Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Гражданин хороший


Как в Швейцарии принуждают к демократии


Автор: Сибилла Бондольфи / Sibilla Bondolfi


Мэрия города Альтдорф (Altdorf), кантон Ури (Uri). Здесь граждан по закону можно принудить к занятию той или иной политической должности.  (Keystone)

Мэрия города Альтдорф (Altdorf), кантон Ури (Uri). Здесь граждан по закону можно принудить к занятию той или иной политической должности. 

(Keystone)

Во многих кантонах (субъектах федерации) Швейцарии закон позволяет принуждать граждан брать на себя те или иные обязанности в рамках исполнительной власти или общественного самоуправления. Происходит это потому, что на местах порой просто не хватает для этого добровольцев. Поэтому на референдуме 5 июня 2016 года, например, народ кантона Ури проголосовал за внесение в местное законодательство поправок, в соответствии с которыми гражданин, отказавшийся занять тот или иной политический пост, может быть наказан штрафом на сумму до 5 тыс. франков.

Знакомьтесь: это Йоханна Чуми (Johanna Tschumi). В 2008 году она была избрана в правление общины Бауэн (Bauen) что в кантоне Ури, и это притом, что занятия политикой в ее жизненные планы не входили ни при каких обстоятельствах. Отказаться от этой почетной должности у неё не получилось. Не помогли даже соответствующие справки от врачей. Поэтому у неё остался только один единственный выход: переехать на жительство в соседнюю деревню в шести километрах от Бауэна и возвращаться к себе домой только на выходные.

Вскоре ее примеру последовали еще двое «министров поневоле», а это привело к тому, что правление общины потеряло кворум и право принимать какие-либо решения. Сюжет комедии абсурда? Но в многих швейцарских кантонах немецкоязычной части Швейцарии такая ситуация является не скверным анекдотом, а самой настоящей реальностью. Порядок, позволяющий «принуждать» граждан заниматься политикой на тех или иных должностях в органах местной исполнительной или законодательной власти, действует сейчас в кантонах Цюрих, Шаффхаузен, Нидвальден, Золотурн, Граубюнден, Вале, Ури и Аппенцелль-Внутренний.

Кризис принципа добровольности

Политическая система Швейцарии основана на так называемом «милиционном принципе». Это означает, что политической деятельностью граждане страны занимаются как бы в «любительском формате», занимая те или иные посты, включая депутатские мандаты на федеральном уровне с сохранением своей «основной» работы. Такого рода «милиционная система» является одной из несущих опор швейцарской прямой демократии. Она не дает политикам превратиться в оторванный от жизни и простых граждан «политический класс», с другой стороны, она открывает для всех граждан «социальные лифты», с помощью которых страной действительно может управлять любая кухарка.

Уточним — именно что может! Потому что по умолчанию все в Швейцарии все-таки исходят из того, что человек сам будет хотеть заниматься политикой, и принуждать его к этому нет необходимости. И в самом деле — еще ни разу никого в Швейцарии не приходилось заставлять избираться в федеральный парламент.

Совершенно иная ситуация складывается сейчас на локальном уровне, прежде всего на уровне общин, то есть там, где, собственно, и живет демократия, там, где формируется и действует то, что в социологии называется «социальный базис». В Швейцарии прекрасно понимают, что без сильных общин, без мощного, оснащенного политическими, финансовыми и экономическими ресурсами локального/муниципального уровня демократии в стране не выжить. И вот теперь выясняется, что и в Швейцарии люди во все больш склонны сидеть на диване, пить пиво и ждать, что скажут «те, которые наверху».

«Швейцарская „милиционная система“ возникла и оформилась в период Старого режима, существовавшего в Швейцарии примерно с конца 15-го века и вплоть до вторжения Наполеона в 1798 году. Она была формой совего рода „братания“ правящего сословия с простым народом», — рассказывает политолог и эксперт Клод Лоншан (Claude Longchamp«. «Затем под ударами Наполеона Старый режим пал, в стране начались противоречивые процессы демократизации, которые привели к созданию в 1848 году современного федеративного швейцарского государства. А вот милиционная система, как ни странно, пережила все эти события и оказалась вполне пригодной и для Нового режима».

