Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Лаборатория демократии Власть в Швейцарии принадлежит немногим?

Öffentlicher Platz mit einigen wenigen Stühlen und Menschen.

Швейцария остается единственной страной мира, которой так и не удалось за последние 40 лет взять 50-процентный барьер явки на выборы.

( Salvatore Vinci / 13 Photo)

В международном сравнении Швейцария считается идеальной демократией, однако тот, кто присмотрится повнимательней, сможет сделать вывод о том, что и на солнце есть пятна, и что даже такая демократическая система, как в Швейцарии, не свободна от некоторых недостатков. Многие даже склонны утверждать, что швейцарское «господство масс» на деле оборачивается «господством избранных».

Воскресенье 24 сентября 2017 года было в Швейцарии не просто выходным днем, а, как тут говорят, «голосовательным воскресеньем». Впрочем, особенным этот день стал не потому, что на него пришелся очередной референдум, а потому, что на сам референдум были вынесены весьма важные вопросы, среди них — пакет мер по реформированию системы швейцарского пенсионного страхования и обеспечения.

Тема эта, так или иначе, в той или иной форме, рано или поздно, но коснется всех и каждого. День прошел, стало ясно, что поддержки у народа предложенная правительством реформа не получила, однако окончательное отрезвление наступило гораздо позже, уже вечером, когда последние общины передали окончательные результаты голосования в центральную Избирательную комиссию.

Внешний контент

Grafik über die Stimmbeteiligung

Выяснилось, что явка избирателей на этот судьбоносный референдум составила всего лишь 47,2%, иными словами, более половины граждан страны либо вообще не имели своего мнения по предложенному пакету реформ, либо не сочли нужным поставить крестик в понравившемся поле и отослать бюллетень в ЦИК. И вот по меньшей мере после обнародования таких результатов ты начинаешь невольно задумываться: такая тема, а половине жителей страны совершенно все равно, что будет с пенсиями? Почему? По какой причине люди, имея такую привилегию, отказываются от участия в политической деятельности? И что означает низкая явка для состояния демократии в целом?

Нормальный случай

Для начала следует отметить, что низкая явка на выборы в Швейцарии — это нормально! Если посмотреть внимательно на вышеприведенный график, то мы увидим, что времена, когда явка редко, но все-таки превышала 50%, остались далеко позади в истории. Интересно так же отметить, что наибольшие колебания этого показателя в Швейцарии наблюдаются на референдумах, а не на парламентских и иных выборах разного уровня.

За кулисами Кто же все-таки реально управляет Швейцарией?

Швейцарию упрекают за отсутствие прозрачности в области финансирования партий и политических кампаний. Народная инициатива намерена изменить ситуацию.

Это связано с наличием в истории современной избирательной системы Швейцарии (мы ведем ее с 1919 года, то есть с момента введения в стране пропорциональных выборов в Национальный совет, большую палату федерального парламента) легислатурных периодов, на которые приходилось относительно небольшое количество референдумов, посвященных, тем не менее, темам весьма спорным, а потому способным мобилизовать значительные части населения и побудить их прийти на избирательные участки.

Роль женского избирательного права

Кроме того, если еще раз внимательно посмотреть на график, отражающий соотношение доли тех, кто мог голосовать к доле тех, кто реально этим правом пользовался, то мы увидим, что с начала 1970-х гг. явка на выборы в Швейцарии прочно обосновалась в диапазоне от 40 до 50%, что связано с введением в 1971 году на федеральном уровне права для женщин голосовать, избирать и быть избранными.

Тем самым в абсолютном исчислении количество участников демократического процесса увеличилось практически вдвое, но поскольку действительно своими избирательными правами пользовалась только очень небольшая доля женщин, то и в целом процентный показатель явки на выборы в Швейцарии заметно понизился.

Однако возникает вопрос общего характера: почему явка на выборы столь мала? Эксперты-политологи указывают на две причины. Во-первых, в Швейцарии наряду со структурами репрезентативной партийно-парламентской демократии, широко развиты инструменты и структуры прямой демократии. Обычного для той же Германии, хотя теперь уже в меньшей степени, вечного круговорота правительства и оппозиции тут нет.

Народ в любой момент, а точнее, четыре раза в год, имеет возможность напрямую вмешиваться в политику всех уровней, а это, само собой, сокращает роль и значение традиционных парламентских выборов. Во-вторых, с момента окончания Второй мировой войны в развитых странах запада в целом наблюдается общее снижение интересаВнешняя ссылка к участию в выборах.

Демократия: тирания меньшинства?

И если учесть, что результаты голосований и референдумов обязательны для всего населения в целом, в том числе и для тех, кто участия в выборах не принимал, то возникает, немного драматизируя ситуацию, вопрос, а не превращается ли демократия, которую всегда рассматривали в качестве «диктатуры большинства», наоборот, в «тиранию меньшинства»?

Если, например, вновь коротко вернуться к результатам референдума о пенсионной реформе, то мы увидим, что почти 70% граждан страны не имеют никакого отношения к провалу предлагавшегося пакета реформ. Демократия ли это? Или уже что-то иное? Давайте еще раз посмотрим на график, на котором представлена доля тех, кто имеет право голосовать, и тех, кто этим правом реально пользуется.

Внешний контент

Grafik II Stimmbeteiligung

Интересная получается вещь: в период до 1971 избирать и голосовать в стране могла едва ли треть от общего числа населения. Исключены из демократического процесса были иностранцы, молодежь до 18-ти лет, женщины и «лишенцы», то есть граждане, лишенные избирательных прав по суду в результате, например, психической болезни — на графике это площадь над самой верхней линией. В 1939 году эта доля вообще достигла 20%.

После 1971 года абсолютное число избирателей мгновенно увеличилось почти вдвое. Тем не менее, начиная с 1919 года, совокупное число людей, реально принимавших участие в референдумах и выборах, в Швейцарии ни разу не превышало одной трети от общего числа населения страны. Площадь между двумя линиями показывает долю тех, кто, имея все политические права, ими, тем не менее, не пользуется. Начиная с 1971 года данная группа выросла численно более чем в три раза. Интересно также и то, чего на этом графике увидеть нельзя.

Речь идет о том, что склонность к активному участию в политике проявляют в Швейцарии, как правило, одни и те же группы населения. Низкая явка не была бы особой проблемой, если бы группы людей активных в политике, пассивных и лиц без избирательных прав, имели примерно одинаковую социальную структуру. В противном случае, — каковой сейчас и имеет место на практике, — происходит объективное нарушение (чистоты демократических процедур), не очень хорошо сочетающееся с идеалами и заветами классической демократии.

Избирательный избиратель

Есть, однако, исследования, рискующие совершенно иную картину. Политолог Клей Дермонт (Clau DermontВнешняя ссылка) подробно изучил структуру электорального поведения граждан города Санкт-Галлен и сделал вывод о том, что спорадически, селективно, принимает участие в референдумах и голосованиях примерно 50% граждан, около 25% ходит на выборы и голосования всегда и такая же доля приходится на тех, кто голосовать не ходит никогда.

Такого рода выводы способны, конечно, в какой-то степени снизить остроту вопроса низкой явки. Ведь это означает, что голосовать ходят все, просто каждый конкретный раз избиратели рекрутируются из разных, порой даже не пересекающихся, групп граждан: все зависит от конкретных тем, выносимых на голосование. Однако использовать такого рода аргумент с целью вообще вынести проблему низкой явки за скобки и объявить ее несущественной — это было бы политически очень недальновидно.

Активность швейцарских избирателей в сравнении

По данным исследованияВнешняя ссылка, результаты которого были опубликованы ОЭСР в 2016 году, в ходе последних парламентских выборов швейцарцы показали наименьшую степень политической активности из всех стран, членов Организации Экономического сотрудничества и развития. Кроме того, Швейцария остается единственной страной мира, которой так и не удалось за последние 40 лет взять 50-процентный барьер явки на выборы.

В своей основополагающей монографии «Schweizerische Demokratie» («Швейцарская демократия», 2012 год) политолог Вольф Линдер (Wolf Linder) показал, что люди, не ходящие на выборы, отличаются от тех, кто считает, что ходить голосовать нужно обязательно, по четырем основным критериям: пол, возраст, уровень образования и доход. Если коротко, то не участвовать в политике в Швейцарии склонны молодые, необразованные женщины с низким уровнем доходов.

Конец инфобокса


В рамках нашего спецпроекта #ПрямаяДемократиявШвейцарииВнешняя ссылка Сандро Люшер анализируетВнешняя ссылка особенности народоправства по-швейцарски.

Конец инфобокса


Перевод и адаптация: Игорь Петров

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта