии в деревне Арт



Автор: Штефани Хесс (Stephanie Hess), д. Арт /к. Швиц




В живописном регионе Арт-Гольдау, кантон Швиц, бывали в свое время И. В. Гете и М. Твен.  (RDB)

В живописном регионе Арт-Гольдау, кантон Швиц, бывали в свое время И. В. Гете и М. Твен. 

(RDB)

Граждане швейцарской общины Арт-Гольдау, живописно расположенной у подножия знаменитой горы Риги в кантоне Швиц, выработали довольно необычный формат самоуправления: все вопросы, касающиеся судьбы их общины, местные жители сначала обсуждают открыто на общих собраниях, и только потом они принимают окончательное решение, опуская бюллетень в урну. Портал Swissinfo посетил деревню Арт, где до сих жива архаичная смешанная система, особенностью которой является параллельное функционирование как элементов прямой демократии, когда все решается открыто и сообща, так и возможности тайного голосования. 

Почти сразу за околицей деревни Арт (Arth) начинаются Альпы, а сама деревня мирно расположилась на берегу Цугского озера, ярко-синяя вода которого мерцает в свете осенного солнца. Отсюда рукой подать до горы Риги, одной из самых известных вершин Швейцарии. Ее часто называют «Королевой гор». Сюда в 1775 году приезжал Иоганн Вольфганг фон Гете, а чуть более столетия спустя, в 1879 году, в эти края наведывался Марк Твен. И именно здесь в 1871 году была построена первая в Европе горная железная дорога.

Этот материал является публикацией в рамках спец-проекта портала swissinfo.ch, посвященного вопросам функционирования швейцарской прямой демократии.

Тут же возвышается и печально известная гора Роcберг (Rossberg). В 1806 году ее восточный склон обрушился, и скальные глыбы, падая с полуторакилометровой высоты, полностью погребли под собой деревни Гольдау (Goldau) и Рётен (Röthen), частично разрушив населенные пункты Буозинген (Buosingen) и Лауэрц (Lauerz). Всего погибли 457 человек.

Швейцария стала тогда из-за этой катастрофы на некоторое время главным «ньюсмейкером» Европы, а сделанная самим Луи Дагером (Loui Daguerre, 1787-1851) диорама последствий катастрофы была долгое время популярным массовым аттракционом. Но сегодня эти события если и не забыты, то уж точно перестали быть актуальными для давно уже заново отстроенных и благополучных деревень Гольдау, Оберарт и Арт, образующих теперь единую общину.

Сначала дебаты, затем осмысление, потом голосование

И тем не менее, совсем уж «типично швейцарской деревней» Арт все-таки не является. Туристы конечно об этом даже и не подозревают, а ведь попадая сюда, они оказываются в по-своему уникальном регионе, граждане которого выработали довольно необычный формат самоуправления. Все важные вопросы местные жители сначала открыто обсуждают на общих собраниях, то есть здесь практикуется фактически прямая демократия едва ли не древнегреческого образца.

Такая демократия существует сейчас в кантонах Гларус и Аппенцелль-Внутренний, а также еще в 2 350 общинах по всей Швейцарии. Ее отличительная особенность состоит в принятии всех важных решений путем открытого голосования поднятием руки. Однако в деревне Арт такая «протодемократия» ограничивается только общественными обсуждениями. А вот голосовать граждане предпочитают не как в том же Гларусе, открыто поднимая руки, но тайно, опуская в урну персонально и в секрете от сограждан заполненный бюллетень, то есть используя элементы обычной представительской демократии, существующей, в частности, в других 30-ти общинах кантона Швиц.

Уточним, что в большинстве малых и средних общин Швейцарии — в крупных обычно есть парламент — важные для данной общины вопросы жители обсуждают, как правило, два раза в год на общем собрании. Местное правление (правительство общины) выносит на рассмотрение граждан актуальные проблемы с проектами решений. Затем граждане голосуют. Чтобы сигнализировать согласие, вполне достаточно поднятия руки. В деревне же Арт открытое голосование не применяется, за исключением вопросов бюджета и муниципальных финансов.

