Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Global Forum Tunis 2015


Демократия — уравнение со многими неизвестными



Автор: Ренат Кюнци (Renat Kuenzi,) swissinfo.ch, Тунис




Прямо, откровенно, но всегда честно: представители политических партий Туниса ведут дискуссию по вопросу децентрализации власти. Вторым и третьим слева являются соответственно Самир Эттаиб (Samir Ettaieb) и Имед Хаммами (Imed Hammami). (swissinfo.ch)

Прямо, откровенно, но всегда честно: представители политических партий Туниса ведут дискуссию по вопросу децентрализации власти. Вторым и третьим слева являются соответственно Самир Эттаиб (Samir Ettaieb) и Имед Хаммами (Imed Hammami).

(swissinfo.ch)

В Тунисе завершился Всемирный форум современной прямой демократии, в рамках которого его участники провели множество поучительных дискуссий и обменялись ценнейшими опытом и информацией из первых рук. Каковы же шансы общества, сбросившего оковы тоталитаризма, совершить успешный демократический транзит? Пример Туниса показывает: благородные цели революции очень рискуют стать жертвой представителей «старого режима», делающих ставку на политическую реакцию. 

Представим себе следующую картину. Перед вами находится огромный ворох частичек, которые однажды должны сложиться в один общий паззл. В центре уже можно различить отдельные мотивы будущей картины, но по краям пока еще царит хаос: тут и там возникают прорехи, потом они заполняются содержанием, а прорехи появляются в другом месте, одни частички появляются, потом меняют свое месторасположение, и даже исчезают, словно по мановению невидимой руки.

Представили? Тогда добро пожаловать в Тунис! Добро пожаловать в страну, которая в 2011 году сумела сбросить с себя десятилетия автократического правления президента Бен Али и  рискнула начать очень нелегкое плавание в сторону пока еще туманных демократических берегов. Добро пожаловать в единственную страну «Арабской весны», которой удалось не только успешно совершить революционные преобразования, но и закрепить их на юридическом языке в рамках новой национальной Конституции. 

Здесь можно опять вспомнить образ нашего паззла и сказать, что процесс демократической трансформации вообще, и этот процесс в Тунисе в частности, очень напоминает долгий, порой мучительный, подбор частичек, элементов, фрагментов, которые были бы способны органично заполнить имеющиеся лакуны. Здесь требуются одновременно выносливость марафонца, сила штангиста и мудрость игрока в шахматы.

Долгий процесс

Глобальный форум современной прямой демократии (Global Forum on Modern Direct Democracy) проходил уже в пятый раз и завершился 17 мая 2015 года в Тунисе. Участие в нем приняли 450 представителей и представительниц 38-ми стран с четырех континентов, включая нынешнего премьер-министра Туниса Хабиба Эссида (Habib Essid) и сразу нескольких министров его правительства.

Их общение с парламентариями, общественными и партийными деятелями, профсоюзными активистами, представителями гражданского общества, журналистами и блогерами приводили, порой, к диаметрально противоположным оценкам и мнениям, но все они были едины в одном: переход к демократии будет очень сложным и долгим процессом, не гарантированным от поражений и откатов в прошлое.

«Есть у революции начало, нет у революции конца»? Что ж, эти уже почти полностью забытые слова из песни вполне подходят и к тунисской революции, которая заложила важнейшие основы для последующего демократического транзита, включая предпосылки для децентрализации власти в стране, ранее безраздельно подчиненной режиму личного правления президента Бен Али.

Конечно, этот принцип уже нашел свое отражение в основном законе нового Туниса, в частности, в статье 7, в которой закреплено право людей в провинциях и общинах на местах получить свою долю властных полномочий. Центральная власть, таким образом, теряет свой всеобъемлющий, тоталитарный, характер. Однако гладко было на бумаге... Принципы политической децентрализации еще предстоит претворить в жизнь. И как раз эта-то тема и стала главным пунктом повестки дня Глобального форума современной прямой демократии.

Чья это работа?

Насколько неуверенно юная тунисская демократия еще стоит на ногах, показала предварявшая Форум общая пленарная дискуссия. Участие в ней приняли Мохтар Хаммами (Mokhtar Hammami) от МВД Туниса, министерства, которое при Бен Али играло роль своего рода преторианской гвардии режима, а также целый ряд представителей политических партий и общественных организаций страны.

Из их-то уст и прозвучали самые жесткие, обращенные к правительственному чиновнику, обвинения в стремлении «погубить» завоевания революции, сделать, якобы, все возможное, чтобы не допустить проведения локальных выборов на уровне провинций и общин. В итоге Мохтар Хаммами сообщил всем собравшимся, что его министерство как раз разрабатывает сейчас законодательную базу проведения таких выборов, которые в итоге и позволят реально претворить в жизнь принцип децентрализации власти в стране.

«А с каких пор это стало вдруг вашей работой?», — протестовали депутаты, на что Мохтар Хаммами указывал на отсутствие каких-либо соответствующих предложений со стороны парламента. Итак, с одной стороны революционная целесообразность масс, с другой — осмотрительность и осторожность представителей власти, на плечах которых лежит конкретная политическая ответственность.

Понятно, что истина, как всегда, находится где-то посередине. В политике эта середина называется «компромисс», и Швейцария как раз является признанным чемпионом мира по поиску компромиссных решений самых сложных проблем. Сумеет ли Тунис пойти по этому же пути?

«Мы хотим сегодня...»

Такого рода ситуация ярко отражает общую коллизию, с которой столкнулось общество Туниса в постреволюционное время: со всех сторон раздаются призывы обеспечить верховенство права, свободу и улучшение экономической ситуации, что в целом вполне легитимно, но при этом многие хотят всего этого сейчас и немедленно. Осознание же того, что демократия означает еще и активную ответственность, в обществе еще не проявилось.

Пассивно-фаталистические рефлексы, вера в то, что все как-то само собой уладится, пока еще преобладают. Та пленарная дискуссия была симптоматична еще и с другой точки зрения. Несмотря на обмен порой довольно сильными риторическими ударами, представители как партий, так и правительства, оказались в высшей степени достойными противниками, подчеркнуто проявляя уважение к своим политическим оппонентам. Мехди Бен Мимун (Mehdi Ben Mimoun), профессор агрономии и один из местных организаторов форума, указал на еще одну деталь.

«Вот посмотрите на Самира Эттаиба (Samir Ettaieb) из строго антирелигиозной партии „Массар“ (экс-коммунисты — прим.ред.). Половину своей речи он потратил на благодарности и похвалы в адрес своего коллеги Имеда Хаммами (Imed Hammami) из умеренно исламистской партии „Эн-Нахда“, отметив его вклад в подготовку новой Конституции и, в частности, статьи 7 о децентрализации политической власти. Такие комплименты в адрес противника из прямо противоположного лагеря были бы два года назад просто немыслимы».

Помимо всего прочего эта дискуссия получила хотя и небольшое, но немаловажное историческое измерение, послужив стартовым сигналом для общественных дебатов о том, как же именно нужно проводить децентрализацию политической структуры страны.

Тень над Тунисом

Но сколь бы важными и обнадеживающими ни были это еще фрагментарные и во многом символические проявления политической и ментальной демократической культуры, не следует забывать, что это государство сейчас сталкивается с колоссальными проблемами, на которые вновь и вновь указывали докладчики, выступавшие на форуме.

Экономика и жизнь в Тунисе

Тунис обладает огромным промышленным потенциалом. Почти 60% от 12-миллионного населения страны находятся в возрасте моложе 35 лет. Многие из молодых людей имеют высшее образование (диплом об окончании университета).

Безработица, однако, пока находится в среднем на уровне в 15%, причем молодежная безработица достигает 30%. Почти воловина выпускников вузов (45% или 350 тыс. человек каждый год) не имеет шансов найти достойную работу и обеспечить себе достойную жизнь.

Не случайно, поэтому, что, по данным тунисского МВД, по состоянию на конец 2014 года в Ираке и Сирии в составе подразделений джихадистов и радикальных исламистов сражались почти 3 тыс. молодых граждан Туниса.

Это самая крупная квота, ни одна из стран мира не «поставляет» столько желающих вести «джихад», как Тунис.

Во-первых — экономика. Она находится сейчас в Тунисе просто в катастрофическом состоянии. «За рубежом на Тунис смотрят как на страну, в которой произошла успешная демократическая революции, и которую надо теперь всячески поддерживать. Однако этот образ резко контрастирует с реальным положением дел», — говорит Салем Лабиадх (Salem Labiadh), социолог, автор нескольких книг, в 2013-2014 гг. работавший на посту министра образования. По его мнению, с точки зрения государственной задолженности Тунис вполне сравним с Грецией.

И в самом деле, начиная с 2011 года общий долг госбюджетов всех уровней вырос в Тунисе более чем на 20 миллиардов динаров, что составляет примерно 10 млрд франков, а за первый квартал 2015 года эта сумма увеличилась еще на 7 млрд динаров или 3,5 млрд швейцарских франков. «В этих условиях государство просто вынуждено проводить массовую приватизацию, продавая предприятия, недвижимость и земельные участки», — говорит Салем Лабиадх.

Во-вторых, речь идет о все еще могущественных группировках представителей «старого режима», которые вместе с Бен Али по сути приватизировали государство и занимались безграничным преступным самообогащением, положив в свои карманы миллиарды. К ним принадлежат, наряду с бывшими «силовиками», представители финансово-экономической элиты.

«С революцией они борются по-своему, например, прекратив процесс столь необходимых стране инвестиций в инфраструктуру и производственные мощности», — поясняет представитель партии «Эн-Нахда» Мехди Мабрук, который в 2011-2013 гг. занимал пост министра культуры.

После выборов, прошедших в октябре 2014 года, все эти люди провели своего рода перегруппировку и теперь опять начинают активно вмешиваться в текущую политику. Они даже не считают нужным как-то скрываться или маскироваться. «В парламенте у них снова практически 50% мест. Меня, как говорится, терзают смутные сомнения, я даже не исключаю попытки контрреволюционного переворота», — говорит М. Мабрук. И он сам, по его признанию, отчасти виновен в такой ситуации, признавая, что правительство, членом которого он был в прошлом, не сделало самого главного, а именно, не провело широкую люстрацию.

«Душераздирающее зрелище...»

В-третьих, большой проблемой для Туниса является ситуация в средствах массовой информации. По оценкам многих наблюдателей, вместо того, чтобы быть настоящей «четвертой властью», выступающей в защиту идеалов революции и гарантирующей гласность и прозрачность политической деятельности, они фактически все еще находятся в руках деятелей «старого режима», а уж те не забывают использовать их возможности для того, чтобы лгать, манипулировать общественным мнением и поливать грязью своих политических противников.

«Все прямо как при Бен Али», — разочарованно констатирует молодая представительница одной из общественных неправительственных организаций. «Средства массовой информации в Тунисе стали куда более разнообразными и плюралистичными. Однако действительно важные политические вопросы они стараются вообще не поднимать», — с досадой отмечает Лофти Хайи (Lotfi Hajji), глава тунисской редакции телеканала «Аль-Джазира».

«Вместо того, чтобы вселять в людей доверие к структурам новой власти, они сеют рознь и вражду, отделяя себя от народа все более глубокой пропастью. Не удивительно, поэтому, что за последний год в Тунисе было зарегистрировано более 300 нападений на журналистов, совершали которые не какие-то бандиты, а обычные граждане», — говорит этот журналист.

Итак, каковы же результаты Форума? Прошедшие в его рамках мероприятия, а также информация, полученная из первых рук от участников саммита, многие из которых занимают сейчас или занимали ранее высокие посты в политике, экономике и государственном управлении, весьма заметно скорректировали красивый образ революционного Туниса, сложившийся в западных обществе и СМИ. Намекая на весьма преклонный возраст нынешнего президента Туниса Беджи Каида Эс-Себси, Салем Лабиадх делает очень рискованное финальное сравнение:

«Революция у нас сейчас похожа на молодую девушку, которую насильно выдали замуж за 80-летнего старца. Нынешнее правительство не является больше представителем революции и героев, отдавших за нее свои жизни. И только от самих людей в Тунисе зависит, превратится ли этот брак по расчету в свободный союз свободно собравшихся людей, намеренных, вступив однажды на путь реформ, пройти его до конца».


Перевод с немецкого и адаптация: Юлия Немченко, swissinfo.ch

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×