Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Иламизм и радикализация Швейцарский богослов и его тюремные беседы по душам

Автор:
Dachstock des Gefängnisses mit Blick auf Stacheldraht und Schweizer Flagge

На этом тюремном дворике заключенные имеют возможность увидеть небо, пусть и через решетку.

(swissinfo.ch)

Очень часто правоохранительные органы, сталкиваясь с террористами, ослепленными религиозным фанатизмом, делают один и тот же вывод: путь к радикализации, в данном случае исламистской, для них начинался именно в тюрьме. Но получается, что учреждение, которое называется «исправительным», наоборот, не исправило, а «испортило» этих людей. Швейцарские власти для того, чтобы предотвратить подобное, с недавних пор прибегают к помощи имамов, исламских духовных лиц. В региональной же тюрьме Берна такая практика имеет место уже почти четверть века. Наш репортаж.

Будь то заключенные, тюремный персонал или посетители — Моника Куммер (Monika Kummer) встречает всех добрым словом и улыбкой. Дружеская атмосфера, которую создает директор, помогает избежать нагнетания негативного настроения в стенах учрежденияВнешняя ссылка, и без того не очень располагающего к веселью. Тюрьма, даже швейцарская, это все-таки тюрьма, пусть даже все 60 ее сотрудников относятся к своим «подопечным», порой малосимпатичным, с должным уважением.

Тюрьма, расположенная в самом центре города Берн, политического центра Швейцарии, рассчитана на 126 человек. В настоящее время все камеры заняты, свободных мест нет. Заключенных можно разделить на три основных категории: на тех, кто содержится в предварительном заключении, поскольку следствие в отношении них еще не завершено, на тех, кто уже отбывает свой срок, и тех, кто ожидает депортации из страны. На первом этаже размещены женщины, на этажах со второго по пятый — мужчины. Кроме того, и это особенность данной тюрьмы, сюда поступают все лица, подозреваемые в совершении преступлений, связанных с терроризмом.

Все едят одинаковую пищу

Четверо из пяти заключенных тюрьмы — иностранцы, почти одна треть — мусульмане. В тюрьме стараются по мере возможности учитывать их духовно-религиозные потребности. «В принципе мы уважаем время молитвы. Но в экстренных ситуациях, например, когда заключенный должен идти на допрос, мы вынуждены прерывать молитвы», — рассказывает Моника Куммер. Такое решение она приняла после того, как она убедилась в том, что с точки зрения исламского богословия, перерыв в молитве может быть разрешен.

Борьба с террором Как удержать молодых швейцарцев от радикализации

Автор:

Швейцария весьма обеспокоена ростом числа молодых мусульман, склонных к религиозному экстремизму. Что можно было бы предпринять в этой ситуации? 

Примерно три десятка мусульман, содержащихся здесь, соблюдают Рамадан. Обед, ужин и завтрак следующего дня им приносят в камеру ранним вечером. Одни, чтобы поесть, ждут, когда стемнеет, другие прибегают к уловкам и завешивают окно полотенцем, чтобы создать иллюзию темноты, и только тогда принимают пищу.

Чтобы изначально исключить любые дискуссии и недопонимания, в этой тюрьме было решено свинину вообще не использовать ни в каком виде, ни для кого. Даже для немусульман. Другие сорта мяса в меню тюрьмы присутствуют, оно самое обычное - не халяльное и не кошерное. Персонал, кстати, питается в той же столовой, что и заключенные. Сегодня, например, на обед давали рыбные палочки, ростки пшеницы и овощи без соуса, чуть приправленные, переваренные, едва теплые.

«Я никогда не сделаю это снова»

Ирхад* один из тех, кто соблюдает Рамадан, причем начал он это делать в первый раз в жизни именно в тюрьме. Сам он родом из Боснии, проживает в Германии, но конфликт с законом произошел у него в Швейцарии. Как и почему, он не рассказывает, замечает лишь, что «встретил плохих людей». Жизнь в тюрьме для него проблема, особенно он страдает из-за разлуки с семьей. Сон, чтение, молитва, монотонная работа на швейцарскую часовую компанию (сидя в камере он клеит этикетки на упаковочные коробки), всё это помогает ему немного скрасить досуг и скуку, которой отличается пребывание в швейцарской тюрьме.

Он благодарен за любую возможность отвлечься, а потому с радостью каждый вторник после обеда общается с Мустафой Мемети, швейцарским имамом с албанскими корнями. «Мемети я могу доверить все. Когда я разговариваю с ним, во мне просыпаются добрые чувства, и потом я даже сплю лучше», — рассказывает этот молодой мусульманин, которому очень важно общаться с официальным исламским духовным лицом. То, что журналисты swissinfo.ch пришли сегодня послушать имама с микрофоном и камерой, Ирхада никак не беспокоит.

Muslimischer Häftling schüttelt dem Imam des Gefängnis die Hand

Для Ирхада, заключенного исламского вероисповедания с боснийскими корнями, беседа с имамом Мустафой Мемети является лишним поводом хотя бы не на долго покинуть свою камеру.

(swissinfo.ch)

В самом начале разговора, он отмечает, что к террористам относится с отвращением, хотя сам имам эту тему даже еще и не затронул. Он видел по телевизору, как террористы совершали молитву. «Но тот, кто убивает невинных людей, тем более детей, на концерте, — тот не мусульманин», — убежден Ирхад. «Террористы — это люди с психическими отклонениями», — говорит имам. «Они неверно толкуют религию, они не способны различать, что такое хорошо и что такое плохо, и у них всегда виноват кто-то другой».

После «Шарли Эбдо» «Интеграция не спасает от исламской радикализации»

Автор:

Одна только успешная общественная интеграция не может быть противоядием от исламской радикализации. В этом уверен известный итальянский эксперт.  

Своему же «подопечному» на другом конце стола, который сидит за куда более мелкое прегрешение, имам говорит, что в его нынешней затруднительной ситуации очень важно сначала проанализировать самого себя, понять, с какого момента и почему «жизнь дала трещину», а потом следует начать позитивно мыслить и верить в светлое будущее, в котором будет у него и работа, и семья.

«Тюрьма преподала тебе урок и у тебя теперь есть шанс сделать правильные выводы на будущее». Сильный, ростом под два метра Ирхад внимательно слушает мусульманского священнослужителя весьма субтильного телосложения и кивает в знак согласия: «Я никогда не сделаю ничего подобного снова. И как только я выйду, я сразу отправлюсь к жене и детям».

Закон превыше всего

Имам Мемети изучал богословие в различных арабских странах. С 1993 года он живет в Швейцарии и вот уже на протяжении более 20 лет раз в неделю по вторникам после обеда он приходит в бернскую тюрьму, чтобы поддержать мусульман в их сложной ситуации, когда они остаются без контактов, свободы и иногда даже без жизненной перспективы.

«Наши возможности ограничены. Мы не можем вмешиваться в судебный процесс. Но мы можем помочь заключенным сохранить человеческую душу, мы можем отвлечь их от мрачных мыслей, убедить в необходимости взять себя и свою судьбу в собственные руки. Негативный образ мысли часто бывает следствием отчужденности, ощущения, что тебя не принимают и не понимают», — объясняет имам Мемети. И это как раз может стать мотивом радикализации. Зачастую он беседует по душам с небольшими группами осужденных. «Иногда такой формат бывает полезным в том смысле, что я могу дать им понять, что они не одиноки в их сложной жизненной ситуации».

Руководство тюрьмы по достоинству ценило работу Мемети задолго до того, как исламистский терроризм стал угрожать Европе. Моника Куммер говорит, что она очень «рада возможности рассчитывать на поддержку такого человека в эти сложные времена». Для осужденных участие в проповедях и беседах с имамом является добровольным, но не все заключенные, исповедующие ислам, этой возможностью пользуются. Впрочем, все это не значит, что все они остаются вне контроля. Есть несколько признаков, по которым можно сделать вывод о душевном состоянии заключенного. Например, если кто-то из них перестает слушать музыку и смотреть телевизор, отпускает бороду, делает странные заявления, то руководство тюрьмы сразу же делает вывод о том, что «что-то пошло не так» — и приглашает Мемети. 

«Он скорее способен увидеть разницу. Я ценю его присутствие, его опыт и открытость», — говорит Моника Куммер. То, что сам имам может привнести в тюрьму радикальные идеи, как это уже происходило в других исправительных учреждениях, директор исключает полностью. Мустафа Мемети известен общественности как умеренный мусульманский богослов, для которого верховенство закона стоит выше религиозных убеждений.

Видео Как имам борется с радикализацией заключенных

Автор:

Тюрьма может стать для экстремизма плодотворной почвой, с учетом того, что здесь особенно велико количество людей, разочарованных жизнью.

Персонал тюрьмы уважает принципы свободы вероисповедания и деятельность имама, пусть даже сейчас никто из сотрудников тюрьмы мусульманином не является. «Вопросы межкультурных отношений - это у нас неотъемлемый элемент профессиональной компетенции. Углубить свои знания в этой области коллеги могут в рамках специальных двухгодичных курсов повышения квалификации. Существуют также учебные программы, в центре которых стоят такие темы, как религиозная радикализация и джихадизм», - указывает М. Куммер. «Сотрудники нашего учреждения в обязательном порядке получают такого рода знания, потому что они находятся, что называется, на передовой, и кто, как не они, может и должен уметь заранее распознавать признаки опасных перемен в настрое того или иного заключенного».

(*Полное имя редакции известно)

Забота о душе в тюрьме

Мустафа Мемети уже в течение многих лет относится к многонациональной душепопечительской группе, следящей за душевным и духовным благополучием заключенных швейцарского исправительно-трудового учреждения «ThorbergВнешняя ссылка». Из общего числа лиц, отбывающих здесь назначенные им наказания в виде лишения свободы, 169 человек осуждены на длительные сроки. Более 80% заключенных — иностранцы, около 40% — мусульмане.

В настоящее время в этой тюрьме нет ни одного человека, осужденного за реально совершенные акты террора. Каждую неделю М. Мемети проводит душепопечительские беседы в среднем с пятью-шестью заключенными, — рассказывает эксперт-криминолог Кристоф Шмутц (Christoph Schmutz). Оценивая работу имама в этой тюрьме, он признает, что это «хороший опыт». 

Мустафа Мемети принадлежат к числу либеральных имамов, настаивающих на важности экуменического диалога с другими религиями. Угрозе исламистской радикализации в тюрьме «Thornberg» уделяется особое внимание. «Любой намек на радикализацию сразу же влечет за собой принятые целого комплекса профилактических мер с участием экспертов самого разного профиля», — говорит К. Шмутц.

Конец инфобокса



Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×