Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Валюта и биржа


Швейцарский франк отпущен на свободу


Автор: swissinfo.ch и агентства новостей


 Другие языки 1  Языки 1

Национальный (центральный) банк Швейцарии (SNB) отменил режим жесткой привязки франка к евро и отказался от политики защиты средневзвешенного обменного курса двух валют на уровне 1:1,20. Об этом объявил SNB в специальном пресс-релизе. После этого сообщения евро на некоторое время упал до самого низкого с 2003 года уровня по отношению к франку.

Глава швейцарского ЦБ Томас Йордан разъясняет решение отказаться от фиксированного обменного курса франк-евро.  (Keystone)

Глава швейцарского ЦБ Томас Йордан разъясняет решение отказаться от фиксированного обменного курса франк-евро. 

(Keystone)

«Жесткий обменный курс франк-евро был введен в период, когда швейцарский франк был очевидным образом переоценен на мировых финансовых рынках и когда ситуация на этих рынках характеризовалась серьезной степенью неуверенности и непредсказуемости», — указывает, в частности, швейцарский ЦБ. «Национальная валюта Конфедерации остается дорогой, но после ведения жесткого обменного курса ее стоимость постепенно начала возвращаться к норме». Поэтому теперь настало время, по мнению Банка, отказаться от активной защиты намеченного курса на уровне 1 евро — 1,20 шв. фр.

«Различия в монетарной политике ведущих мировых валютных центров в последнее время серьезно усилились, и следует ожидать продолжения данной тенденции. Евро значительно снизился по отношению к американской валюте, в связи с чем серьезно ослабел на фоне доллара и швейцарский франк. В этой ситуации швейцарский Центральный банк считает нецелесообразным и дальше придерживаться курса на поддержание фиксированного обменного курса франка и евро», — указано далее в пресс-релизе швейцарского ЦБ.

Швейцарский ЦБ сдался?

В борьбе на удержание нижней границы обменного курса евро-франк швейцарский Центробанк был вынужден регулярно вмешиваться в ситуацию на валютном рынке, в результате чего в его распоряжении оказался рекордный объем франков на сумму почти в 500 млрд. Вместе с тем в последние месяцы ценные бумаги, номинированные в долларах, оказались довольно-таки прибыльными, что позволило ЦБ добиться в прошлом году чистого дохода в 38 млрд. франков. Однако потом начали «проседать» активы Банка, эмитированные в евро, что превратилось в серьезную угрозу.

Чтобы не допустить резкого и чрезмерного ужесточения рамочных монетарных условий швейцарский ЦБ решил также, отказавшись от жесткого обменного коридора, еще раз серьезно пересмотреть условия финансовой деятельности. Так, доходность по банковским депозитам была сокращена на очередные 0,5% до отрицательной ставки в −0,75%. Трехмесячная ставка Libor еще на один шаг сдвинулась в сторону негативных показателей на −1,25% до −0,25%.

Напомним, в декабре 2014 года швейцарский Центральный банк ввел негативную ставку рефинансирования с тем, чтобы снизить привлекательность валюты Конфедерации для иностранных инвесторов, заявив при этом, что банк «намерен и далее вести активную политику на межбанковском рынке кредитов, чтобы иметь возможность при необходимости влиять на монетарные рамочные условия».

Разъясняя свою позицию, председатель швейцарского ЦБ Томас Йордан заявил сегодня днем на пресс-конференции в Цюрихе, что «мотивом решения отказаться от фиксированного курса стало вовсе не повышение давления на установленную нижнюю границу обменного курса, а общее развитие на международных рынках. Решение было принято резко, без раскачки, но точно так же мы поступили и в момент введения фиксированного курса, поскольку это позволяет избежать панической реакции на рынках, склонных, как правило, к преувеличенной реакции на реальные риски».

«Нет больше никакого резона вести политику, не имеющую никакого экономического смысла», - подчеркнул Т. Йордан. Он отметил, что «швейцарский ЦБ не имеет возможности влиять на международную ситуацию, поэтому лучше выйти из игры прямо сейчас, а не ждать пять или шесть месяцев, с учетом того, что со временем ситуация  может значительно ухудшиться».

«Можно ли после этого доверять SNB?»

Для участников торгов на валютных рынках отмена нижней границы валютного обменного коридора франк-евро оказалась, как видно, неприятной неожиданностью. «У меня просто слов нет», — говорит один из брокеров в интервью агентству экономических новостей AWP. «Случилось как раз то, чего не следовало бы допускать, а именно, валютные спекулянты выиграли в борьбе с Центральным банком». Тем самым, с его точки зрения, швейцарский ЦБ полностью лишился репутации предсказуемого и серьезного партнера.

«Нового жесткого обменного курса явно не будет», — прокомментировал события неназванный валютный аналитик немецкого «Земельного банка Тюрингия-Гессен» (Helaba). «А не будет этого курса потому, что участники рынка все равно не поверят в то, что он будет удерживаться на долгосрочную перспективу. Дальше, как видно, обменный курс станет объектом воздействия сил свободного рынка, и новый курс установится в пределах естественного паритета валют», — предсказал этот аналитик.

