Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Локальная демократия Гражданская апатия угрожает демократии в Швейцарии

Läden geschlossen, zu, aus: Wenn Restaurants schliessen, verarmt auch das soziale Leben. Gerade in einem Dorf auf dem Land.

Ресторан закрыт, локальная жизнь прекращается: во многих общинах и муниципалитетах Швейцарии такая картина является горькой реальностью уже сегодня (на фото: придорожный ресторан Furkablick на горной трассе, ведущей из кантона Ури в кантон Вале).

(Imago/geisser)

Откуда есть пошла швейцарская демократия? С мифического луга Рютли? Ничего подобного. В ее основе всегда был и оставался деревенский ресторан, забегаловка, таверна, короче говоря, место, где местные «сливки общества» за рюмкой чая решают в неформальном порядке актуальные вопросы местной повестки дня. Исчезает ресторанчик — и огни локального самоуправления начинают гаснуть.

Деревня маленькая, люди знают друг друга, они все в курсе последних событий и проблем. В кулуарах, в так называемом Sääli, который есть в любой деревенской таверне в Швейцарии, порой принимались важные решения, лишь позже получавшие формальную легитимацию. Но теперь эта система находится под серьезной угрозой. Таверны закрываются, локальные газеты исчезают, безымянные жители пустеющих деревень передают все полномочия по управлению и администрированию профессионалам — так называемым «сити-менеджерам». И это — основание для серьезной тревоги. По крайней мере, так считает наш автор.

Автор *

Принадлежит к числу самых опытных и авторитетных политических аналитиков Швейцарии. Основатель института изучения общественного мнения Forschungsinstitut gfs.bernВнешняя ссылка, бессменным директором которого он был вплоть до выхода на пенсию. 

В настоящий момент является членом правления этого ведущего в Швейцарии НИИ прикладной социологии. На протяжении последних 30 лет комментировал и анализировал политические события в стране на общественном швейцарском национальном негосударственном телевидении Schweizer Fernsehen SRF. 

Читателям портала swissinfo он помогает разбираться в хитросплетениях швейцарской предвыборной борьбы накануне очередных парламентских выборов, намеченных на октябрь 2019 года.

Конец инфобокса

А между тем вроде бы не все так и плохо. Летом прошлого 2018 года швейцарская демократия получила наивысшие оценки от экспертов-политологов Университета города Гётеборг. В составленном им мировом рейтинге мировых демократийВнешняя ссылка Швейцария оказалась на почётном 4-ом месте сразу после Норвегии, Швеции и бывшей советской республики Эстония. 

Ресторанчики вымирают

Однако, как всегда, к этому рейтингу прилагались «примечания мелким шрифтом», в которых, если только внимательно ознакомиться с ними, можно было бы найти немало критических пунктов. Один из них — последовательное ослабление степени вовлечённости локального населения в дела собственных общин и муниципалитетов.

Пока в Швейцарии насчитывается, по состоянию на 2019 год, 2 212 общин, составляющих низший, но от того не менее важный уровень в системе швейцарского федерализма. При этом в 2017 году в СМИ Швейцарии было отмечено рекордное число мелких деревенских ресторанчиков и таверн, закрытыхВнешняя ссылка или перепрофилированных под другие нужды. В среднем же каждый год в Швейцарии закрывается примерно одна тысяча таких заведений. 

Туристам все это особенно незаметно, а вот для тех, кто по долгу своих занятий пристально наблюдает за тенденциями в развитии локальной демократии в стране, этот факт становится основанием для серьезной тревоги и озабоченности на предмет судеб швейцарской демократии в целом. Ведь вместе с завсегдатаями деревенских забегаловок исчезает и то, что в политологии принято называть «политической общественностью»; кроме того, жителям малых деревень негде теперь «выпустить пар» в случае, если местное руководство опять что-то «сделало не так».

В спальных районах — спать!

Ну и что, скажет иной читатель, какая разница? Кого сейчас вообще интересует, что у него происходит в ближайшем окружении — «на районе», в области, в кантоне? И в самом деле, интерес к локальной политике в Швейцарии снижается уже довольно давно — медленно, но верно! Эмоциональная привязанность человека к месту его проживания ослабевает.

Локальная демократия Швейцарские общины хотят нарастить политический вес

Общины Швейцарии предложили учредить муниципальный референдум. Шансов на возникновение нового фомата прямой демократии, увы, немного.

Это, например, с цифрами в руках доказывал в прошлом 2018 году швейцарский банк Credit Suisse, выпустивший уже в шестой раз так называемый «Барометр ТревогВнешняя ссылка», в рамках которого оценивалась степень привязанности людей к месту их постоянного обитания. Результат, что называется, налицо: если в 2012 году эмоциональную привязанность к своей «малой родине» ощущали 50% респондентов, то в 2017 году — только 25%.

Особенно ярко проявляется эта тенденция в крупных урбанных центрах и агломерациях. Рассказывать тут, в общем, нечего, картинка всем знакома: днём работаем в офисе, вечером по пробкам или в общественном транспорте едем в среднем полчаса домой, падаем спать, утром по кругу снова — какая уж тут привязанность и локальная демократия! Тут бы выспаться, а не по собраниям ходить!

Гражданская летаргия

Без последствий все это не остаётся. Тот, кто не следит больше за пульсом жизни своего района или муниципалитета, рано или поздно впадает к гражданскую летаргию и оцепенение. Стулья в залах, в которых проходят общие собрания членов общин, остаются пустыми. Каждый год в Швейцарии проходят примерно 4 тыс. таких собраний, участие в которых принимают в среднем 300 тыс. человек.

Таковы данные, предоставленные экспертами Лозаннского университета и Цюрихской высшей школы прикладных наук (Zürcher Hochschule für angewandte Wissenschaften). На основании данных всех такого рода оценочных докладовВнешняя ссылка, регулярно выпускаемых упомянутыми вузами, можно сделать вывод о том, что чем больше число жителей данного муниципального образования, тем меньше доля граждан, принимающих участие в работе общинных собраний. В общинах численностью от 250 до 1000 чел. темпы нарастания политической летаргии особенно высокие.

Но совсем мрачно, еще мрачнее даже Битвы при Винтерфеле, выглядит ситуация в городах в целом: там участие в общественной жизни принимают от силы 2-3% от общего населения. Андреас Ладнер (Andreas Ladner), патриарх швейцарской политологии и специалист в области изучения муниципальной демократии, говорит, что «волшебного средства против этой проблемы пока никто не нашел». И мы склонны ему поверить!

Слияние общин противопоказано локальной демократии

В 1999 году «Швейцарский исторический лексикон» (Historische Lexikon der SchweizВнешняя ссылка) отметил, что в ходе процесса снижения числа общин Швейцария впервые перешагнула психологически значимую границу в 3000 муниципальных образований низового федеративного уровня. В 2019 году власти Швейцарии официально зафиксировалВнешняя ссылкаи в стране наличие только 2 212 общин, а это означает, что в течение последних 20 лет в Конфедерации в результате слияний и поглощений четверть общин утратила свою политическую автономию и права самоуправления.

(1)

Причин такого «вымирания общин» можно назвать несколько. Во-первых, во многих регионах просто нет достаточного количества людей, готовых на общественных началах заниматься локальной политикой. Во-вторых, многие общины сами, ведя неумную финансовую политику, лишили себя своей автономии. В-третьих, стремясь выправить положение, многие общины начинают прибегать к помощи профессионалов — что часто оборачивается демократическими дефицитами. Кроме того, в новых муниципальных образованиях, появившихся в результате слияния более мелких единиц, политическая активность граждан резко падает.

Что делать? Многие большие, вновь созданные общины, прежде всего на западе стране во франкоязычных кантонах, а также в италоязычном Тичино, видят выход в создании муниципальных парламентов. По состоянию на 2017 год, в стране функционировало 475 общинных и городских парламентов, общее число депутатов которых достигало 17 339 человек. Но и этот метод, как оказалось, имеет свою обратную сторону. В частности, «текучка кадров» в депутатском корпусе муниципального уровня намного превышает средние показатели по стране, а в таких парламентах «немецкой» Швейцарии, как правило, вообще на каждую депутатскую отставку приходится один вновь избранный «слуга народа».

Но есть и альтернативы

Например, в кантоне Люцерн многие маленькие общины сказали: «Мы пойдём другим путём», а именно путем решительного углубления и расширения прямой демократии. Там граждане получают возможность непосредственно высказывать свое мнение путем голосования буквально по всем вопросам актуальной повестки дня. Даже по самым мелким. А это ведет к резкому, в пять-шесть раз, росту степени вовлеченности граждан в процессы муниципального управления по сравнению с явкой тех же граждан на общинные собрания.

Многие политологи, кстати, резко критикуют общественно-политическую структуру этих собраний, указывая, что в 86% таких структур отмечается явная недопредставленность молодого поколения избирателей, в 32% не хватает представителей от пенсионеров, да и слишком мало число тех, кто представлял бы интересы женщин и мигрантов. А вот местный бизнес как раз ощущает себя на таких собраниях как рыба в воде. Об этом в 2016 году сообщал швейцарский политологический блог DeFacto.

Репортаж

Прямая демократия Общинное собрание

Пять регионов, пять общин — чем живет муниципальная политика в Швейцарии?

Политолог Филипп Роша (Philipp Rochat) из «Центра изучения проблем демократии в Аарау» (Zentrum für Demokratie Aarau — ZDAВнешняя ссылка), написавший кандидатскую диссертацию на тему общинных собранийВнешняя ссылка, считает, со своей стороны, что низкая явка на них граждан проблемой не является, с учетом того, что все принимаемые на собраниях решения почти всегда принимаются и воспринимаются народом «с чувством глубокого удовлетворения». А это означает, что низкая явка на собрания отнюдь не означает автоматически снижения качества демократических процедур.

Кризис локальной прессы — кризис локальной демократии

Даниэль Кюблер (Daniel Kübler), один из директоров ZDA, уверен, что этими проблемами вызовы и угрозы, с которыми сталкиваются общины, на заканчиваются. В одной из своих научных работ он выявил и доказал наличие очевидной корреляции между состоянием локального рынка прессы и качеством муниципальной демократииВнешняя ссылка. «Чем выше тиражи локальных СМИ и чем активнее местные газеты пишут о политических проблемах, тем выше явка на выборы и голосования», — указывает Д. Кюблер. А если учесть современные тенденции, то вполне можно, соответственно, допустить и обратный вывод: чем быстрее исчезают одна за другой локальные газеты, тем ниже становится явка.

Таким образом, тут есть над чем подумать и есть причины для беспокойства, коль скоро вымирание локальных СМИ по сути означает исчезновение политической общественности. А там, где нет общественности, — нет и общественного контроля, что означает полную свободу действий для разного рода лоббистов и «адвокатов» совершенно частных, партикулярных, эгоистических интересов. Впрочем, цифровая революцияВнешняя ссылка тут вполне может оказать прессе очень важную услугу. На это указывает, например, Отфрид Яррен (Otfried Jarren), председатель Швейцарской федеральной комиссии по делам СМИ (Eidgenössische MedienkommissionВнешняя ссылка).

С его точки зрения, на смену традиционным локальным газетам могли бы прийти электронные сетевые дискуссионные и общественные платформы. Финансирование таких порталов можно было бы осуществлять за счет как общественных бюджетов, так и финансовой помощи со стороны разного рода фондов. Так или иначе, ясно одно: функционирующая демократия требует от граждан активного участия в политических процессах, а такая демократия, как швейцарская, в рамках которой огромную роль играют такие коллективные форматы решения политических вопросов, как локальные собрания членов общин, не может обойтись без эмоциональной и структурной привязки человека и гражданина к месту его постоянного проживания.

Демократия и общество В Санкт-Морице иностранцы получат право голосовать?

Жители всемирно известного курорта в швейцарском кантоне Граубюнден имеют шанс скоро получить право голоса даже не имея швейцарского гражданства.

Эрозия этой привязки, совершившаяся на протяжении жизни только одного поколения, уже серьёзно изменила Швейцарию, ведь здесь локальный уровень выступает фактически в качестве колыбели прямой демократии. Проблемы, с которым сталкивается этот уровень, весьма многочисленны. Число же возможных решений является куда более скромным.

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта