Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Театр Гастроли швейцарского театра «без актеров» прошли в Москве

.

«Наследие. Комнаты без людей» в Швейцарии можно будет увидеть в будущем году во Фрибуре и Лугано.

(Rimini Protokoll)

За последнее столетие продолжительность жизни в Швейцарии увеличилась на 40 лет. Во многом этот рекорд обусловлен самым высоким в Европе уровнем затрат на здравоохранение. Медицина изменила и само представление швейцарцев о смерти: с легализацией эвтаназии она перестала быть спонтанным событием. Смерть больше не нужно ждать, ее можно назначить, как визит к врачу.

Так что же чувствует современный европеец перед лицом смерти, о чем думает, что хочет оставить после себя? Сценическая инсталляция «Наследие. Комнаты без людей», созданная благодаря сотрудничеству швейцарского театра «Види-Лозанн» («Vidy-Lausanne»)Внешняя ссылка и знаменитой театральной компании «Римини протокол» («Rimini Protokoll»)Внешняя ссылка, прославившейся документальными проектами, пытается найти ответы на эти вопросы.

Недавно «спектакль без актеров», как еще называют документальный перфоманс режиссера Штефана Кэги (Stefan Kaegi)Внешняя ссылка, был показан в рамках московского театрального фестиваля «Территория»Внешняя ссылка, впервые за пределами Западной Европы.

В одном из цехов центра современного искусства «Винзавод» театральный художник Доменик Хубер (Dominic Huber) построил настоящий дом с привидениями. Темный овальный зал ожидания, на потолке — карта мира, на ней то и дело вспыхивают маленькие лампочки, обозначающие уход из жизни очередного жителя планеты. 

Nachlass в Швейцарии

Постановку «Наследие. Комнаты без людей» можно будет увидеть с 25 по 28 января 2018 года во Фрибуре в Théâtre Nuithonie, кроме того она пройдет на сцене «Lugano in Sceno» (Лугано, кантон Тичино) 2-4 февраля 2018 года. 

Конец инфобокса

В зале — восемь раздвижных дверей, над каждой окошечко электронного табло, но показывают они не этажи, как в лифтах, а минуты до конца сеанса. Точнее, до конца аудио-завещания. За каждой дверью комната одного из восьми героев спектакля, обычных людей, оказавшихся в силу возраста, болезни или экстремальных увлечений перед лицом смерти. 

На момент представления многих из них уже нет в живых, но их голоса смеются, делятся пережитым за годы жизни и обращаются к зрителям с небольшими просьбами: «Видите этот будильник на столе, заведите его» или «Я спрятал этот портрет под кроватью, чтобы моя дочь его не видела, он и сейчас там, можете взглянуть».

Голоса обитателей

Увидеть тоже можно многое: личные вещи аккуратно расставлены по полкам, фотографии на столах и прикроватной тумбочке, видео возникает то в окне комнаты, то на экране в стене. В одной из комнат зрителям показывают целый фильм о выходце из Турции, который всю жизнь прожил в Швейцарии, но планирует вернуться на родину после смерти. 

Голос обитателя комнаты предлагает снять обувь, сесть на ковер и попробовать рахат-лукум (тут и правда есть большая миска с этими сладостями), потом начинается видео: пожилой мужчина с палочкой посещает похоронное бюро в Швейцарии, выбирает саван, гроб для транспортировки, затем едет в багажное отделение аэропорта Цюриха, чтобы убедиться, что там достойно обращаются с грузом 200, и, наконец, мы видим, как он выбирает место на кладбище в Турции. Теперь он готов и совершенно спокоен.

«В следующий вторник, 18 августа, я поеду в Швейцарию, чтобы умереть», — говорит голос секретарши из Франции, она когда-то мечтала петь на сцене. Теперь она неизлечимо больна и разведена с мужем, который не позволял ей заниматься музыкой. Эвтаназия — это ее осознанное решение. Так было «до». Теперь в ее комнате есть сцена, занавес, песня, овации зрителей. Голос смеется, наконец все в прошлом.

«Наследие» — не первый документальный перфоманс компании «Римини протокол», которые показали в Москве. Минувшим летом зрителей возили на специально оборудованном грузовике в районе метро «Братиславская» (перфоманс «Cargo Moscow»Внешняя ссылка), а два настоящих дальнобойщика сменяли друг друга за рулем и по очереди рассказывали о своей жизни, в то время как мимо проносились промзоны и свалки. В 2016 году на спектакль «В гостях. Европа» зрителей приглашали в обычные московские квартиры, чтобы за столом поговорить о границах и странах Европы.

Все спектакли Штефана Кэги «кочуют» по городам мира с неизменной сценографией и декорациями, но спектакли всегда оказываются разными. Не удивительно, ведь главную роль здесь неизменно играют зрители.

Более эмоционально

«В Москве „Nachlass“ („Наследие“) оказался значительно более эмоциональным, чем в европейских городах, это все заметили», — рассказал Swissinfo пресс-секретарь фестиваля и школы «Территория» Егор Хлыстов. — «Многие плакали, когда слышали голоса людей, это очень непосредственное восприятие. Европейский зритель значительно сдержаннее, он воспринимает происходящее с большой долей условности».

-

-

Немецкое существительное «Nachlass», вынесенное в название постановки, можно перевести не только как наследие, но и как наследство. Интересно, что ни один из восьми героев, с которыми режиссер Штефан Кэги очевидно провел огромную подготовительную работу, записав многочасовые интервью, не говорит о материальных сторонах грядущего ухода. Раздел имущества, затраты на похороны, составление завещания — все это им не интересно.

В России смерть по-прежнему значительно брутальнее, материальнее, суетнее. Она пугает не только неизвестностью и небытием, но и грозит непосильными тратами, потерей кормильца, ведет к утрате имущества. Все это не оставляет человеку времени, чтобы замереть на пороге между presence и absence и просто тихо задуматься о вечном.


Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×