Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

ШВЕЙЦАРСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ (13) Угроза наводнения и прямая демократия в Швейцарии

Ein Postauto fährt an Bach vorbei

Спрямлённое русло реки Юрке (Uerke), округ Цофинген, кантон Аргау.

(Stephanie Hess)

Небольшой городок Юркхайм (Uerkheim) расположен в равнинной части Швейцарии, в кантоне Аргау недалеко от исторического города Цофинген. И ничем по большому счету Юркхайм не привлекателен, кроме, может быть, одного обстоятельства: его регулярно заливает выходящая из берегов местная речушка Юрке (Uerke). Обладая широкими правами автономии и самоуправления, избиратели уже два раза выносили на всеобщее голосование проекты, которые были призваны оградить город от разрушений, а значит и убытков — и оба раза эти проекты не находили поддержки большинства граждан. А потом на город обрушилось самое сильное за всю его историю наводнение...

Еще и сегодня гости города могут увидеть на стене небольшого местного магазинчика эту символическую и трагическую красную линию, которой был отмечен уровень наивысшего подъема уровня воды в местной речушке Юрке: летом 2017 года этот показатель превысил норму на целых 1,87 метра. В истории города Юркхайм ничего подобного не случалось еще ни разу.

Народ безмолвствует (часть I)

Внутри, в помещении магазинчика, грохочет специальный вентилятор. Он сушит новый бетонный пол. Старые полы после наводнения пришли в полную негодность, их понадобилось менять. Торговля же пока переместилась во двор, в белый строительный контейнер-бытовку. Временное решение. Лучшего выхода из ситуации пока никто не предложил. Женщина, которая вместе со своим мужем владеет магазинчиком, ничего не говорит, только молча качает головой. С журналистами разговаривать она не хочет.

Слишком уж часто за последнее время ей пришлось рассказывать представителям СМИ свою историю. Кого тут только не было: и газетчики, и радиожурналисты, и съемочные группы бесчисленных телеканалов. Чем был вызван столь активный интерес средств массовой информации? Конечно же, на первом месте стояло нетипичное по разрушительной силе наводнение. Но не только. Ведь пример городка Юркхайм показывает, сколь непростая эта вещь, прямая демократия, и что есть у нее не только солнечные, но и теневые стороны.

Мы же вас предупреждали!

Население городка Юркхайм (Uerkheim), кантон Аргау, едва насчитывает 1 300 человек. Наводнения и учиняемые ими разрушения и убытки давно уже являются тут одним из самых актуальных пунктов городской политической повестки дня. Первый же, особенно настойчивый, «звонок» прозвучал для города в 2012 году, когда Юркхайм стал жертвой довольно значительного наводнения в результате нетипично щедрых осадков. Подвалы и гаражи многих домов были подтоплены, несколько единиц личного автотранспорта пришлось сдать в утиль, так как после наводнения пользоваться этими машинами было уже невозможно.

Baustelle

Здесь был мост, но его смыло селевым потоком. 

(Stephanie Hess)

Разумеется, граждане Юркхайма стали думать, что делать в этой ситуации. Постановили подождать следующей прямой телевизионной линии с президентом и попросить его помочь городу за счет федерального бюджета. Что? Сорри, конечно же, ничего такого в городе не происходило. Это всего лишь шутка. Потому что в Швейцарии граждане обладают на своем, общинном уровне, самыми широкими правам самоуправления, и обращаться сразу за помощью к федеральному центру здесь не принято. Центр сыграет свою роль, но позже. Прекрасно? Да, но не совсем! 

Однако все по порядку. Вскоре после наводнения 2012-го года правление общины Юркхайм создало рабочую группу с участием кантонального ведомства капитального строительства («Tiefbauamt») и начало разрабатывать пакет мер, направленных на предотвращение такого рода несчастий в будущем. В частности, предполагалось, с соблюдением высочайших швейцарских СНИПов, приподнять все перекинутые через речку Юрке мосты, дабы их элементарно не сносило водой и принесенными наводнением с гор стволами упавших деревьев.

На собрании общины избиратели минимальным большинством одобрили выделение под эту меру кредит в размере 635 тыс. франков, а полностью весь пакет противопаводковых строительных мероприятий обошелся бы в 2,5 миллиона, причем сформирована эта сумма должна была быть на паритетных началах за счет бюджета города, кантона и федерального центра. При этом последний должен был выделить одну треть, тогда как кантон и община поделили бы оставшиеся две трети в пропорции, соответственно, 60% на 40%.

Поражение в ходе голосования (часть I)

И все равно многие граждане сочли даже такое распределение финансовых тягот не отвечающим их интересам. Мол, слишком дорого! Не говоря уже о том, что, как утверждали противники пакета, предусмотренные меры не обеспечивали надлежащей защиты всего города в целом. Поэтому в итоге они прибегли к такому инструменту прямой демократии, как референдум, организовали голосование, по итогам которого «против» было подано 362 голоса, «за» — только 134. Явка составила 50%.

ШВЕЙЦАРСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ (11) Швейцарский город, где власть в руках немногих

#ПрямаяДемократиявШвейцарии представляет: город Рапперсвиль, кантон Санкт-Галлен, весьма особый случай местного самоуправления!

Глас народа — как известно, глас божий. Отвергнутый проект был отправлен в мусорную корзину, а власти города и кантона принялись работать над новым вариантом мер, которые должны были все-таки в будущем обеспечить эффективную защиту города от воздействия разрушительной стихии. Летом 2015 года новый пакет был готов, и власти вынесли его на общественное слушание. Всего предлагалось реализовать четыре десятка строительных проектов на сумму в 5,8 млн франков, причем бюджет общины Юркхайм должен был обеспечить из собственных средств финансирование в объеме 1,5 млн.

Поражение в ходе голосования (часть II)

И все пошло по второму кругу. На общем собрании граждан проекту был дан зеленый свет, затем снова появилась группа недовольных, которая организовала референдум. А народ, как и в прошлый раз, пришел к урнам и отверг тот самый пакет строительных мер, относительно которого он, вроде бы совсем недавно, придерживался прямо противоположного мнения. Что вообще происходит? Почему на собрании люди голосуют так, а потом, оставшись наедине с избирательным бюллетенем, совсем иначе? Имеем ли мы тут дело с какими-то особенностями психологического характера?

Как бы там ни было, город и месяцы спустя после того голосования находился в состоянии полной растерянности. «У меня нет никаких объяснений. Можно предположить, что дело опять заключается в деньгах, и что этот пакет (противопаводковых мер) все еще кажется многим слишком дорогим», — говорит председатель правления общины Юркхайм Маркус Габриэль (Markus Gabriel). И недаром с тех пор по городу ходит анекдот о том, что, мол, жители Юркхайма повышению налогов предпочитают повышение уровня реки.

Народ безмолвствует (часть II)

Прогулявшись по улицам города и попытавшись поговорить с избирателями, я очень быстро поняла, что на контакт с прессой никто, как и прежде, идти не хочет. Отказался разговаривать со мной и организатор второго референдума Петер Лойенбергер (Peter Leuenberger), который просто проинформировал меня в формате лапидарно сформулированного СМС о том, что «справок он не дает».

«Да, досадно вышло, но народ — он суверен. Как он решил, так и будет. Изменить тут что-то мы не в состоянии. И это при том, что я людям еще тогда сказал: вопрос заключается не в том, будет ли у нас новое наводнение, а в том, когда оно будет», — говорит Маркус Габриэль. И он оказался прав.

80 миллионов франков

Июль 2017 года выдался очень жарким. Несколько недель подряд дневная температура в равнинных регионах Швейцарии не опускалась ниже 30 градусов по Цельсию. А потом 8 июля 2017 года произошло то, что обычно очень хорошо описывается в учебниках природоведения для начальной школы: после недельной жары образовался мощнейший грозовой фронт. Потом хлынул дождь, усиливающийся с каждой минутой, порывы ветра достигали рекордной для этой местности скорости. Затем начался град, причем отдельные градины были размером с перепелиное яйцо. 

Мирная речушка Юрке за несколько минут превратилась в ревущий поток, сносящий все на своем пути, включая ограды, мосты и неудачно припаркованные автомашины.  Читатель писал в тот момент в адрес редакции швейцарской бульварной газеты «Blick»: «Весь Юркхайм затопило. По площади вокруг мэрии ездить на машинах уже невозможно». Да, ездить там было нельзя, только плавать на лодках. К счастью, никто из граждан города тогда лично не пострадал. А вот автомобили, гаражи, подвалы и стиральные машины в них, системы отопления, предметы домашнего обихода — все они стали жертвами разгулявшейся стихии... и прямой демократии.

Eine Baustelle

Эти дома пришлось сносить.

(Stephanie Hess)

Как известно — скупой платит дважды, а в данном случае ему, точнее им, горожанам, пришлось платить даже восемьдесят раз, потому что в итоге Юркхайм, отказавшийся инвестировать 1,5 млн в защиту от наводнений, понес материального ущерба на фантастические 80 млн франков. Здесь, в маленьком городке, — многие вообще называют Юркхайм «деревней», — каждый знает каждого. И у каждого в городе есть знакомые, родные, близкие или просто друзья, в той или иной степени пострадавшие от разгулявшейся непогоды. У отца председателя правления общины Маркуса Габриэля, например, был полностью затоплен подвал. Пожарные и служба гражданской обороны в те дни ни знали ни сна, ни отдыха.

Первобытная стихия, или Конец одной карьеры

Три месяца спустя. Маркус Габриэль стоит на одном из бетонных мостов, перекинутых через мирно текущую речку Юрке. Трудно себе представить, что этот почти что ручей нанес городу такой катастрофический урон. По оценкам мэра, тогда по городу река переносила 45 кубических метров воды в секунду. Противопаводковые же сооружения, которые планировалось построить в рамках двух отвергнутых народом проектов, были рассчитаны в лучшем случае только на 18 кубов. Так значит, народ опять оказался прав и ни один из отвергнутых проектов все равно бы город не спас?

Ein Bach

Река Юрке (Uerke) выглядит безобидно, но только на первый взгляд. 

(Stefanie Hess)

Мэр задумчиво качает головой. «Ну, как сказать? Совсем уж бесполезными эти меры все равно не были бы. Хотя, конечно, о катастрофе таких чудовищных размеров мы даже и не думали». Представитель кантональных властей Маркус Цумштег (Markus Zumsteg) подтверждает, что «буря 8-го июля превзошла бы все наши ожидания. Технические меры, которые нами планировались, на такое наводнение рассчитаны не были». 

Сейчас кантональные эксперты проводят подробный анализ всего произошедшего, перед ними поставлена задача выявить причины наводнения, замерить объемы воды, затопившие город, взглянуть на события с точки зрения статистики. Все эти данные должны потом стал базисом, опираясь на которой кантональные, общинные и федеральные власти надеются все-таки разработать проект противопаводковых мер — эффективный и имеющий поддержку населения. Маркус Цумштег уверен, что «после 8-го июля народ к данной теме относится уже совершенно иначе». Мэр Маркус Габриэль, правда, больше своих копий ломать не будет.

Еще весной этого года он объявил, что вновь намерен выставить свою кандидатуру на выборах мэра. Но буря 8-го июля перечеркнула всего его планы. «Все что мог, я уже совершил, новых аргументов у меня нет», — говорит он. Вновь встревать в дебаты со старыми доводами он не хочет, опасаясь новой неудачи на референдуме. Поэтому после 24 лет во главе правления общины он принял решение уйти в отставку. И это — еще одно, пусть и запоздалое, последствие того исторического наводнения.

Этот материал является публикацией в рамках нашего спецпроекта о прямой демократии в Швейцарии #ПрямаяДемократиявШвейцарииВнешняя ссылка

Конец инфобокса

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×