Да, она пережила войны и революции, поскольку, и в средние века, и сейчас, она была социальным лифтом, без которого не может существовать ни один социум. Однако в наши дни этот лифт того и гляди рискует застрять где-то между этажами швейцарской политической системы. Нагрузка на членов муниципальных и общинных правлений растет, заработки же остаются весьма скромными. «Найти людей, которые могли бы заместить вакантные должности в местных органах законодательной и исполнительной власти, сложнее всего средних по величине общинах их муниципалитетах с численностью населения от 5 до 10 тыс. человек. Именно там очень часто не находится достаточного количества добровольцев, готовых взять на себя эти и в самом деле довольно хлопотные обязанности», — говорит Клод Лоншан.

Связано это во многом с особенностями современной жизни людей, с новыми стандартами, определяющими отношения к жилью, планированию семьи, связи с другими людьми и так далее. Резко повысилась мобильность населения, люди уже не ощущают себя неразрывно связанными со своей исторической родиной. Современное общество и экономика подразумевают возникновение альтернативных жизненных пространств и проектов, подразумевающих, разумеется, большую степень индивидуализма граждан.

Кстати, в недавнем интервью порталу swissinfo.ch бывший президент Швейцарии Адольф Оги (Adolf Ogi) тоже жаловался на сложности, с которыми сталкивается его родной город Кандерштег (Kandersteg) в поиске людей, которые были бы готовы заняться политикой на локальном уровне. По его словам, с 1950-х гг. «ситуация изменилась в худшую сторону. На последнем общинном собрании один из членов правления ушел в отставку, а замену ему до сих пор так и не нашли. Что должны были бы в таких условиях сделать партии и разные группы интересов?

Они должны были бы сойтись на достойной кандидатуре с тем, чтобы правление как можно скорее оказалось снова в полном составе. Но они этого до сих пор так и не сделали. В 1950-е годы, когда я впервые начал всерьез интересоваться политикой, все было по-другому. В Кандерштеге не было тогда политических партий, но существовало понятие политического долга, согласно которому каждый человек, если понадобится, просто обязан предложить свои услуги общине и родному региону» (интервью полностью можно прочесть здесь).

Гражданские обязанности

И вот как раз в это-то ситуации многие кантоны и общины Швейцарии и принимают решение о введении системы принудительного рекрутирования и назначения граждан на ответственные политические посты, пусть даже многими такой порядок формирования местных органов власти многими подвергается критике как «самый настоящий анахронизм».

Но так произошло, например, в кантоне Ури, в котором по итогам прошедшего 5 июня 2016 года референдума народ проголосовал за внесение в местное законодательство поправок, в соответствии с которыми гражданин, отказавшийся занять тот или иной политический пост, может быть наказан штрафом на сумму до 5 тыс. франков. Стоит ради справедливости отметить, что не все так страшно, как кажется на первый взгляд.

Во-первых, обязанность занимать политические посты прекращается с достижением 65-летнего возраста, чего раньше не было. Кроме того, человек может отказаться от избрания, ссылаясь на действительно «весомые причины и непреодолимые обстоятельства». И если бы такой закон действовать уже в 2008 году, то Йоханне Чуми не пришлось бы переезжать в соседнюю деревню. Кстати, должность в правлении общины Бауэн она все-таки заняла — но уже добровольно, после выхода на пенсию.

«Если все будут сидеть по углам и смотреть телевизор — то ничего у нас не получится, община просто умрет. Нужно, чтобы все вносили свой посильный вклад в общее дело», — говорит она, подчеркивая, что принуждение к «гражданской доблести» это все-таки перегиб. Нужно находить какие-то иные методы повышения степени привлекательности политической деятельности на локальном уровне, тем более что «в условиях современного общества со всеми его стресс-факторами и необходимостью работать и зарабатывать, и желательно неплохо, многие просто не могут себе позволить заниматься муниципальной политикой».

А пока в общине Бауэн с населением в 150 человек снова образовалось вакантное место в правлении. И если не найдется добровольцев, то на осеннем общем собрании общины граждане будут вынуждены кого-то просто насильно назначить на эту должность. И тогда у того невезучего, кто вытянет «короткую спичку», останутся на выбор только три возможности: согласиться поработать на благо общества, заплатить 5 тыс. франков «отступных» или... начать паковать чемоданы.

А как у Вас в стране или городе выглядит ситуация с местным самоуправлением? Кто работает в муниципальных органах власти? И есть ли необходимость заставлять кого-то идти в депутаты городской думы?

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров.

×