Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Школа демократии – Болгария


«Швейцария для нас – пока пример недостижимый»



Автор: Бруно Кауфманн (Bruno Kaufmann), г. София




Хаджи Тошко Йорданов, «рок-звезда» болгарской политики. (Slavi’s Show)

Хаджи Тошко Йорданов, «рок-звезда» болгарской политики.

(Slavi’s Show)

Премьера в Болгарии – впервые в истории 6 ноября 2016 года граждане этого балканского государства получат возможность принять участие в общенациональном референдуме, на который будут вынесены три народные законодательные инициативы. Это голосование стало возможным, не в последнюю очередь, в результате плотного сотрудничества Софии и Берна, которое было, по сути, посвящено одному вопросу – можно ли швейцарский опыт прямой демократии перенести на болгарскую почву? Оказалось, что можно, хотя это и не так-то просто. 

Современная архитектура выглядит иначе. Здание это, чрезмерно массивное и тяжелое, буквально придавило собой центр болгарской столицы Софии, а рядом с ним, почти по соседству, располагается огромный Дворец культуры, самый, наверное, крупный конгресс-центр Юго-Восточной Европы. Этот почти мавзолей, в который я захожу, был воздвигнут в 1981 году по инициативе Людмилы Живковой, дочери многолетнего диктатора Болгарии Тодора Живкова, призрак которого до сих пор мрачно бродит по темным коридорам этого колоссального сооружения.

Эта публикация является материалом в рамках нашего спец-проекта, посвященного вопросам теории и практики прямой демократии.

На улице идет осенний дождь, а я занимаюсь поисками человека по имени Хаджи Тошко Йорданов. Неожиданно одна из тяжелых деревянных дверей открывается, и я вижу человека роста небольшого, коренастого, с кудрявыми волосами до плеч. «Добро пожаловать на телевизионную передачу «Шоуто на Слави», - говорит он мне. Хаджи Йорданову едва перевалило за сорок, он жмет мне руку и приглашает в свой рабочий кабинет. «Именно из этого офиса мы и координировали работу по сбору подписей граждан. Это была самая большая акция такого рода за всю историю страны», – так начинает он наш разговор, напоминая всей своей манерой держаться скорее какую-нибудь рок-звезду, но никак не политика.

В результате Хаджи Йорданову и его коллегам по передаче «Шоуто на Слави» и в самом деле удалось собрать более 700 тыс. подписей по шести важным законопроектам, направленным на продвижение и ускорение реформ в стране. Причина успеха в целом легко объяснима, ведь эта передача, выдержанная в классическом формате «вечернего шоу» на актуальные темы, имеет выход на публику численностью в несколько миллионов человек. Причем каждый день. 

«Мы выступаем за укрепление демократии и против коррупции», — говорит Хаджи Йорданов, один из самых популярных и успешных телевизионщиков Болгарии. И вот уже скоро, 6 ноября 2016 года, народ страны будет избирать нового президента, а заодно и проголосует сразу по трем законопроектам: о введении в стране мажоритарной избирательной системы, о закреплении в конституции Болгарии обязанности граждан ходить голосовать, а также о реформировании порядка и условий финансирования политических партий. 

Тесное сотрудничество со Швейцарией

Рядом с Йордановым в его офисе сидит Славея Христова. Ей чуть больше 50-ти, она пока молчит и только иногда кивает головой. Будучи директором неправительственного аналитического фонда «BalkanAssist», она давно уже и очень активно выступает за укрепление в Болгарии демократических структур и институтов, пользу от которых скоро, на собственном опыте в ходе исторического референдума, ощутят более 7 миллионов жителей этой в прошлом коммунистической страны.

«Это наши три первые народные законодательные инициативы, дошедшие до общенационального референдума», — говорит она, при этом какого-то особенного удовлетворения на ее лице я, при всем старании, прочитать не могу. «Мы еще только в пути, и до пункта назначения нам всем еще шагать и шагать», — говорит Славея Христова. После падения железного занавеса ей в середине 1990-х гг. удалось попасть в Швейцарию и поучиться там в рамках последипломного профессионального образования по специальности «политология». В Швейцарии она на практике смогла увидеть, «как функционирует общество, люди в котором имеют хотя бы минимальное доверие друг к другу».

Очень похоже на Швейцарию, только это не Швейцария, а Болгария: сбор подписей под законопроектами, голосование по которым пройдет на общеболгарском референдуме 6 ноября 2016 года.  (Slavi's Show)

Очень похоже на Швейцарию, только это не Швейцария, а Болгария: сбор подписей под законопроектами, голосование по которым пройдет на общеболгарском референдуме 6 ноября 2016 года. 

(Slavi's Show)

Прошло уже больше 20 лет, но она и сейчас с восхищением вспоминает швейцарскую прямую демократию и народные политические права, находящиеся в распоряжении буквально каждого гражданина этой страны. С тех пор она, мать уже 18-летней дочери, является активным участником швейцарско-болгарского сотрудничества в области развития демократических процедур, прав и инструментов. «Для нас это настоящая политическая инновация», — говорит она. Начиналось же это сотрудничество на уровне кантона Берн, который выступил в качестве основного партнера болгарской стороны.