Здесь все ограничивается форматом общественных консультаций: граждане задают правлению общины свои вопросы, правление со своей стороны обязано на них ответить. Окончательное же решение принимается позже, в день, когда в стране проходит очередной общенациональный референдум. И вот тогда избиратели и приходят к урнам для голосования и опускают туда свои бюллетени с ответами как на вопросы общешвейцарского референдума, так и заодно решая и местные вопросы, предварительно обсужденные на упомянутых собраниях.

Наследие эпохи конца 19-го века 

Основы такого «гибридного» варианта местного самоуправления с элементами как традиционной швейцарской прямой демократии, так и демократии представительской в кантоне Швиц были заложены в конце 19-го века. На закате этого столетия, особенно после первого, происшедшего в 1874 году, пересмотра федеральной конституции, в швейцарских кантонах набрало мощь народное либеральное движение в пользу «радикального», то есть бескомпромиссного воплощения в жизнь идеалов народовластия (об этом подробнее можно почитать в истории о судьбе первого и последнего швейцарского олигарха А. Эшера).

Конкретно в кантоне Швиц эта задача была решена путем закрепления в 1898 году в кантональной конституции положения, в соответствии с которым округа, общины и муниципалитеты, образующие самый низовой уровень системы швейцарского федерализма, получили право ввести у себя инструмент тайного голосования. Такая мера должна была гарантировать избирателям, — а тогда это были исключительно мужчины, — возможность выражать свое мнение свободно, не опасаясь возможных санкций в случае, если кто-то вдруг будет придерживаться иного мнения, отличного от мнения большинства. И именно по этой же причине, кстати, в Швейцарии сохраняется возможность анонимно финансировать политические партии (подробнее об этом здесь).

В рамках реализации новых демократических прав начале 20-го века два округа кантона Швиц, в том числе и деревня Арт, как раз и приняли решение ввести у себя систему тайного голосования. В реальности, правда, эта система поначалу служила вовсе не инструментом демократии, но оружием в борьбе за власть. «Именно благодаря тайному голосованию в обоих этих округах консервативные силы смогли оттеснить от рычагов власти либералов», — объясняет Эрвин Хорат (Erwin Horat), директор Государственного архива кантона Швиц («Staatsarchiv Schwyz»), напоминая тем самым о ситуации, которая сложилась в стране после гражданской войны 1847 года.

В результате этого конфликта католические консервативные кантоны центральной Швейцарии, в том числе и Швиц, проиграли либеральным протестантским кантонам. Возникшая в 1848 году новая современная Швейцария была, поэтому, государством, в котором доминировали либералы (представители идеологии «свободомыслия» или «Freisinn», как ее называли в Швейцарии, сегодня это партия FDP). Введение же в кантоне Швиц системы тайного голосования дало местным католическим консерваторам возможность восстановить политическое равновесие.

«Система тайного голосования популярна в консервативных регионах и в наши дни», — говорит политолог Оливер Длабач (Oliver Dlabač) из «Центра изучения вопросов демократии в г. Арау» («Zentrum für Demokratie Aarau» — «ZDA»). Он напоминает, что в последние годы все общины, составляющие, например, католический кантон Люцерн (еще один кантон из числа проигравших гражданскую войну 1847 года) полностью перешли на эту систему, прежде всего, благодаря усилиям местных организаций правоконсервативной Швейцарской народной партии (SVP).

Так что теперь, попав в Арт в день официального общенационального референдума, проходящего в стране четыре раза в год, можно легко убедиться, сколь велико число людей, работающих с целью обеспечения корректного процесса народного волеизъявления. Так было в Арте и в воскресенье 25 сентября 2016 года, когда в Швейцарии проходил очередной референдум. Голосование было организовано, как это бывает во многих странах, в помещении школьного спортивного зала. Ход голосования находился под контролем общественных наблюдателей, двух женщин и мужчины. Они располагались около урны и граждане, которые решили не голосовать по почте, имели возможность прийти и опустить в урну свои заполненные бюллетени.

Подсчет голосов происходил тут же в соседнем помещении здания школы силами избирательной комиссии в составе 15-ти граждан общины. Они обязаны были обработать все бюллетени и зафиксировать в протоколах результаты голосования как по муниципальным, так и по кантональным и федеральным вопросам. В общем зачете на референдуме в конце сентября (здесь можно ознакомиться с досье по федеральным законопроектам этого референдума) гражданам общины Арт пришлось высказывать свое мнение сразу по семи вопросам. Это, однако, далеко не предел: иногда вопросов может быть восемь или даже девять. «Порой кажется, что это уж слишком. Досконально разобраться в каждом из вопросов бывает иногда просто невозможно», — замечает один из граждан общины. Он только что опустил в урну пачку бюллетеней. Потом он садится на свой велосипед и исчезает в лучах теплого сентябрьского солнца.

Для получения исчерпывающей информации по вопросам референдума достаточно прийти на одно из консультативных общих собраний. Но есть тут одно «но»: число граждан, участвующих в таких собраниях, с каждым годом все заметнее сокращается, причем происходит это не только в Арте, но и почти во всех общинах кантона, где существуют такого рода «консультативные собрания». Как говорит мэр деревни Арт Рюди Белер (Ruedi Beeler), в последние годы этот показатель здесь стабильно снижался, стабилизировавшись на сегодняшний день на довольно низком уровне от 100 до 200 человек. И это при том, что община Арт насчитывает больше 10 тыс. жителей.

Демократия и ранний шоппинг

И вот тут как раз и находится главный критический аргумент, постоянно высказываемый в адрес такой системы: тайное голосование, то есть элементы представительской демократии, негативно, якобы, воздействуют на степень эффективности элементов демократии прямой, лишая смысла сущностные элементы, лежащие в ее основе, обесценивая саму возможность вести общественные консультации и открытые дискуссии.

Оливер Длабач согласен с этим, подчеркивая, что фактически «гибридная модель демократии, практикуемая в деревне Арт, становится с какого-то момента почти неотличимой от характерной для (больших) общин и для федерального уровня обычной представительской демократии с ее походами к урне для тайного голосования. При этом у нее есть один существенный недостаток, который состоит в том, что уже упомянутые нами консультативные общие собрания в куда меньшей степени, особенно в сравнении с традиционными парламентами, обеспечивают демократическое представительство избирателей. Ведь из-за низкой явки на такие собрания заметно снижается представительство определенных групп населения, например, женщин и молодежи».

Таким образом, возникает самый важный вопрос, а именно, чего у такой смешанной формы самоуправления больше: преимуществ или недостатков? «Это зависит, с одной стороны, от степени участия граждан в консультативных общих собраниях, а с другой стороны от того, насколько активны и близки к реальной жизни общественные дебаты в данной общине», — указывает О. Длабач. Принципиальным преимуществом демократии с тайным голосованием для политолога является явка избирателей, которая, как правило, при данной системе выше, что «обеспечивает более солидную демократическую легитимность принятого решения».

Что касается общины Арт, то здесь граждане, как кажется, довольно активно участвуют в общественных дебатах. По крайней мере четыре раза в год в воскресенье, когда проводится референдум, люди имеют возможность вновь встретиться в помещении, где стоят урны для голосования, и пообщаться на актуальные темы. Здесь в Арте все друг друга хорошо знают, здесь все «на ты», люди останавливаются, перебрасываются парой слов, спрашивают, как дела у родных, близких, у родителей.

Так продолжается до тех пор, пока не начинают громко звонить колокола соседней церкви, оповещая о скором начале воскресной службы. И тогда люди расходятся: некоторые торопятся на звон колоколов, другие направляются в центр деревни. Зачем? «Для раннего шоппинга!», — шутит улыбчивый молодой человек. «Да и вообще, референдум всегда является поводом для того, чтобы ненадолго завернуть в деревню». «Чтобы обсудить политические вопросы?» — «В какой-то степени и для этого тоже!».

А какие в Вашем регионе есть традиции местного самоуправления? Какие существуют проблемы? Свяжитесь с нами, если Вы хотите рассказать о своем опыте или если у Вас есть какие-то конкретные вопросы! 

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне., swissinfo.ch

×