Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Диалог


«Когда враги становятся друзьями…»


Автор: Луиджи Иорио (Luigi Jorio)


"Олимпиада мира" в бывшем конфликтном регионе Минданао. (Keystone)

"Олимпиада мира" в бывшем конфликтном регионе Минданао.

(Keystone)

Очень часто без присутствия миротворцев разрешение конфликта становится невозможным. Посредникам-медиаторам не позавидуешь: им приходится работать в очень опасных регионах, встречаясь лицом к лицу с вооруженными мятежниками и военными преступниками. Давид Горман, один из таких миротворцев, рассказал порталу swissinfo.ch о буднях переговорщиков.

Ливия, Индонезия, Филиппины, Босния, Уганда, Израиль, Палестина… 44-летнего американца Дэвида Гормана (David Gorman), сотрудника «Центра гуманитарного диалога» в Женеве, места военных конфликтов притягивают, словно магнит. Сейчас он живет на Кипре, откуда и ответил на наши вопросы.

swissinfo.ch: Какими качествами должен обладать посредник в мирных переговорах?

Дэвид Горман: Я не думаю, что можно четко перечислить такие качества. Но если бы я должен был назвать три из них, то сказал бы: умение слушать, страсть к своей работе и хорошее чувство юмора.

swissinfo.ch: Чувство юмора?

Д.Г.: Во время переговоров полезно создать расслабленный климат. Конфликтующие стороны, да и сам посредник, почувствуют себя тогда более свободно, и дискуссия может продвигаться вперед без лишних «зацепок». Конечно, у меня есть собственные приемы и секреты, но я не хотел бы их раскрывать.

swissinfo.ch: С какими сложностями Вам приходится сталкиваться в роли переговорщика?

Д.Г.: Работая для неправительственной организации, ты не можешь рассчитывать на массовое привлечение человеческих ресурсов. Ты остаешься один в центре арены. Переговоры требуют много времени, иногда они длятся годами. И тебе частенько приходится бывать на месте, то есть оставлять семью в одиночестве… Это не всегда просто.

Во время дискуссий одно из главных моих опасений – потерять контроль над ситуацией. Ты постоянно переживаешь, что не сможешь достигнуть соглашения, что переговоры прервутся. И когда ты видишь, как переговоры начинают развиваться в неверном направлении, первое, что тебе приходит на ум, это вопрос: «Как же вывести их из тупика?»

swissinfo.ch: И такое уже происходило?

Д.Г.: Несколько месяцев назад, во время мирных переговоров между «Национально-освободительным фронтом моро» («MNLF», движение борцов за независимость на юге Филиппин, в большинстве своем мусульман – прим ред.) и правительства Филиппин, меня попросили быстро добиться взаимопонимания по одному четко оговоренному аспекту.

Я вспоминаю, как оказался в одиночестве, сидя за столом, тогда как остальные вышли, чтобы перекусить. У меня не было ответа, я не знал, как достигнуть компромисса. Было только ощущение громадного груза на плечах: все рассчитывали на меня, чтобы найти решение, но у меня не было ни малейшего представления, как этого достигнуть.

swissinfo.ch: И как же Вы вышли из положения?

Д.Г.: В конце концов идея все-таки нашлась, мы смогли продолжить процесс переговоров. Стоит ведь нащупать подход – и остальное происходит само. И мы смогли в итоге прийти к соглашению.

swissinfo.ch: Как можно сохранять спокойствие и оставаться нейтральным, когда перед вами люди, обвиняемые в нарушении прав человека, насилии и военных преступлениях?

Д.Г.: Я не нейтрален: я дискутирую со всеми, в том числе и с военными преступниками. Это моя профессия. Я не заявляю публично об их преступлениях, но общаюсь со сторонами напрямую. Я лично осуждаю эти акции и всегда говорю виновникам, что они должны отдавать себе в этом отчет.

Сегодня воюющие стороны должны показать, что они тоже делают что-то для разрешения конфликта. Для нас стало проще затрагивать этот вопрос.

swissinfo.ch: Случалось ли Вам по-настоящему рисковать жизнью?

Д.Г.: Такого никогда еще не происходило, но при условии, что во время переговоров присутствуют все стороны. Правда, я припоминаю, как однажды мы завершили двустороннюю встречу с MNLF под обстрелом в провинции Сулу, что на острове Минданао. Мы обсуждали тогда условия прекращения огня.

