Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Живопись


Художник света и швейцарских Альп


Автор: Алина Тукалло


В Москве в ГМИИ им. А.С. Пушкина с огромным успехом прошла выставка работ немецкого и швейцарского художника Пауля Клее, проводившаяся в России впервые. Однако по-прежнему остается ряд художников Конфедерации, имена которых мало что говорят российскому зрителю. Например, Джованни Сегантини. А между тем, это был выдающийся мастер, воспевший в своем творчестве швейцарские Альпы. Он, и умирая, просил об одном – увидеть горы…

Джованни Сегантини. Фотопортрет конца 19 века (akg-images )

Джованни Сегантини. Фотопортрет конца 19 века

(akg-images )

Жизнь Сегантини оборвалась в один момент – так падает в пропасть альпинист. Ему было чуть больше сорока, конец сентября в тот год выдался предательски холодным, и на горе Шафберг (Schafberg) на высоте две семьсот метров уже выпал снег. Последними его словами была просьба увидеть горы – „Voglio vedere le mie montagne“, и Биче с доктором пододвинули кровать  к маленькому низкому окну.

Биче – так называл Джованни Сегантини свою подругу и спутницу жизни Луиджу Бугатти (Luigia Bugatti). Она была родом из респектабельной миланской семьи: прекрасный дом с домработницей и кухаркой, латынь, школа-пансионат в Швейцарии, Пуччини числился в женихах.

А Сегантини – сирота и беспризорник. В детстве он голодал, бродяжничал на миланских улицах, воровал в лавках, воспитывался в исправительном доме, бунтовал, сидел в карцере. О красках и бумаге и не мечтал. Как и о буквах, ведь имя и фамилию он научился подписывать, лишь когда поступил в Академию ди Брера (Accademia di belle arti di Brera). Но его дар, его поразительное чувство света бросалось в глаза – и безграмотного взяли в одну из лучших художественных школ Италии.

В Брера Джованни подружился со старшим братом Биче – Карло Бугатти (Carlo Bugatti). Сеганте (кличка из Академии плотно прилипла к нему) было лет двадцать, Биче шестнадцать, и с разрешения родителей она стала его моделью, мать присматривала за ними на сеансах. Через несколько лет о нем заговорил весь богемный Милан, он получал премии, и хозяин известной галереи,  художественный критик и художник Витторе Грубичи (Vittore Grubicy de Dragon) снял ему с Биче домик на озере, и они стали жить вместе.

«Не нужно другого места!» 

А родился он в городке Арко на озере Гарда. В те годы это была провинция Южный Тироль, относившаяся к Австро-Венгрии. Джованни осиротел, его взяла к себе в Милан сводная сестра, которая настолько его ненавидела, что обратилась к властям, дабы у 7-летнего ребенка отобрали его австрийское подданство – закон это допускал. Так всю жизнь он и прожил без паспорта и гражданства какой-либо страны.

Может, не в последнюю очередь поэтому, Биче и Джованни нигде не приживались. Все  у них было «не как у людей»: в церковь не ходили, женаты не были, зато четверо детей. В Швейцарию они пришли буквально пешком. Но переходы через альпийские перевалы так утомительны, что, несмотря на вечную нехватку денег, они все-таки взяли экипаж. Проезжая деревню Савоньин (Savognin), Джованни воскликнул: «Мне не нужно другого места!  Я останусь здесь!», тут семья и прожила восемь лет.

Мотивы из сельской и альпийской жизни он отображал в своих картинах, именно здесь он создал самые значительные свои полотна и в первый раз экспериментировал с техникой пуантилизма.  Сегантини стал знаменитым; в Савоньин его навестить приезжали великие Макс Либераманн (Max Liebermann) и Людвиг Фульда (Ludwig Fulda). И все-таки семейство перебралось в Малойю (Maloja), что в Верхнем Энгадине всё того же кантона Грубюнден.

Шале, где проживала семья художника, известно теперь под именем Каза Сегантини (Casa Segantini). В этом высоком деревянном доме на главной улице Малойи сто с лишним лет спустя после смерти мастера портал swissinfo.ch встретился с его с правнучкой, Дианой Сегантини (Diana Segantini). Сосны, рябина, изогнутые стволы берез, клочья облаков на синем небе, горшки с цветами на балконе и Альпы со всех сторон…

Несбывшаяся мечта

Он стремился подняться как можно выше, ведь он приехал в Энгадин за светом, и всегда работал на природе, а не в мастерской – летом и зимой, в мороз и ветер. С той перспективы, с которой писал горы он, к концу девятнадцатого века их никто не рисовал. Некоторые краски – а он выписывал самые лучшие из Парижа – блекли на разъяренном солнце, другие темнели на истонченном воздухе высоты.

Он искал сюжеты, лез на вершины, подставлял себя тем опасностям, которые постоянно испытывают на себе альпинисты и жители гор: неожиданная и непредсказуемая смена погоды, камнепад, сильные оглушительные грозы, зимой лавины и парализующий холод.  Он брал с собой разогревающий прибор – для красок. Надевал двадцатикилограммовую лисью шубу. Диана Сегантини показывает ее,  а потом бюст прадедушки работы князя Павла Трубецкого, приятеля художника по Милану. «Какая у него харизма, она же просто бросается в глаза!», – произносит она.

Диана Сегантини

Правнучка художника. Работала в Красном Кресте и десять лет жила за границей, на Ближнем Востоке, в Индии, в Южной и Северной Америке. 

Она изучала международные отношения в Женеве и вторым предметом выбрала историю искусств. Занималась биографией и творчеством Джованни Сегантини.

Говорит на десяти языках. Живет в Малойе, рассказывает туристам про городок и про места, связанные с художником и с сюжетами его картин.

Сегантини не знал меры, и деньги в доме не задерживались. Он мог закатить пир на весь мир, где вино и шампанское текли рекой. Он покупал столько роз или лилий, что не мог удержать их в руках, и они сыпались на пол, пока он шагал по дому к своей Биче. Он раздаривал картины.

Кстати, о его полотнах: уже при жизни они выставлялись в Амстердаме, Париже, Милане, Вене, Санкт-Петербурге. Но он сам не мог путешествовать по маршруту своих картин и не мог изучать вживую мастеров, о которых он столько слышал, из-за чего очень страдал. Под большим секретом влиятельные особы сообщили, что ему попытаются сделать швейцарское гражданство. Но эта мечта так и не сбылась – он умер в 1899 году в возрасте всего лишь 41 года.

«Змеи Малойи»

Диана Сегантини уверена в том, что её прадедушка не случайно переехал в Малойю. Он был большим мыслителем, он искал суть вещей, и эти места соответствовали его сущности, считает она.  Атмосфера здесь в горах суровая, дикая, погода может меняться в течение нескольких минут.  Знаменитые облака, их называют иногда «змеи Малойи», внезапно поднимаются из долины Бергель. Их гонит малойский ветер: шумный, бушующий, он  появляется из-за вершины горы и приносит с собой внутреннюю дисгармонию. И все равно Диана Сегантини говорит, что для тех, кто родился и вырос в горах, этот мир – как мечта.

Она зарабатывает тем, что рассказывает туристам про Малойю и про места, связанные с художником и с сюжетами его картин.  Готовит блюда кухни кантона Граубюнден и подает их за тем столом, за которым собиралась семья Сегантини.

После смерти любимого Биче каждый день ходила на его могилу. Подолгу сидела в гостиной, читая его письма. Она пережила Сегантини на тридцать пять лет, так и не выйдя замуж. Оба похоронены на деревенском кладбище Малойи. На их могиле из разноцветного гранита высечена надпись: «Любовь и искусство побеждают время».

Джованни Сегантини

Родился 15 января 1858 года в городке Арко в Австро-Венгрии. Учился в Академии изящных искусств ди Брера в Милане. Писал картины в пуантилистской технике, работал в разные годы в стилях реализма и символизма.

Как в содержании, так и в форме его картин видно пристальное внимание, которое художник уделял деталям. Таков его «Альпийский триптих», состоящий из полотен «Природа», «Жизнь», «Смерть».

Обращение художника к символизму ощущается прежде всего в его знаменитой картине «Злые матери».

Умер в 28 сентября 1899 на горе Шафберг в Энгадине, что в кантоне Граубюнден.

swissinfo.ch

×