Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Выборы-2019 Почему предвыборная борьба в Швейцарии такая скучная?

Швейцария — страна последовательного федерализма, поэтому партийные организации одной и той же партии, но в разных кантонах (например, в далекой Женеве и в не менее далеком Граубюндене) могут придерживаться весьма разных курсов. В результате и политиков, известных всей стране на федеральном уровне, можно просто пересчитать по пальцам одной руки, а за рубежом вообще никто не знает ни одного швейцарского политика. 

(Keystone / Walter Bieri)

В Швейцарии начинается завершающая фаза предвыборной парламентской гонки: 20-го октября 2019 года народ страны изберет себе депутатов малой и большой парламентских палат (верхней и нижней их называть нельзя). И возникает вопрос: а где «драйв и угар»? Где скандалы? Где политики, обливающие себя в прямом эфире водой? Где разоблачения? Ничего такого в Швейцарии нет, и на первый взгляд предвыборная пора в стране проходит скорее вяло и скучно. Причиной тому является прямая демократия, непосредственное народоправство. Такого мнения придерживается бернский политолог Шон Мюллер.

Ок, совсем уж скучно предвыборная борьба все-таки не проходит, а все благодаря новым гибридным формам политической агитации, впитавшим в себя логику и эстетику инстаграма: в Швейцарии уже успели и ледник похоронить, и реку Лиммат в Цюрихе покрасить зеленым цветом, и сорвать работу парламента. Но никаких «коробок из-под ксерокса» и никаких «людей, похожих на генерального прокурора» тут, конечно, нет. Нет в этом году и какой-то доминирующей темы.

Шон Мюллер (Sean Müller), политолог.

(ldd)

Вроде бы такой темой должен быть климат? Но муха так и остается мухой, раздуть из нее слона при всём желании не удалось, не помогла даже Грета в Лозанне. А тема прошлых лет, миграция и беженцы, ушла на второй план за отсутствием таковых: и миграция спадает, и беженцев мало. Такая вялость и монотонность являются, с точки зрения политолога Шона Мюллера, логичным следствием всех совокупных особенностей швейцарской политической системы.

swissinfo.ch: На первый взгляд, тем для громких дебатов в Швейцарии должно хватать с избытком, начиная с климата и заканчивая равноправием мужчин и женщин. Но на практике как-то такой «пробивной» основной предвыборной темы в этом году разглядеть невозможно при всём желании. Почему?

Шон Мюллер (Sean Müller): В самом деле, в этом году у нас нет какого-то нового шокового события, которое заставило бы партии высказать свое мнение по соответствующей проблематике. В прошлом такими событиями были «миграционный кризис» или «катастрофа на АЭС в Фукусиме». Сейчас таких тем у нас нет, а социально-политические темы, которые у всех на устах (это и климат, и равноправие мужчин и женщин, и постоянный рост расходов на здравоохранение) не являются ни новыми, ни шоковыми.

Это всё старые, можно сказать, вечные темы швейцарской политики, с каким-то острым и свежим кризисным явлением они не связаны. Поэтому партии могут изящно уходить от обсуждения этих тем накануне выборов, притом что они как раз касаются людей куда в большей степени, нежели пресловутый  «миграционный кризис». Довольно активные предвыборные кампании 2015 и 2011 годов — это скорее исключение, а правило в Швейцарии - это вот такая, как в этом году, предвыборная кампания, происходящая «медленно и печально».

swissinfo.ch: Может быть, Швейцария слишком хорошо живет и проблем у нее нет?

Ш.М.: И это тоже — хотя это не единственная причина. Ситуация в Швейцарии выглядела прекрасно и четыре, и восемь лет назад. Серьезных экономических кризисов тут нет, политических блокад, забастовок и прочих явлений тут тоже не наблюдалось. Может быть, речь идет о каком-то особом менталитете швейцарцев. Мы привыкли к стабильности и предсказуемости, все работают сообща, да и партии сами по себе если и имеют какие-то политические амбиции, то выглядят они, эти амбиции, относительно скромно.

Народники, например, (SVP) хотят сохранить свою долю избирателей на уровне 29%. «Зеленые» по сравнению с консерваторами вообще выглядят какими-то революционерами, вознамерившись нарастить долю своей электоральной поддержки до лишних пяти кресел в большой палате. Напомним, что в Национальном совете всего 200 кресел, и что такое на этом фоне дополнительные пять мандатов? Но если партии сами не ставят перед собой амбициозных целей, то что следует в такой ситуации ожидать от избирателей?

swissinfo.ch: А почему тогда за рубежом предвыборные кампании проходят куда зрелищнее?

Ш.М.: А потому что там нет того, что есть у нас — прямой демократии. В Швейцарии все потенциальные «предвыборные темы» обсуждаются в обществе постоянно, а не раз в четыре года. И, когда избиратель в сто двадцать пятый раз слышит одни и те же аргументы, ему просто становится уже невмоготу. Ему все это уже давно известно, аргументы уже изложены и мнения озвучены, в том числе и на регулярных референдумах. 

Конечно, иная ситуация возникает в случае какого-то форс-мажора. Но если ничего непредвиденного не происходит, то тогда все остается в привычном русле. За рубежом же выборы раз в четыре или пять лет являются единственным поводом и единственной возможностью для партий действительно «заострить свой профиль» и напрямую обратиться к избирателям. В Швейцарии это происходит раз в четыре месяца.

swissinfo.ch: Иными словами, скучные предвыборные кампании имманентно присущи самой сути швейцарской политической системы?

