Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Мир и народоправство Швейцарская демократия у австралийских антиподов

Tim Wilson macht im australischen Parlament seinem Lebenspartner einen Heiratsantrag.

Историческая сцена: депутат Тим Уилсон (Tim Wilson) сделал прямо в зале заседания австралийского парламента предложение своему партнеру, сидящему тут же на трибуне для зрителей.

(Getty Images)

После многолетних дискуссий австралийский парламент буквально на днях принял историческое решение, разрешив однополым парам заключать брачные союзы со всеми из такого рода союзов вытекающими правами и обязанностями. Огромную роль сыграло при этом народное мнение, высказанное гражданами Австралии на успешном общенациональном плебисците, первом за последние 40 лет. В Австралии надеются, что у людей после этого проснется «аппетит» в плане проведения дальнейших реформ.

Австралийская столичная территория (Australian Capital Territory, ACT) — это субъект в рамках Австралийского союза, в состав которого входят город Канберра, небольшая сельскохозяйственная зона и Национальный австралийский парк «Намаджи». Возникло это образование в 1911 году по американскому образцу — его выделили в роли столичного округа из территории штата Новый Южный Уэльс (New South Wales, NSW). Сегодня это самая развитая и густонаселённая административно-территориальная единица страны на юго-востоке Австралии. 

Но в те времена, обладая уникальным ландшафтом и растительным миром, эти земли были весьма сложными в плане расселения и экономической деятельности. Строительство города Канберра началось в 1913 году. Сегодня это месторасположение правительства Австралийского союза, население которого составляет всего лишь 25 млн человек. Здесь же, в Канберре, проводит свои заседания национальный парламент, состоящий из Сената (верхней палаты, 76 сенаторов) и Палаты представителей (нижней палаты, 150 депутатов). В парламент также входит королева Великобритании, представленная генерал-губернатором.

Прямая демократия Вокруг света за 200 дней в поисках демократии

Два десятка стран на четырех континентах: как граждане разных государств понимают демократию и реализуют свои неотъемлемые гражданские права?

Историческое событие, которое я хочу упомянуть, произошло как раз в нижней палате. Его главным героем оказался депутат от правящей «Либеральной партии Австралии» («Liberal Party of Australia») Тим Уилсон. Вообще-то он должен был выступать на тему введения в стране брака для однополых пар. Но в итоге его речь была посвящена совсем иному.

Предложение, от которого невозможно было отказаться

«Райан Патрик Болгер, хочешь ли ты заключить со мною брак?», — произнес депутат Уилсон, обратившись к трибунам, отведенным для размещения посетителей австралийского парламента. Именно там, среди гостей и туристов, и находился в тот момент человек, с которым Тим Уилсон захотел навсегда связать свою жизнь. Отказаться от такого предложения этот самый Райан Патрик не мог и не хотел. И так история австралийского парламентаризма пополнилась еще одним курьезом, наградой которому стали бурные и продолжительные аплодисменты всех присутствующих. У многих из на глазах даже стояли слезы.

«Спасибо, дорогие сограждане, за этот чудесный рождественский подарок», — заявил один из депутатов от оппозиционной «Демократической лейбористской партии» («Democratic Labor Party» — «DLP»), имея в виду недавний позитивный ответВнешняя ссылка народа Австралии на предложение предоставить однополым парам право регистрировать самые обычные браки со всеми вытекающими из них правами и обязанностями. Это голосование, официально имевшее статус «консультативного опроса» и проведенное по почте, выявило, что на внесение в национальное брачно-семейное законодательство соответствующих поправок позитивно смотрят 61,6% граждан Австралии.

Тем самым долгий и непростой путь к модернизации австралийского брачного права привел, наконец, к счастливому финалу. В прошлые годы представители самых разных австралийских политических партий выступали в пользу «брака для всех». И всякий раз все эти проекты терпели поражения, не будучи в состоянии преодолеть те или иные правовые барьеры, предусмотренные в рамках австралийской демократии — весьма необычной и очень, как сейчас модно выражаться, «суверенной».

Три источника, три составные части

«В рамках формирования австралийской демократии огромную роль сыграли опыт и импульсы из США, Великобритании и Швейцарии», — говорит политолог Рон Леви (Ron Levy), работающий и преподающий в авторитетном и престижном «Австралийском национальном Университете» («Australian National University») в Канберре. В начале декабря уходящего 2017 года он как раз принимал участие в научной конференцииВнешняя ссылка на тему «Вызовы в адрес глобальной прямой демократии: от Швейцарии до Австралии, границы и возможности современных плебисцитов и референдумов», организованной, в том числе, швейцарским посольством.

Из США отцы-основатели современной Австралии, собравшись в Сиднее в 1891 году на своей первый Конституционный конвент, переняли парламент в составе двух палат. В основу работы парламента они положили принципы «Вестминстерской системы». Третий, не менее важный импульс, поступил из Швейцарии, а именно, речь идет об обязательном выносе на всенародный референдум всех поправок, предлагаемых для внесения в конституцию, причем для их одобрения в Австралии, точно так же, как и в Швейцарии, необходимо обеспечить двойное большинство в составе большинства списочного состава зарегистрированных избирателей и большинства субъектов федерации: в Швейцарии кантонов, в Австралии — штатов и территорий.

Но каким образом исконно швейцарское «двойное большинство» попало к «антиподам»? Ответственность за этот исторический парадокс несет некий Анри Тарден (Henry A. Tardent), уроженец деревни Ормон-Дессу (Ormont-Dessous) что в кантоне ВоВнешняя ссылка. В 1880 году он решил переселиться в Австралию, точнее, на территорию штата Квинсленд (Queensland), который тогда был британской колонией.

Видео Швейцарской законодательной инициативе 125 лет

Как развивался такой инструмент швейцарской прямой демократии, как народная законодательная инициатива? Подробности в этом видеосюжете.

Новую жизнь на противоположном конце света А. Тарден начал весьма скромно, в качестве обыкновенного крестьянина. Затем карьера его пошла постепенно в гору, он начал работать преподавателем иностранных языков, а в итоге он стал никем иным, как секретарем местного отделения партии Лейбористов. Накануне уже упомянутого Конституционного конвента в Сиднее в 1891 году его попросили не много не мало перевести на английский швейцарскую федеральную конституцию и разъяснить участникам конвента ее основное содержание.

По всей видимости, А. Тарден блестяще справился с поставленной перед ним задачей, поскольку в конечном итоге в текст австралийской конституции вошел почти один к одному скопированный принцип обязательного референдума и двойного большинства при внесении любых поправок в основной закон. Особенно важным здесь оказался принцип «двойного большинства», который уравнивал «административные ресурсы» больших, густонаселенных, и таких же больших, но весьма малонаселенных, штатов и территорий Австралии.

Наряду с Тарденом не менее важную роль в истории развития и совершенствования австралийской демократии сыграл и другой швейцарец по имени Генрих Шпёндлин (Heinrich Spoendlin). Он и Тарден настолько активно продвигали и пропагандировали преимущества швейцарской политической системы, что австралийцы в итоге «сдались» и позже позаимствовали для своего законодательства целый ряд других норм швейцарского права. Кстати, Генрих Шпёндлин был прямым потомком самого Ульриха Цвингли.

Не право, а обязанность

С момента основания Австралийского союза 1 января 1901 года австралийцы в общей сложности уже 44 раза должны были принимать участие в общенациональных референдумах по вопросу внесения изменений в конституцию страны. Да, это не ошибка — именно что «должны были»! Дело в том, что участие в таких голосованиях на Зеленом континенте является не правом, но обязанностью. Тот, кто без уважительной причины не отдал свой голос, должен заплатить штраф в размере 40 австралийских долларов или 30 франков (примерно 1 800 рублей).

+Читайте, как в кантоне Шаффхаузен ты «гражданином быть обязан».

При этом австралийцы весьма консервативно настроенные люди, поэтому из 44 предлагавшихся поправок они на данный момент одобрили только 8 (см. инфобокс внизу). Начиная с 1977 года все поправки, выносившиеся на суд народа, терпели поражение из-за неспособности набрать «двойное большинство» и получить согласие большинства кантонов, то есть штатов. Может быть, это обстоятельство было связано с тем, что, как правило, все они касались пресловутых «процедурных вопросов», определяющих порядок функционирования демократических структур и институтов страны. Но стоило только на повестке дня появиться менее «скучному» вопросу («брак для всех»), как народ оживился и дружно сказал «да».

Правда, здесь нужно еще учитывать, что в случае с однополыми браками речь шла не о поправках в конституцию, а просто о пересмотре федерального законодательства. Как говорит Рон Леви, «с учетом поражения в последние 40 лет всех проектов поправок в конституцию австралийский премьер Малкольм Тернбулл (Malcolm Turnbull) решил провести на сей раз не референдум по конституции, а плебисцит по новому проекту закона. Однако голосования такого формата носят не обязательный, но консультативный характер, то есть их результаты не имеют юридически обязательного характера. Но для правительства Тернбулла такой плебисцит стал последним шансом найти-таки выход из обозначившегося политического тупика.

Мнение Если хочешь провести Олимпиаду, не спрашивай народ!

Мега-события, такие, как Олимпиада, плохо сочетаются с прямой демократией. Там же, где народ «безмолвствует», проводить такие мероприятия куда легче.

И как мы видим — премьер не прогадал. Ирония судьбы — все предыдущие годы против „брака для всех“ выступали определенные круги как раз из правящей буржуазной коалиции. Народный плебисцит позволил раз и на всегда разрубить это гордиев узел».

Весна реформы нашей?

«Хочется надеяться, что нам удастся сохранить динамику политических реформ и настрой людей на перемены», — говорит Сара Хиткоут (Sarah Heathcote), вице-ректор «Australian National University», профессор кафедры международного и публичного права, так же принимавшая участие в семинаре на тему прямой демократии в Австралии и Швейцарии. С ее точки зрения, в австралийском законодательстве есть несколько проблемных областей, нуждающихся в выработке современных и эффективных решений.

Одна из таких областей — конституционно-правовое признание прав австралийских аборигенов, численность которых на сегодняшний день составляет примерно полмиллиона человек. Их племена изначально населяли австралийский континент, задолго до того, как 13 мая 1787 года 11 кораблей так называемого «Первого флота» с каторжниками на борту под командованием капитана Артура Филлипа подошли к бухте Ботани на побережье нынешнего Нового Южного Уэльса, изученного Джеймсом Куком еще в 1770 году.

Последующие 200 лет колонизация Австралии сопровождалась целенаправленным истреблением австралийцев и их вытеснением в неблагоприятные районы, что привело к резкому снижению их численности. Затем государственная политика так называемого «протекционизма» (в том числе создание охраняемых резерваций) способствовали исправлению ситуации. В 2008 году правительство страны принесло им свои официальные извинения за все совершенные в их отношении несправедливости. Следующим логичным, с точки зрения Сары Хиткоут, шагом должно стать конституционно-правовое признание общественной группы «аборигены» в качестве полноценных субъектов права страны.

Впрочем, народные голосования — это очень непредсказуемый механизм. В 1999 году на референдум был вынесен вопрос преобразования Австралии из монархии в республику. Это должна была быть судьбоносная историческая реформа — но и она потерпела поражение из-за «двойного большинства», коварного принципа, экспортированного прямиком из Швейцарии. И это при том, что все опросы накануне указывали на наличие очень комфортного большинства, на которое могли опираться сторонники реформы.

Но теперь «поезд ушел. Этот вопрос снят с актуальной повестки дня на несколько последующих поколений», — говорит Рон Леви, с учетом того, что, в отличие от Швейцарии, сувереном, то есть источником власти в стране, является отнюдь не народ, но британская корона. Так что, по большому счету, сохранить под своим скипетром Австралию Королева смогла, не в последнюю очередь, именно благодаря Швейцарии. Выразил ли Лондон с тех пор свою благодарность Берну? Сведений на этот счет у нас нет.

Справка

Важнейшие поправки, внесенные в конституцию Австралии по воле народа (в период с 1901 года).

1906 год: реформа избирательной системы;

1910 год: введение бюджетно-перераспределительной системы выравнивания финансовых потенциалов штатов и территорий;

1928 год: «Долговой тормоз» (меры противодействия росту объема государственного долга);

1946 год: федеральный центр получает в свои руки компетенции по формированию национальной политики в социальной сфере;

1967 год: отмена дискриминации аборигенов;

1977 год: реформа порядка формирования Сената;

1977 год: предоставление права жителям австралийских внешних территорий участвовать в народных голосованиях;

1977 год: отмена пожизненного статуса судей.

(Источник: Австралийская избирательная комиссияВнешняя ссылка)

Конец инфобокса


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта









Teaser Longform The citizens' meeting

Teaser Longform The citizens' meeting

The citizens' meeting