Затем к проекту присоединился МИД Швейцарии в лице Дирекции по развитию и сотрудничеству (Direktion für Entwicklung und Zusammenarbeit / DEZA), у которой в Софии уже было свое представительство и которая, занимаясь прежде всего вопросами экономической и технической помощи развитию, нашла средства и ресурсы для того, чтобы инвестировать их в организацию и развитие обмена информацией между заинтересованными лицами как в Швейцарии, так и в Болгарии. «В те годы в центре нашего внимания был вопрос конкретного внедрения прямых демократических прав в Болгарии, причем как на уровне общин, так и на общенациональном уровне», — вспоминает Славея Христова.

В 2007 году Болгария стала членом Евросоюза, и DEZA свой офис в Софии закрыла. Начиная с этого времени С. Христова активно участвовала в реализации инфраструктурных, и не только, проектов, финансируемых из так называемого «Европейского фонда сплочения», участницей и плательщиком в который выступает и Швейцария (здесь можно подробнее прочитать о швейцарской «Восточной помощи»). В одном из таких проектов участвовал и «Центр изучения вопросов демократии в городе Аарау» («Zentrum für Demokratie Aarau» — «ZDA»), по линии которого Швейцария уже имела опыт создания и развития структур и институтов демократии за рубежом, например, в Польше.

В центре проектов, которые «Центр» реализовывал в Болгарии, находились такие вопросы, как, например, прямая демократия и политическая партиципация на уровне общин, а также введение инструментов электронного голосования в удаленном режиме (E-Voting). С большим интересом в Болгарии изучали и опыт правительственного информирования граждан по вопросам и проблемам, выносимым на референдум (об этой в высшей степени нужной и своевременной книге можно подробнее прочитать здесь). Вся это работа не осталась без последствий — во многих общинах и муниципалитетах соратники и сподвижники Славеи Христовой смогли даже занять видные посты в органах исполнительной и законодательной власти.

Антидемократические уловки

В итоге, если брать более широкую и общую перспективу, то можно увидеть, что результатом сотрудничества Болгарии с Конфедерацией стала хорошо развитая и проработанная законодательная база, определяющая в этой балканской стране как обязанности граждан, так и их демократические права. В рамках недавно опубликованного немецким Фондом Бертельсмана рейтинга доступности и качества демократических прав, инструментов и свобод, Болгария оказалась в одной группе с такими государствами, как Канада, ФРГ и Финляндия.

«Без сотрудничества со Швейцарией такой успех был бы для нас просто немыслим», — говорит Славея Христова, подчеркивая, с другой стороны, что для болгар «Швейцария со всеми ее референдумами хотя и пример, но весьма, скажем так, обоюдоострый». Речь тут идет даже не столько о самой Швейцарии и не о ее демократических традициях, сколько об исторических и, что куда важнее, экономических предпосылках прямой демократии, которая является не явлением из мира морали, но инструментом, который нужен свободному человеку, то есть гражданину с собственностью и необходимостью эту собственность защищать.

Нет такого человека — нет и надобности в прямой демократии. Недаром, несмотря на все свои демократически успехи, Болгария все-таки до сих пор остается одной из самых бедных и коррумпированных стран Евросоюза. В условиях же коррупции шансы на возникновение гражданского общества становятся весьма призрачными. «Больно, поэтому, становится, как посмотришь сначала на нас, а потом на Швейцарию и на то, насколько она нас во всем опережает», — говорит Славея Христова. Не стоит забывать и недавнее коммунистическое прошлое, влияние которого заметно и сейчас, незадолго до исторического голосования 6 ноября 2016 года.

А все дело в том, что действующий в Болгарии новый избирательный кодекс, принятый в марте 2014 года, позволяет с одной стороны, комбинировать президентские выборы и участие в референдумах, однако с другой стороны, реальный порядок голосования, фактически, подрывает основной принцип представительской демократии, а именно, тайну волеизъявления. Ведь придя на избирательный участок, гражданин бюллетень для избрания президента получит автоматически, а вот бюллетени с вопросами, вынесенными на референдум, гражданин должен будет попросить предоставить себе отдельно, а это означает, что любой, сделавший это, автоматически и прилюдно «разоблачит» себя в качестве сторонника реформ.

При этом референдум может по действующему законодательству считаться состоявшимся только в случае, если участие в нем примет по меньшей мере 50% избирателей. Более того, неучастие избирателя в референдуме засчитывается так, как будто он участие в голосовании все-таки принял, но дал на поставленные вопросы негативный ответ. Вполне возможно, что в Софии, городе-миллионнике, такого рода антидемократические уловки особой роли и не сыграют. А как быть с людьми в маленьких деревнях и городах в провинции, там, где все еще сильны, мягко говоря, традиции персоналистской власти местных «королей»? Будут ли эти «неформальные лидеры» терпеть тех, кто посмел сказать свое слово «поперек» их интересов и воли? Скажем откровенно — по-настоящему демократическое голосование выглядит иначе!

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

×