Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Занятость 4.0


В Швейцарии началась трудовая революция!


Автор: Дюк-Кван Нгуэн и Самуэль Жабер


Роботизация промышленности в Швейцарии будет идти нарастающим темпом, но в любом случае и человеку будет чем заняться в будущем. (swissinfo.ch)

Роботизация промышленности в Швейцарии будет идти нарастающим темпом, но в любом случае и человеку будет чем заняться в будущем.

(swissinfo.ch)

Мир вступает в эпоху четвертой научно-технической революции, следствием которой станет исчезновение почти половины рабочих мест из всех существующих в настоящий момент в мировой промышленности. Такого мнения придерживаются сейчас очень многие эксперты. В любом случае ясно одно: глобальная экономика переживает период фундаментальной трансформации, напрямую затрагивающей и Швейцарию.

За всю историю своего существования мировая экономика уже пережила три фундаментальных переворота — если не считать неолитическую революцию, в рамках которой 10 тыс. лет назад произошел переход человеческих общин от примитивной экономики охотников и собирателей к сельскому хозяйству, основанному на земледелии и животноводстве.

Если же придерживаться модели, предложенной американским социологом и публицистом Дэ́ниелом Беллом (Daniel Bell, 1919-2011, в этой области существуют и другие подходы), то первой технической революцией стало изобретение паровой машины в 18-ом веке, вторую революцию составили научно-технологические достижения в области электричества и химии в 19 веке, третьей революцией стало создание компьютеров в 20 веке.

И вот теперь на наших глазах разворачивается четвертая революция, связанная с переходом к экономике знаний на основе цифровых информационных технологий, когда компьютеры (компьютерные сети) из простых счетных машин превращаются в несущую основу всего экономического миропорядка. Уже сейчас «информационный транзит» серьезно меняет характер современных трудовых отношений, а на ближайшее будущее эксперты предсказывают перемены, все масштабы которых мы сейчас даже до конца не можем себе и представить.

Одним из непосредственных последствий четвертой технологической революции станет исчезновение почти половины рабочих мест из всех существующих сейчас на свете. В частности, профессора-экономисты из Оксфордского университета Карл Бенедикт Фрей (Carl Benedikt Frey) и Майкл Осборн (Michael Osborne) предсказывают, что в ведущих индустриально развитых странах в ближайшее время в ходе процессов информатизации могут исчезнуть от 40 до 50% рабочих мест.

К не менее интересным (или тревожным, в зависимости от выбранной точки зрения) выводам приходят и эксперты Всемирного экономического форума в Давосе (World Economic Forum — WEF). В частности, они указывают на то, что примерно одна треть детей, посещающих сегодня начальную школу, будут однажды работать по профессиям, сегодня не существующим еще даже в проекте. Швейцария, одна из самых экономически открытых и глобализированных стран мира, также не остается в стороне от всех этих процессов.

Переход сферы оказания услуг на цифровые рельсы и в целом происходящие в этой области процессы информатизации (электронный банкинг, личные цифровые кабинеты получателей электронных госуслуг, электронная почта и т.д.), включая активное внедрение новейших компьютерных технологий, методик и алгоритмов в область общественно-политического управления и менеджмента, уже привел к исчезновению в Швейцарии за последние 15 лет 180 тыс. рабочих мест. Таковы данные, которые приводит, в частности, Федеральное ведомство статистики Швейцарии (Bundesamts für Statistik — BFS).

Если в 1991 году в Швейцарии на разного рода должностях в административно-управленческой области работали 15% от общего числа чиновников всех уровней, то сегодня этот показатель находится на уровне 9%. Одновременно в Швейцарии резко выросло (с 614 тыс. до 1, 013 млн) число рабочих мест интеллектуального и/или научного характера, в любом случае требующих от сотрудников наличия достаточно высокой квалификации. Сегодня доля таких рабочих мест в общей структуре труда и занятости в Швейцарии составляет примерно 25%.

Этот феномен наблюдается в настоящее время не только в Швейцарии, но и в экономиках всех промышленно развитых стран. Предлагаемый ниже вашему вниманию график наглядно показывает, как в странах Европы растет доля высококвалифицированных специальностей, и как в то же время сокращается удельный вес профессий в области сельского хозяйства или рабочих мест, требующих от трудящихся относительно низкой квалификации.

Исчезновение в результате процессов информатизации многих традиционных профессий, — начиная от кассира в супермаркете и заканчивая переводчиками и сотрудниками-операционистами у привычных нам «окошек» в банке, — стало для сторонников введения в Швейцарии так называемого «основного базового дохода» одним из основных движущих мотивов. По этому вопросу, напомним, в стране 5 июня 2016 года пройдет референдум.

Обосновывая необходимость такого нестандартного подхода сторонники идеи «базового дохода» указывают, в частности, на аналитический доклад, представленный на последнем Давосском форуме, в соответствии с которым процессы информатизации, оптимизации и рационализации в сфере труда и занятости приведут в ближайшее время по всему миру к потере 7,1 млн рабочих мест, причем 2/3 из них придутся на сферу общественного управления. В значительной степени такого рода тенденциями могут быть затронуты и так называемые маклерские профессии (банковские сотрудники, работники сферы страхования, риелторы).

Позитивный импульс, как ни странно, от процессов информатизации могут получить профессии в финансовой области, и это несмотря на то, что и в этой области семимильными шагами идет внедрение современных технологий и алгоритмов, объединяемых зачастую под собирательным понятием «Fintech» («Financial Technology»). Будет расти, по мнению экспертов Давосского форума, и число профессий в области инженерного дела, а также информатики.

Цифровая революция в сфере труда и занятости, как и любой исторический процесс такого масштаба, является весьма неоднозначным делом. Одни указывают на рост производительности труда и на упрощение повседневной жизни самых широких слоев граждан. Другие предлагают обратить внимание и на негативные стороны этого процесса. Среди пессимистов находится, например, Дэвид Гребер (David Graeber), радикально-левый анархист, видный участник движения «Захвати Уолл-стрит» (часто считается его идеологом и автором лозунга «Мы — 99 %») и других политических акций, член профсоюза «Индустриальные рабочие мира» и по совместительству профессор антропологии Лондонской школы экономики (London School of Economics).

Недавно свои опасения и сомнения Д. Гребер изложил в нашумевшем памфлете под названием «Bullshit-Jobs» («Бессмысленный труд»). По его мнению, в настоящее время на многих предприятиях и фирмах все большее количество людей занимается работой, конечный смысл и предназначение которой остается для них полной загадкой. Относительно большое количество таких «бессмысленных рабочих мест» наблюдается в области управления персоналом, в сфере менеджмента, права, контроля за качеством, финансов, консалтинга.

При этом, и здесь Д. Гребер усматривает основное противоречие, оплачивается такая работа, как правило, гораздо лучше, нежели, с его точки зрения, куда более важный и общественно более полезный труд с ясно прописанными целями и задачами (уход за больными, преподавание, вывоз мусора, машиностроение и техническое сопровождение сложных машин и оборудования, сельское хозяйство). Параллельно не следует недооценивать и еще один феномен, а именно, значительный рост числа рабочих мест в области здравоохранения и ухода за детьми, больными, престарелыми, инвалидами.

В качестве главных причин такого развития ситуации эксперты называют, с одной стороны, постепенное старение развитых стран, а с другой — дефицит социальных и общественно-политических структур и алгоритмов, позволяющих эффективно сочетать карьеру со строительством и планированием семьи. Информатизация сферы труда и занятости является в этом смысле как проблемой, так и возможным ответом на существующие социальные проблемы. Эксперты пока не могут на сто процентов ответить, что будет превалировать: негативные стороны или позитивные.


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров

×