Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Европа и миграция


«Дублинская система несбалансированная и неэффективная»


Автор: Штефания Зуммерматтер (Stefania Summermatter)


В очереди на переправу: военнослужащий ливийской армии охраняет в городе Завийя группу беженцев из стран южнее Сахары. (Reuters)

В очереди на переправу: военнослужащий ливийской армии охраняет в городе Завийя группу беженцев из стран южнее Сахары.

(Reuters)

Не достаточно просто спасать беженцев на море. Евросоюзу срочно требуется убедительная концепция миграционной политики, рассчитанной на долгосрочную перспективу. Только в рамках такой политики мы и сможем устранить основные причины, ведущие к возникновению нынешних миграционных проблем. В этом убежден итальянский эксперт Ферруччо Пасторе, который считает также, что «Африку нельзя оставлять одну», и что «помогать ей — в интересах самой же Европы».

Будучи специалистом в области права и социологии миграции Ферруччо Пасторе (Ferruccio Pastore) с 2009 года возглавляет в городе Турин Международный и европейский Форум по исследованию вопросов миграции ( «Fieri» - Forum internazionale ed Europeo di Ricerche sull’immigrazione), который сотрудничает со многими другими похожими структурами, в частности, со Швейцарским Форумом по изучению вопросов миграции и населения при Университете г. Невшатель (Forum suisse pour l’étude des migrations et de la population).

swissinfo.ch: Несмотря на то, что акция «Mare Nostrum» позволила спасти в Средиземном море более 150 тысяч жизней, она не является долгосрочным проектом ЕС. Что должен будет в будущем предпринять Евросоюз в миграционной сфере, какие формы и методы могли бы быть пригодными для решения острейших проблем миграции? 

Ферруччо Пасторе: Понятно, что проект «Mare Nostrum» не был и не мог быть вариантом решения проблем беженцев на долгосрочную перспективу. Это как лейкопластырь наложить на рану – это очень важно, но недостаточно. В прошлом году ситуация в таких странах, как Сирия, Эритрея и Ливия существенно ухудшилась, и соответственно выросло число людей, желающих покинуть эти страны, бежать из них. 

Пока еще был жив Каддафи, у Италии с Ливией была система так называемых соглашений о реадмиссии, то есть оба государства взаимно соглашались на приём обратно на свою территорию своих граждан, так что Европа могла спать спокойно. Но в настоящее время Ливия уже не то государство, которое способно было бы, как и раньше, служить буфером между Европой и Африкой. При этом, конечно же, следует помнить и о том, что в основе этого «буфера» лежали вовсе не европейские стандарты.

Именно по этой причине Европа и вернулась снова к обсуждению – пока, увы, только к обсуждению – иных, в чем-то даже более смелых, возможных решений проблем европейской миграционной политики. Все хотят, чтобы эта политика была более согласованной и долгосрочной, а для этого Евросоюз с его мощными рычагами политического и экономического влияния должен, в первую очередь, найти механизмы, которые помогут в будущем предотвращать возникновение гуманитарных и политических кризисов, подобных нынешнему кризису в Эритрее, то есть он должен лечить причины, а не симптомы.

Миграционная политика Евросоюза должна быть направлена на обеспечение приемлемого уровня жизни и безопасности в африканских странах кризисного региона для того, чтобы их граждане чувствовали себя уверенно и не бежали в Европу. Я также считаю, что очень важно поддерживать африканские и ближневосточные страны, которые осуществляют колоссальную помощь сирийцам и уже приняли на своей территории огромное количество беженцев из этой страны.

Например, Ливан рискует сейчас просто не выдержать такого огромного количества беженцев. В этой ситуации Европа не может стоять в стороне и наблюдать. А ведь сегодня беженцы составляют уже четверть населения Ливана. Это как если бы в Италии проживало 15 млн беженцев, а по всему ЕС - 125 миллионов.

swissinfo.ch: Одно из решений, которое сейчас у всех на слуху, — это создание своего рода форпостов Евросоюза в Африке, которые могли бы принимать у мигрантов ходатайства о получении статуса беженца, избавляя их от необходимости перемещаться в Европу. Как Вы оцениваете такой вариант?

Ф.П.: Я думаю, что важно использовать все возможности, которые гарантировали бы беженцам защиту. Упомянутое вами предложение, выдвинутое, между прочим, Агентством ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), весьма амбициозно, но чтобы его реализовать, надо будет преодолеть серьезные трудности политического, юридического и оперативного плана.

Предположим, что мы решили проблемы безопасности, связанные с открытием таких европейских центров для мигрантов в Ливии или Судане. Но это только означало бы, что эти страны будут очень быстро просто наводнены беженцами, а центры — завалены ходатайствами о предоставлении убежища. Но даже если все они, и страны и центры, справятся с этим потоком, давайте зададимся вопросом, что потом случится с мигрантами?

Те, кто будет официально признан беженцем, — а это, наверное, 10-20 процентов от общего числа претендентов — смогут законно въехать в Европу. Но тогда европейским странам придется договариваться о квотах на размещение у себя этих беженцев. Ну, а остальные 80-90 процентов? Что, они возьмут и добровольно откажутся от своей «европейской мечты»? Конечно, нет. Другими словами, форпосты и миграционные центры в Африке не остановят нелегальную миграцию в Европу.

Это не означает, что такая возможность должна быть исключена априори. Напротив, очень важно, как я уже говорил, рассматривать все возможные варианты, потому что какого-либо стопроцентного и единого решения вопросов миграции просто не существует. И мне в этой связи представляется, что нахождение в составе новой Европейской комиссии итальянки Федерики Могерини (Federica Mogherini), которая, одновременно, будет Верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности, это уже очень важный и обнадеживающий сигнал.

По крайней мере, сейчас уже можно рассуждать, пусть даже пока еще теоретически, о такой европейской миграционной политике, в рамках которой особое внимание будет обращаться именно на предотвращение и урегулирование конфликтов, а значит — на искоренение истинных причин миграционных потоков в сторону Европы.

swissinfo.ch: Однако, нынешний политический климат в ЕС, похоже, не очень-то способствует трезвым и дифференцированным размышлениям о том, как можно было бы решить самые острые проблемы миграции.

Ф.П.: В самом деле, популисты требуют просто закрыть границы, приостановить действие Шенгенского соглашения и прекратить реализацию всех проектов по оказанию помощи странам, находящимся в кризисе. Но все это, скорее всего, будет контрпродуктивным. В краткосрочной перспективе такие шаги, не исключено, вполне могут окупиться. Но нужно учитывать, что Африка находится сейчас на исторической развилке. Этот континент имеет огромный положительный, но также и отрицательный потенциал. В интересах самой Европы не оставлять Африку один на один с ее проблемами.

Миграционные потоки, кажется, больше пугают европейцев, которые живут вдалеке от Средиземноморья, чем итальянцев. Конечно, итальянцы не едины по вопросу о помощи мигрантам. Но недаром, несмотря на все усилия консервативных правых сил, — от партии «Lega Nord» до протестного политического движения «Пять звёзд» во главе с комиком Беппе Грилло (Beppe Grillo), — против проекта «Mare Nostrum» в Италии никто особенно не возражал.

Италия просто требует более эффективного и четкого разграничения сфер компетенции и ответственности в вопросе спасения беженцев и последующего их распределения по странам ЕС. Кроме того, Италия считает, что нужна качественная активизация усилий с целью профилактики и предупреждения возникновения политических конфликтов, а значит — и неконтролируемой миграции.

swissinfo.ch: Многие европейские страны обвиняют сейчас Италию в невыполнении обязанностей, проистекающих из ее статуса члена Дублинского соглашения, главного документа, регламентирующего отношения между странами ЕС в процедуре предоставления убежища. Глава департамента (министерства) юстиции и полиции Швейцарии Симонетта Соммаруга (Simonetta Sommaruga) заявила, что она готова обсуждать новую формулу распределения беженцев по «дублинским» странам, но для начала Италия должна продемонстрировать, что и она готова уважать этот документ в полном объеме. Как Вы прокомментируете этот тезис?

Ф.П.: Мне кажется, что в данной ситуации нелояльно ведут себя обе стороны. Правильно, Дублинское соглашение предусматривает пункт, в соответствии с которым регистрировать беженцев обязана первая страна их въезда. Но, с другой стороны, этот же документ вводит принцип взаимной солидарности государств. Обвинения же несут с собой только негатив, который отнюдь не способствует решению проблемы.

Италия, конечно, тоже не без недостатков, но те, кто думают, что у только что спасенных из моря людей сразу можно брать отпечатки пальцев, тот просто понятия не имеет, как эта процедура проходит в реальности. Процесс идентификации и регистрации требует времени и ресурсов. Да, можно брать отпечатки пальцев не только у беженцев, но и у претендентов на этот статус, затем сохранять их — но так, в общем-то, уже сейчас и делается в большинстве случаев.

И все-таки главный вопрос заключается сейчас в другом: можем ли мы быть уверенными в том, что поступаем правильно, заставляя беженцев селиться в тех регионах Европы, где они жить не хотят, где у них нет шансов на работу и где у них отсутствуют какие-либо семейные связи? И можно ли критиковать сирийскую семью, стремящуюся добраться до живущих в Швеции или Швейцарии родственников, поскольку в этом воссоединении она видит для себя шанс преодолеть военную травму, а может быть даже со временем найти работу и крышу над головой, в то время как в Италии она была бы обречена на то, чтобы стать изгоем общества?

swissinfo.ch: Таким образом, вы считаете, Дублинскую систему надо пересматривать?

Ф.П.: Да, поскольку нынешняя система является несбалансированной и неэффективной. Она функционировала более или менее исправно раньше, во времена, когда южные границы ЕС еще не подвергалась такому миграционному давлению, как сейчас, и когда страны южной Европы демонстрировали экономический рост и могли интегрировать сотни тысяч мигрантов, предоставляя им реальный шанс на рынке труда.

К сожалению, в настоящее время всех этих структурных предпосылок больше нет. Здесь можно провести параллель с Экономическим и валютным союзом стран ЕС и с европейским Пактом стабильности и роста (Stability and Growth Pact), соглашением между государствами Европейского союза, в соответствии с которым, в частности, годовой дефицит бюджета данной страны-члена Пакта не должен превышать 3% от объема своего же валового внутреннего продукта.

Эти документы тоже хорошо работали до поры до времени, но потом наступили тяжелые времена, и где они сегодня, все эти соглашения? Ушли в историю. Поэтому сейчас необходимо набраться мужества и начать решительную реформу архитектуры европейского здания. В противном случае оно может однажды треснуть и даже развалиться.


Перевод с итальянского и адаптация: Надежда Капоне, swissinfo.ch

×