Атаки шли с воздуха и с земли. Не знаю, была ли моя жизнь в опасности… Единственное, к чему я тогда стремился, это спрятаться в укрытие. Когда члены движения MNFL начали отстреливаться, мне показалось, что я пропал в самый эпицентр конфликта. К счастью, вскоре командир приказал своим солдатам прекратить огонь.

Дэвид Горман

Родился в 1969 году в США. Получил два магистерских диплома: в области социальной политики в развивающихся странах в «London School of Economics» в Великобритании и в области международных отношений в Университете Флориды.

Начал работать посредником на мирных переговорах в 1993 году на Среднем Востоке. Сотрудничал с НГО в рамках самых разных вооруженных конфликтов (Израиль/Палестина, Либерия, Босния, Уганда, Индонезия, Филиппины).

С 2000 года он сотрудничает с «Центром гуманитарного диалога» в Женеве. Занимает должность регионального директора центра по государствам евразийской зоны. «Центр» – один из основных участников процессов миротворчества по всему миру.

Работа Давида Гормана и других миротворцев посвящен фильм «Miles & War» Анны Тома (Anne Thoma), созданный в Цюрихе совместно со швейцарским телевидением в 2012 году.

swissinfo.ch: Мирный договор подписан. Что дальше?

Д.Г.: Миротворческий процесс редко когда завершается с подписанием формального договора. Ведь даже после официального объявления мира не всегда можно заранее утверждать, сколько этот мир продлится. Порой важные причины конфликта не находят окончательного решения в рамках данного мирного соглашения.

Кроме того, во множестве конфликтов замешаны различные вооруженные группировки, и не все из них участвуют в миротворческих дискуссиях.

swissinfo.ch: Вы посредничаете на мирных переговорах уже 20 лет. Как совершенствуется ваша технология работы?

Д.Г.: Сейчас я начал больше работать вне «зала переговоров», то есть места, где их участники сидят лицом к лицу друг с другом. Я уверен, что добиться большего можно в частных дискуссиях между сторонами, а не на глазах у публики.  

swissinfo.ch: Можно ли утверждать, что миротворческая работа сегодня стала сложнее?

Д.Г.: Сложнее или проще? Я не знаю. Точно, что она изменилась. Мы сталкиваемся с увеличением числа задействованных в ней, вооруженных и невооруженных, сторон.

Сам процесс мирных переговоров, в свою очередь, становится более публичным из за требований к прозрачности и по причине широкого использования социальных сетей. Стороны не только общаются друг с другом, но и распространяют свою позицию на внешний мир.

swissinfo.ch: Какова реальная сила такого «оружия», как диалог?

Д.Г.: Она очень велика. Невероятно, но и записные враги могут снова стать закадычными друзьями. Это даже намного проще, чем можно себе вообразить. Множество раз я констатировал, до какой степени двое переговорщиков сближаются друг с другом под давлением одних и тех же обязательств. Даже мне случалось заводить таким образом друзей.

Соглашение в Минданао о создании нового автономного административного образования – это один из лучших примеров силы диалога. Но думаю, наш самый значительный вклад касается конфликта в провинции Ачех, в Индонезии. Там нам впервые удалось провести встречу с участниками конфликта и создать базу для будущего соглашения. 

swissinfo.ch: И вам никогда не доводилось говорить себе: «Переговоры тут бесполезны»?

Д.Г.: Бывало и такое, например, в случае с «LRA» («Господня армия сопротивления») в Уганде. Ее преступная деятельность изначально исключила возможность соглашения. Пример с «LRA» показателен. Часто мы имеем дело с представителями движений, на счету которых есть преступления, но чья идеология хотя бы может обсуждаться.

В прошлом представители «Господней армии сопротивления» представляли свои аргументы, опиравшиеся на четкие идеологические и политические причины.

Впоследствии они отказались сложить оружие, даже притом, что им были сделаны некоторые уступки. Они встали на путь преступной деятельности в ее чистом виде. Иногда переговоры с преступниками возможны, но не в случае с «LRA».

swissinfo.ch: Это значит, что диалог все-таки не может разрешить все конфликты.

Д.Г.: Конечно же, нет. Но я уверен, что сегодня подавляющая часть конфликтов может быть разрешена благодаря правильным действиям правительства, на основе соблюдения законов, при условии демократических реформ и соблюдения прав меньшинств.


Перевод с французского и адаптация: Людмила Клот., swissinfo.ch



Гиперссылки

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×