Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Зимние игры 2026 Пройдет ли все-таки в Швейцарии Олимпиада?



Заявка Сьона на участие в олимпийской гонке за право принимать Игры 2026 года является совместной с кантонами Вале, Во, Фрибур и Берн. Представители этих регионов уже не раз отмечали, что стремятся к децентрализованным и экологически устойчивым играм.

Заявка Сьона на участие в олимпийской гонке за право принимать Игры 2026 года является совместной с кантонами Вале, Во, Фрибур и Берн. Представители этих регионов уже не раз отмечали, что стремятся к децентрализованным и экологически устойчивым играм.

(Keystone)

Несмотря на однозначное «нет», сказанное избирателями Граубюндена в адрес Олимпиады, у Швейцарии все еще остается неплохой шанс в поучаствовать в гонке за право провести в стране Зимние Олимпийские игры. Благодарить стоит город Сьон, а точнее, целый проект «Сьон 2026». Демократические права, похоже, в этот раз не являются главным препятствием для проведения третьего по масштабу события спортивного мира. Проблемой могут оказаться сами чиновники от спорта, представители Международного олимпийского комитета.

И снова еще один Рубикон должен быть перейден: 11 апреля спортивный парламент Swiss Olympics, а проще говоря, Олимпийский комитет Швейцарии, решит, выдвигать ли последнюю оставшуюся швейцарскую кандидатуру на выборы столицы зимних Олимпийских игр 2026 года. 

Сразу отметим, заявка Сьона – совместная, вовлечены кантоны Вале, Во, Фрибур и Берн. И даже Граубюнден снова оказался в игре: если Сьон выберут столицей Игр 2026 года, то соревнования по бобслею пройдут в Санкт-Морице.

Эта публикация является материалом в рамках спецпроекта, посвященного прямой демократииВнешняя ссылка в Швейцарии.

Конец инфобокса

Представители этих регионов уже не раз отмечали, что стремятся к децентрализованным и экологически устойчивым играм, что и отражено в заявке «Сьон 2026». Они должны соответствовать новым требованиям МОК, которые в 2014 году были внесены исполнительной властью организации в программу реформ «Повестка 2020».

В ней МОК сформулировал - с точки зрения прав человека, окружающей среды и расхода государственных средств – 40 требований к будущим олимпиадам. Это произошло после скандальных и даже катастрофических в этом плане Игр 2014 года в Сочи и 2016 года в Рио-де-Жанейро. Одним из пунктов числится и «вовлечение граждан» в этот процесс. 

Вместе с рядом других требований, а именно, в отношении прозрачности, надлежащего управления и самоопределения, есть пункт о том, что крупнейшие спортивные мероприятия должны в будущем проводиться в условиях «демократии и устойчивого развития». 

МОК стремится к «гражданскому диалогу»...

На презентации «Олимпийской повестки 2020» президент МОК Томас Бах сказал: «Измениться или подвергнуться изменениям – вот в чем вопрос». Функционнер, сам в прошлом олимпийский чемпион по фехтованию, пообещал, что его организация, которую уже давно и многократно обвиняют в высокомерии власти и коррупции, отныне будет стремиться к «диалогу» и будет «уважать» законы.

Прошло почти три года с того торжественного обещания, и теперь возникает вопрос, насколько серьезным был тогда МОК в лице своего руководителя. И не слишком ли поздно было делать такие декларации неправительственной организации со штаб-квартирой в швейцарской Лозанне, которая финансируется за счет миллиардной прибыли, получаемой после проведения олимпийских соревнований. 

Олимпийские игры Сьону-2026 – лыжню?

Проводить Зимние Олимпийские игры в Вале – это «плохой сигнал в неподходящий момент», считает политик и эколог из г. Сьон Кристоф Клива.

Потому что последние процессы отбора кандидатур на право проведения зимних Олимпийских игр 2022 года и летних Игр 2024 года, дались организации очень тяжело.

МОК принял решение о проведении зимних Олимпийских игр 2022 года в китайской столице Пекине: то есть в городе, где в 2008 году прошли летние Игры и который никогда не был и до сих пор не стал одним из мировых центров зимних видов спорта. 

Не в последнюю очередь Пекин победил еще и потому, что многочисленные конкурирующие кандидатуры выбыли из гонки после национальных референдумов. Так, среди прочих ничего об Олимпиаде не захотели слышать граждане польского Кракова, немецкого Мюнхена и швейцарского кантона Граубюнден. 

… и ставит себе подножку

В Осло 55% избирателей проголосовало «за» олимпийские планы в столице Норвегии. Но здесь МОК сам встал себе поперек дороги: властелины пяти олимпийских колец атаковали граждан своей самовлюбленной программой «Повестка 2020».

В этом 700-страничном мануале Комитет ставил местным организаторам довольно странные условия. Это и лучший алкоголь и деликатесы на столе олимпийского руководства в любое время, и коктейльная вечеринка для МОК за счет короля. А путь к пьяно-радостным и спортивным мероприятиям делегаты МОК желали совершать на лимузинах с шоферами по дорогам, специально закрытым для движения.

И тогда, несмотря на согласие народа в Осло, бюргерское правительство Норвегии заявило «нет», в том числе и на требование государственной гарантии на случай дефицита – тем самым кандидатура Норвегии для МОК умерла. А у китайцев тогда уже не осталось выхода.    

Немногим лучше обстоят дела с кандидатом для еще более дорогостоящих летних Олимпийских игр 2024 года, чье место МОК выберет в сентябре 2017 года. Бостон, Будапешт и Рим уже отозвали свои кандидатуры после того, как группы граждан собрали достаточно подписей для референдумов. В Гамбурге правительство организовало в конце 2015 года олимпийский плебисцит – и проиграло с 51,6% против («за» проголосовало 48,4%).

Таким образом, сейчас в гонке остаются только Париж и Лос-Анжелес. Но если во французской столице возникло сопротивление и полился дождь петиций (такой формы гражданского демократического участия, как референдум, здесь нет), то в Лос-Анжелесе хорошие условия для того, чтобы выполнить все требования из «Повестки 2020». Возможно, даже слишком хорошие.

ШВЕЙЦАРСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ (9) Почему Граубюнден отказался от Зимней Олимпиады?

Почему граждане кантона Граубюнден упорно не желают проводить у себя столь, казалось бы, выгодную в материальном смысле зимнюю Олимпиаду?

Теперь возникает важный вопрос: действительно ли в будущем Олимпийские игры можно будет проводить только в тех регионах и странах, где власть крепко держат в своих руках авторитарные правители (вместе с большинством делегатов МОК) и где никто не заботится об устойчивом развитии? Или, может быть, действительно удастся сделать так, чтобы и Олимпиада, и Демократия, эти греческие сестры-близнецы, которым удалось в 20 веке сделать прыжок в современность – снова нашли общий язык? 

Последняя попытка Швеции и Швейцарии

Ответы поступят в ближайшее время из двух самых демократически развитых стран мира: в Швеции рассматривают кандидатуру на проведение Игр 2026 года ее столицы, Стокгольма вместе с горнолыжными курортами Оре и Фалун.

Это хорошо соотносится с целями демократического устойчивого развития МОК. А в Швейцарии вновь делают попытку – и это после 60-процентного «нет» жителей Граубюндена в середине декабря – продвинуть кандидатуру Сьона. Это будет уже четвертый поход «на Олимпиаду» столицы кантона Вале после провалов заявки на проведение Игр в 1976, 2002 и 2006 годах.

По данным недавно опубликованного исследования в журнале Illustré, дела выглядят совсем не так плохо: две трети населения в Западной Швейцарии предложение поддерживают. Правда, может быть, во-первых, потому, что безобидный опрос мнений «за жизнь» имеет мало общего с необходимостью дать конкретный ответ на вопрос о финансировании на обязательном референдуме. И во-вторых, регион этот еще даже понятия не имеет, какие у господ из МОК возникнут специальные пожелания к кантону Вале.


Перевод с немецкого: Людмила Клот, Надежда Капоне

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×