Окончание режима жесткого курса и опасения игроков на рынке, связанные с возможными трудностями, которые могут ожидать швейцарскую экспортную промышленность, привели на швейцарской бирже к заметному падению котировок. В 11 часов утра (13.00 по Москве) швейцарский биржевой индекс SMI упал на 7 процентных пунктов до 8555 пунктов.

Международная реакция

Монетарная политика швейцарского ЦБ и его последние решения обратили на себя пристальное внимание международной прессы. Британская «Financial Times», например, даже вынесла на первую страницу график, показывающий развитие обменного курса франк-евро. Тему неожиданного решения Швейцарии отказаться от поддержки фиксированного курса франк-евро газета «New York Times» так же поместила на первую полосу.

Германская газета «Die Zeit» дает слово опытным валютным экспертам. «Решение швейцарского ЦБ стало для рынка полной неожиданностью», — говорит Джонатан Вебб (Jonathan Webb), один из аналитиков. «С учетом предстоящих выборов в Греции и возможной победы на них левых сил, намеренных отказаться от политики экономии предыдущего правительства, у швейцарского ЦБ практически не было бы никаких шансов удержать фиксированный обменный курс на уровне 1,20 франка за 1 евро», — указывает он.

Реакция в Швейцарии

«Отмена фиксированного курса является настоящим приглашением разного рода спекулянтам и игрокам на финансовых рынках», — критикует решение швейцарского ЦБ Даниэль Лампарт (Daniel Lampart), главный экономист Швейцарского объединения профсоюзов (Schweizerischer Gewerkschaftsbund).

«Теперь нам стоит приготовиться к неконтролируемому росту стоимости швейцарской национальной валюты. Уже сейчас швейцарская экспортная промышленность, а также индустрия туризма, в значительной степени страдают от переоцененного франка. Нынешнее решение ЦБ станет очередным негативным фактором для них». По мнению этого профсоюзного деятеля, «вся история швейцарской финансовой политики показывает, что ЦБ не может обходиться без минимальной нижней границы обменного курса, прочерченной либо прямо, либо косвенно».

В недоумении и ведущий экономист банка UBS Даниэль Кальт (Daniel Kalt). «Мы не ожидали ничего похожего. Я, можно сказать, в шоке! Для финансовых рынков это было уж очень горькое лекарство», — говорит он, указывая, что «Европейский союз так до сих пор и не извлек необходимые уроки из своего валютного кризиса. И в этом смысле швейцарский ЦБ должен был бы и далее продолжать политику удержания нижней границы обменного курса, идя даже на чрезмерное разрастание своих франковых активов. Но вместо этого ЦБ предпочел ужасный конец ужасам без конца».

Межотраслевое объединение швейцарских металлообрабатывающих и машиностроительных предприятий «Swissmem» также выражает свое недоумение. С учетом того, что именно эта отрасль швейцарской экономики страдает сейчас в наибольшей степени от дорогой национальной валюты, руководство «Swissmem» не жалеет слов для довольно пугающих прогнозов.

«Действия швейцарского ЦБ противоречат всем ранее сделанным им заявлениям и обещаниям», — подчеркивает пресс-секретарь «Swissmem» Иво Циммерманн (Ivo Zimmermann). Он предлагает пока не впадать в панику, подождать дальнейшего развития событий и посмотреть, на каком уровне, после первоначальной фазы турбулентности, остановится новый обменный курс. Но если стоимость швейцарской валюты продолжит свой рост, то тогда «предприятия, входящие в «Swissmem», ожидают сложные времена.

Напомним, что швейцарские машиностроительные фирмы 60% своей продукции экспортируют в страны ЕС. По мнению депутата швейцарского парламента от партии социалистов Сюзанны Лойтенэггер-Оберхольцер (Susanne Leutenegger Oberholzer), решение швейцарского ЦБ отказаться от фиксированного курса является «опаснейшим шагом», особенно учитывая, что сектор швейцарской экономики, ориентированный на экспорт, только-только смог приспособиться к фиксированному курсу. И вот теперь все рушится.

По ее словам, «европейский рынок является важнейшим экспортным рынком для швейцарской промышленности. Отказ от фиксированного курса ведет к возникновению дополнительной степени неуверенности и непредсказуемости. Компаниям и фирмам придется выделять дополнительные средства для того, чтобы хоть как-то подстраховаться в новых условиях».

По мнению Лукаса Рейманна (Lukas Reimann), депутата большой палаты федерального парламента Швейцарии (Национального совета) от Швейцарской народной партии (SVP) решение «швейцарского ЦБ давно назрело. Национальной экономике опасаться нечего, она крепко стоит на ногах, и она вполне сможет пережить решение отказаться от фиксированного обменного курса».

По его словам, все это только «лишний раз показывает, насколько больна по самой своей сути плановая экономика, в рамках которой ЦБ занимается исключительно манипуляцией денежной массой на основе показателей, ничего не говорящих простым смертным. Проблема, с которой столкнулся швейцарский Центробанк, была проста — готов ли он и дальше участвовать в процессе распада европейской валюты, а главное, готов ли он и дальше оплачивать этот процесс из собственного кармана. С этой точки зрения ЦБ принял единственно верное решение».

×