Ш.М.: Да, это так. Политические партии в Швейцарии традиционно куда менее важны, нежели в сопредельных с ней странах. Народ в Швейцарии голосует напрямую по любым вопросам, и потому политические партии не обладают здесь монополией на роль общественного рупора. Кроме того, не партии тут имеют последнее слово, а народ и кантоны. Наконец, серьезным препятствием на пути усиления партий являются в стране федерализм и многоязычие.

В идеале одна партия должна иметь одну программу и одного-двух человек, играющих роль их самых ярких представителей, известных по всей стране. В Швейцарии же нет личности, одинаково известной во всех регионах страны. Может быть, единственным исключением является Кристоф Блохер (Christoph Blocher) из Швейцарской народной партии (Schweizerische Volkspartei — SVP). Вся партийная жизнь в стране происходит в кантонах, они же избирательные округа, и даже одна и та же партия в лице своих кантональных организаций может довольно заметно различаться в своих каких-то акцентах или оттенках.

swissinfo.ch: То есть швейцарская политика поиска и достижения всеобщего консенсуса душит на корню любые споры и дебаты?

Ш.М.: С одной стороны, это так, с другой, швейцарские партии могут себе позволить быть радикальнее в своих взглядах и программах, чем их родственники в странах по соседству.

В Швейцарии партии могут выдвигать самые экстремальные требования, потому что они как раз никогда не получают в полном объёме всего того, чего они требуют.

Конец цитаты

Наши социалисты, скажем, левее немецких социал-демократов, а наши «народники» куда ближе к «Альтернативе для Германии» (Alternative für Deutschland — AfD), чем тамошние консерваторы. В Швейцарии партии могут выдвигать даже самые экстремальные требования, потому что они как раз никогда не получают в полном объёме всего того, чего они требуют, будучи обязанными и вынужденными постоянно искать компромиссы и союзы с другими партиями.

Наши партии менее гомогенны внутри себя самих, и потому у нас нет политических звёзд, которые могли бы играть роль единоличного локомотива той или иной политической кампании. Положительная сторона такой системы заключается в том, что она поддерживает степень разнообразия политического ландшафта на очень высоком уровне, давая возможность делать карьеру в политике очень многим, но при этом обязывая их общаться с людьми не в стиле «взгляд и нечто», но по конкретным, приземленным вопросам.

swissinfo.ch: Значит ли это, что скучная предвыборная кампания даст в результате скучный, менее «прогрессивный», что бы по этим ни понимать, парламент?

Ш.М.: Швейцария была, есть и останется консервативной страной. Великие революции или грандиозные идеи — это не к ней! В этом же году нужно будет посмотреть, кто конкретно победит и кто проиграет. Вполне возможно, что экологические партии получат дополнительно даже больше пяти мест в большой палате. Но и правые партии тоже не пребывают в летаргии, они меняются, вбирают в свои программные и уставные документы социально значимые вопросы, будь то предоставление однополым парам заключать браки или реформирование пенсионной системы.

Смена поколений ведет к появлению на политической сцене разных языковых регионов новых лиц. Но даже для Швейцарии это нюансы. Новый четырехлетний легислатурный период не дает пространства для каких-то тектонических сдвигов. Но это не значит, что в Швейцарии нет перемен. Просто они происходят медленно. И если тут принимается какое-то решение, то оно признается всеми просто потому, что в выработке этого решения могли принимать участие все заинтересованные стороны.

Шон Мюллер (Sean MüllerВнешняя ссылка), политолог, сотрудник Института политологии (Institut für Politikwissenschaft) Бернского Университета. В центре его научных интересов находятся вопросы федерализма и прямой демократии.

Конец инфобокса

Кантон, в котором запретили предвыборные  плакаты

Руди Эберле (Ruedi EberleВнешняя ссылка) из консервативной Швейцарской народной партии (Schweizerische Volkspartei — SVP) обвиняется в настоящее время в нарушении предвыборного законодательства. Этот политик хочет избраться в большую палату швейцарского парламента (Национальный совет) от тишайшего швейцарского кантона Аппенцелль-Внутренний (Appenzell-InnerrhodenВнешняя ссылка).

И что же такого натворил этот потенциальный «слуга народа»? Он занимался предвыборными агитацией и пропагандой и развешивал плакаты со своей рекламой. Казалось бы, в демократической стране можно не только вешать плакаты, но даже (о ужас!) ходить не несогласованные митинги. Так-то оно так, но вам каждый скажет, что Аппенцелль — это вам не Швейцария. Точнее — здесь все партии и движения согласились не использовать во время предвыборной борьбы наружной политической рекламы.

Почему? Ну, потому что в кантоне живут 16 тыс. человек, и поэтому все политики знакомы всем избирателям лично. И незачем, сказали партии, тратить деньги и портить приятные горные виды. Решение отказаться от наглядной агитации было утверждено на последнем кантональном народном сходе (Landsgemeinde, что это такое — подробнее см. здесь), а значит, стало законом, который Руди Эберле и нарушил.

(Источник: Агентство Keystone-sda)

Конец инфобокса

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта