Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Иммиграция


В чем причина массовой трудовой иммиграции в Женеву?


Автор: Саймон Бредли (Simon Bradley), г. Женева


Квалифицированные трудовые кадры из стран ЕС стремятся побыстрее закрепиться на выгодном для них трудовом рынке Швейцарии, еще до того, как в Конфедерации будут введены ограничения, одобренные народом на референдуме 9 февраля 2014 года. (Keystone)

Квалифицированные трудовые кадры из стран ЕС стремятся побыстрее закрепиться на выгодном для них трудовом рынке Швейцарии, еще до того, как в Конфедерации будут введены ограничения, одобренные народом на референдуме 9 февраля 2014 года.

(Keystone)

В 2014 году в Женеве были зарегистрированы 8 300 новых жителей, преимущественно родом из стран Евросоюза. Практически их всех в город на Роне привел поиск работы. В последний раз такой наплыв трудовых иммигрантов Женева переживала в 1960-е годы. Кто эти люди, что ищут они в Швейцарии? Портал swissinfo.ch поговорил с некоторыми из них.

«В Женеве я могу заработать втрое больше, чем во Франции», — подчеркивает Себастьян*, 20-летний француз, который только-только начал работать в Женеве на должности продавца электротехники. «Я проходил собеседования и в Женеве, и во Франции, но в итоге я решил поехать работать именно в Швейцарию. Конечно, здесь приходится трудиться куда больше, но это оправдывает себя. И качество жизни здесь тоже выше», — добавляет он.

Недавнее исследование швейцарского Государственного секретариата по делам экономики (SECO, подразделение Минэкономики страны) еще раз подтвердило: швейцарский рынок труда не утратил своей привлекательности для европейских квалифицированных трудовых кадров после "отпуска" швейцарского франка в свободное плавание по волнам финансового рынка. Более этого, именно укрепление покупательной способности швейцарской валюты стало для экспатов лишним аргументом в пользу переезда на работу в Конфедерацию.

Этот документ также подтвердил факт заметного роста числа транграничных «маятниковых мигрантов», которые, подобно Себастьяну, оставаясь жить у себя дома, во Франции или Германии, предпочитают ездить на работу в Швейцарию. В Конфедерации таких трудовых мигрантов называют еще «фронтальеры», и на сегодняшний день они составляют уже одну пятую часть от общего числа трудящихся в таких городах, как Женева или Базель. А в кантоне Тичино их доля уже вплотную подобралась к отметке в 25%.

Так что если окинуть взглядом общую ситуацию с трудовой миграцией, то окажется, что Швейцария остается более чем привлекательным работодателем для всех стран, непосредственно с ней граничащих, и не только для них. В прошлом 2014 году чистая иммиграция в Швейцарию из стран ЕС составила 73 тыс. человек, что несколько меньше, чем еще два-три года назад, но тоже немало. Большинство из тех, кто или работает в Швейцарии днём, или переехал сюда на постоянную работу, составляют высококвалифицированные трудовые кадры из европейских стран, затронутых экономическим кризисом в наибольшей степени.

Если сравнить положение с трудовой миграцией по кантонам, то окажется, что лидером здесь является Женева, переживающая сейчас, впервые с 1960-х гг., небывалый рост населения. В 2014 году в Женеве были зарегистрированы примерно 8 300 новых жителей, из них 21% — это были граждане Франции, 9% — Португалии и 8% — Италии. Замыкают пятерку стран, чьи граждане решили выбрали «на жительство» Женеву, Испания и Великобритания.

В настоящее время в общенациональном зачете 60% разрешений на постоянное пребывание в Швейцарии, полученных гражданами Европейского союза и ЕАСТ (Европейская Ассоциация свободной торговли, куда сейчас входят Исландия, Норвегия, Швейцария и Княжество Лихтенштейн – прим. ред.), были выданы именно лицам, получившим в Конфедерации работу.

Швейцарская экономика пока что чувствует себя достаточно хорошо, рынок труда здесь стабилен, пусть даже многие эксперты предупреждают, что укрепление швейцарского франка может в долгосрочной перспективе негативно отразиться как на ситуации в сфере занятости, так и на экономическом росте в целом. Но так или иначе, работы пока в Швейцарии хватает всем. В июне 2015 года министр экономики кантона Женева Пьер Моде (Pierre Maudet) отметил, что рост населения города и кантона говорит о том, насколько «экономически привлекательным и динамичным» остается этот регион Швейцарии на ее крайнем Западе.

Перспективы профессионального роста тут замечательные, зарплата высокая, и именно поэтому Бен*, специалист в области информационных технологий из Великобритании, и решил перебраться на работу в Женеву. Несмотря на то, что примерно с 2013 года в лондонском Сити, важнейшем банковском центре страны и всего мира, было создано немало рабочих мест в компьютерно-сервисной сфере, «в Женеве куда больше возможностей найти место в известной банковской компании, да и заработки тут выше», — делится своим опытом Бен. Начиная с апреля 2015 г. он успешно трудится в одном из женевских инвестиционных фондов.

Факторы успеха

Подводя первые итоги можно сказать, что важнейшими факторами, делающими Швейцарию привлекательной для иностранных трудовых кадров являются уверенное развитие экономики (минимальный рост при минимальной же безработице), устойчивый и широко диверсифицированный рынок труда, сильная валюта. Женева, таким образом, — стала жертвой, или же извлекает выгоду, это как посмотреть, — именно из общей позитивной экономической конъюнктуры в стране. Но если присмотреться подробнее к ситуации именно в этом кантоне западной франкоязычной Швейцарии, то окажется, что перспективы у города Кальвина вырисовываются не самые радужные.

По данным Кантонального банка Женевы (BCGE) на 2015-2016 годы кантону предсказывают снижение темпов экономического роста до 0,7% в 2015 году и до 0,6% в 2016 году, в то время как в остальных регионах страны хоть и будет тоже отмечено снижение темпов роста, но не такое сильное (до 0,9% и 1,3% соответственно). Уровень безработицы в Женеве также выше среднего по стране (5,4% против 3,4%), пусть даже на фоне Евросоюза с его безработицей в 9,7% эти цифры смотрятся в целом весьма благополучно.

Однако экономика — это не просто цифры, это еще и люди. Позитивные экономические показатели оказывают порой куда меньшее, чем хотелось бы, воздействие на эмоциональную сферу человека. А если учесть, что в Швейцарии у этого человека в руках есть еще и инструменты прямой демократии, то получается весьма парадоксальная картинка. При всех выгодах трудовой иммиграции швейцарский избиратель склонен, скорее, замечать только негативные стороны этого процесса, не очень разбираясь, реальные они, или только гипотетические. 

 (swissinfo.ch)
(swissinfo.ch)

В последние годы в Швейцарии все чаще раздавались голоса, громко критикующие, например, демпинг в области зарплаты из-за наличия дешевых трудовых ресурсов из восточноевропейских стран ЕС, все более распространенную практику нелегальной «черной» занятости, особенно в области капитального строительства, на сложности с жильем, на перегруженную транспортную инфраструктуру.

В результате на свет появилась законодательная инициатива «Против массовой иммиграции», которая была одобрена гражданами Швейцарии на референдуме в феврале 2014 года. Напомним, что эта инициатива требовала внести в текст федеральной конституции статью, закрепляющую за Швейцарией право по собственному усмотрению регулировать трудовую миграцию из стран ЕС/ЕАСТ при помощи таких мер, как квоты и количественные контингенты (для работников из третьих стран, например, из России, рынок труда Швейцарии практически закрыт — прим. ред.).

Парадоксальное воздействие

Бернар Гут (Bernard Gut), руководитель Кантонального ведомства населения и миграции Женевы (l’Office cantonal de la population et des migrations), указывает, однако, что прошлогоднее одобрение инициативы «Против массовой иммиграции» привело, по крайней мере в Женеве, к прямо противоположному результату: количество иностранных граждан не только не уменьшилось, а, наоборот, продолжает расти.

«Дело в том, что в 2003 году зафиксированный рост числа трудовых мигрантов, приехавших в Женеву на работу, был связан с вхождением в силу соглашения с ЕС о свободном перемещении лиц. А вот в 2014 году, наоборот, основным фактором стало резкое снижение числа лиц, покинувших кантон», — разъясняет Бернар Гут. С такими оценками согласен и Филипп Ваннер (Philippe Wanner), профессор-демограф из женевского Университета.

«В результате голосования 9 февраля 2014 года многие проживавшие в Женеве и готовившиеся вернуться обратно во Францию экспаты отказались от этой идеи из опасений, что они потом не смогут вернуться обратно, после того, как войдут в силу изменения миграционного и трудового законодательства, одобренные на февральском голосовании. Кроме того, законодательная инициатива «Против массовой иммиграции», которая, предположительно, обретет силу закона уже в 2017 году, подтолкнула мигрантов, еще только думавших о переезде в Швейцарию, предпринять такой шаг гораздо раньше».

Когда Тони*, итальянский повар, принимал решение переехать в Женеву для того, чтобы открыть здесь ресторан, где подавались бы блюда средиземноморской кухни «по разумным ценам», на первом месте для него находились, конечно же, экономические соображения. Впрочем, деньги были для него отнюдь не единственным аргументом.

«Мне нравится, когда все организовано, как надо! В Дубае, где я работал раньше, открыть собственный бизнес чрезвычайно сложно. Приходится терять огромное количество времени и энергии на то, чтобы урегулировать все административные дела, кроме того, мне было предписано обязательно иметь местных партнеров. В Швейцарии же все работает как часы и без обмана — то есть без всего того, что я так ненавидел в Италии. А еще мне здесь нравятся точность и пунктуальность».

Не все, однако, готовы смотреть на Женеву через розовые очки. «Меня крайне раздражают проблемы с жильем», — рассказывает Бен. «Я ищу сейчас себе постоянное пристанище и пока живу в одной квартире вместе со знакомым одного моего приятеля. Мне нужна однокомнатная квартира, но все такого рода объекты в ценовой категории от 2 до 3 тыс. франков в месяц (от 120 до 180 тыс. рублей, по курсу 1 шв. фр. = 60 руб.) просто ужасны: маленькие, тесные и в жутком состоянии».

Что тормозит рост экономики?

Но пока введение ограничительных квот и контингентов, при помощи которых Швейцария намерена регулировать трудовую иммиграцию из стран Европы, остается вопросом будущего. Приграничные регионы очень надеются, что федеральные власти не будут стричь всех под одну гребенку, прислушаются к их потребностям и дадут им возможность учитывать специальные потребности тех или иных отраслей промышленности.

«Затормозить иммиграцию политическими средствами еще не удавалось нигде и никому», — подчеркивает Филипп Ваннер. «Франция и Германия уже пытались закрывать свои границы во время нефтяного кризиса 1974-1975 годов, но это привело только к росту нелегальной иммиграции. И если швейцарские власти теперь готовятся пойти тем же путем, то хотелось бы узнать, в каком объеме они готовы взять на себя ответственность за политические и социальные последствия такого шага?».

 (swissinfo.ch)
(swissinfo.ch)

Что же касается конкретно Женевы, то, предупреждает Филипп Ваннер, нехватка доступного жилья в условиях постоянного роста населения может стать причиной резкого торможения темпов промышленного роста.

«Женева — один из немногих швейцарских кантонов, где площади земель под застройку и количество находящихся на рынке объектов жилой инфраструктуры не поспевают за потребностями растущего населения. Сейчас в городе запущено несколько проектов, призванных существенно изменить ситуацию, но их реализация пока затягивается. Поэтому в ближайшие годы процесс роста населения в Женеве будет замедляться, тогда как в соседних регионах он будет, наоборот, набирать темп», — резюмирует Филипп Ваннер.

*имена изменены, настоящие имена редакции известны.


Перевод на русский язык и адаптация: Людмила Клот, swissinfo.ch

×