Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Искусство и история «Швейцария хотела иметь собственную атомную бомбу»


<span></span>

«Ослепленный» («Blinded»), 230x170 см., холст, масло, 2017 год (Gilles Rotzetter).

(Gilles Rotzetter)

Долгие десятилетия Швейцария пыталась создать научную базу для изготовления собственной атомной бомбы. Художник Жиль Ротцеттер (Gilles Rotzetter) попытался разобраться с этой непростой темой по-своему. «Удивительно, но на многие вопросы ответов до сих пор нет», – говорит он.

swissinfo.ch: Вы организовали выставку под названием «Swiss Atom LoveВнешняя ссылка». Чему она посвящена?

Жиль Ротцеттер: Я рассказываю историю швейцарской атомной бомбы. Дело в том, что буквально через месяц после бомбардировки Хиросимы Швейцария приняла решение создать свое собственное ядерное оружие.

swissinfo.ch: Как и кто конкретно принял такое решение? Существовал ли какой-то секретный план?

Ж.Р.: Это вот как раз самое интересное. Все это очень хорошо задокументировано. Частично планы (создать собственную бомбу) были секретными, частично – совершенно официальными, открытыми, потому что тут мы сталкиваемся с двумя параллельно происходившими историями. Одна история связана с решением вопросов энергообеспечения страны, а под ней скрывается другая, а именно, история создания швейцарской атомной бомбы. 

Этот вопрос, кстати, совершенно открыто выносился даже в 1962 году на референдум. Речь идет о народной законодательной инициативе «О запрете ядерного оружия» («Volksinitiative zum Verbot der Atomwaffen», отвергнута большинством в 55,59% голосов – прим ред.). Всего история швейцарских попыток сделать свою бомбу насчитывает очень много действующих лиц.

<span></span>

Жиль Ротцеттер (Gilles Rotzetter).

(Marc Latzel)

Ядерная программа Швейцарии реализовывалась с 1945 года по 1988-й год. В 1996 году она была окончательно похоронена после того, как Швейцария подписала «Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой» (также известен как «Московский договор», подписан 5 августа 1963 года в Москве, сторонами договора являлись СССР, США и Великобритания, вступил в силу 10 октября 1963 года и был открыт для подписания другими странами с 8 августа 1963 года, - прим. ред.).

swissinfo.ch: Как вы работали над этой темой?

Ж.Р.: Все началось анекдотично. Один мой приятель как-то раз вдруг сказал мне, мол, знаешь ли ты, что Швейцария хотела создать свою собственную атомную бомбу? Вау, сказал я, потому что об этом я, разумеется, не имел никакого понятия. Поэтому я начал углубленно интересоваться этой темой, исходя из того, что история эта давняя, а значит все ее подробности историками давно исследованы и обнародованы. Но я очень скоро убедился в наличии здесь большого количества лакун и белых пятен.

Одно из таких пятен связано с ролью Пауля Шерера, который активно сотрудничал с США в период Второй мировой войны (подробнее об этой личности в конце материала). В истории швейцарской атомной бомбы он играл одну из ведущих ролей, и здесь до сих пор, как ни странно, есть много вопросов, все еще остающихся без ответов. Он был председателем швейцарской Комиссии по исследованию ядерной энергии (Schweizerische Studienkommission für Atomenergie) и одновременно – как показали журналистские расследования, проведенные в 1990е годы – координировал швейцарские усилия по созданию атомного оружия.

swissinfo.ch: Центром его исследовательской деятельности была Швейцария?

<span></span>

«Доброе утро, господин Цюблин» («Good morning Herr Züblin»), 50x60 см., холст, масло, 2016 год (Gilles Rotzetter).

(Gilles Rotzetter)

Ж.Р.: Да, если верить результатам ранее проводившихся журналистских расследований. Однако в официальном отчете правительства, распоряжение о создании которого было отдано в 1996 году тогдашним министром обороны Швейцарии Адольфом Оги (Adolf Ogi), роль его так никогда и не была прояснена до конца. Проблема, однако, заключается еще и в том, что накануне своей смерти Пауль Шерер сжег весь свой архив.

swissinfo.ch: Какой, с Вашей точки зрения, самый интересный итог Ваших исследований?

Ж.Р.: Самое интересное, как я уже говорил, заключается в том, что до сих пор без ответов остается очень значительное число вопросов. Очень интересна в этой связи цитата из выступления тогдашнего швейцарского шефа ВВС Конфедерации. Дело в том, что в 1960-е годы в стране решался обернувшийся большим скандалом вопрос обновления авиационного парка и закупки за рубежом нового поколения истребителей.

Иностранные послы осматривают научно-исследовательский реактор в городе Вюрелинген (Würenlingen).

Иностранные послы осматривают научно-исследовательский реактор в городе Вюрелинген (Würenlingen). Снимок сделан в 1966 году. Представленный США на женевской конференции «Atoms for Peace» в августе 1955 года, он был куплен швейцарской компанией «Reaktor AG» и установлен на территории нынешнего Института им. Пауля Шеррера («Paul Scherrer Institut»).

(Keystone)

Предполагалось приобрести самолет типа «Дассо Мираж III» («Dassault Mirage IIIВнешняя ссылка», одно- или двухместный французский многоцелевой истребитель, первый европейский военный самолет, вдвое превысивший скорость звука. – прим. ред.). Так вот тогда-то этот чиновник и заявил, обращаясь к политикам: «Какой вы купите в итоге самолет – совершенно не важно, главное, чтобы он был в состоянии доставить атомную бомбу вплоть до Москвы».

swissinfo.ch: Где и как Вы собирали информацию по этой теме?

Ж.Р.: В цюрихской газете «Tages Anzeiger» работал в свое время журналист, который в 1990-е годы активно занимался темой швейцарского ядерного оружия. Свои бумаги он предоставил в распоряжение частному архиву. Я художник, но еще я люблю работать с документами. Я уже был во многих архивах, например, в документальном хранилище швейцарского технологического концерна «ABB», я в контакте с историками из многих стран мира. Но ясно также, что одному ученому просто не под силу самостоятельно полностью расследовать всю эту историю, тем более, что многие документы будут закрыты для исследователей до 2050 года.

swissinfo.ch: Ваши картины, радикальные, пестрые, шершавые, напоминающие детские рисунки, являются своего рода переводом исторической материи на язык наивной живописи. Удовлетворены ли Вы итогами Вашей «переводческой» работы?

<span></span>

«Réduit national potato blues», холст, масло, 170x130 см., 2017 год (Gilles Rotzetter).

(Gilles Rotzetter)

Ж.Р.: У нас, взрослых, к сожалению, нет возможности действительно рисовать так, как это делают дети. С другой стороны, вы правы, мои картины как бы произрастают из результатов исторических исследований. Однако одними картинами выставка не ограничивается. К ней прилагаются еще произведения в стиле видео-арт, тоже рассказывающие эту историю. И если картины – это во многом метафоры, то видео выдержаны в куда более реалистической манере.

В своем творчестве я часто и раньше касался таких тем, как технологии, человек, природа. Тема, связанная со швейцарской атомной бомбой, позволила мне почти идеально объединить все эти элементы воедино. Сложность состояла в необходимости найти тон, подходящий для того, чтобы адекватно рассказать этот сюжет. Поэтому я сначала задал себе вопрос, а как эту историю рассказывали раньше? И что осталось от всего этого «нарратива»? В моих картинах я, можно так сказать, пытаюсь измерить дистанцию между форматами репрезентации итогов исторических исследований, собственно полученной в ходе этих исследований информацией и живописью в качестве медийного инструмента.

swissinfo.ch: Последний вопрос – почему все-таки Швейцария хотела получить бомбу?

Ж.Р.: Мотив был простой: все страны Европы берут на вооружение бомбу, значит, и Швейцария должна сделать тоже самое. В качестве аргумента выдвигалась даже необходимость защитить нейтралитет страны. Ну, а что вы еще хотите от эпохи, на которую пришлась кульминация такого исторического явления, как «холодная война»?

«Поэтому, в соответствии с нашей насчитывающей уже не одну сотню лет оборонной традицией, Федеральный совет придерживается мнения, что для обеспечения национальной независимости и с целью защиты нашего нейтралитета, швейцарские вооруженные силы должны быть оснащены всеми самыми эффективными системами вооружений. К таким (системам вооружений) относится и ядерное оружие».

(Из заявления Федерального совета, правительства Швейцарии, 1958 год)

Конец инфобокса

Бомба и Эвита

В 2003 г. в свет вышла книга женевского публициста и кинодокументалиста Франка Гарбели (Frank Garbely) «Тайна Эвиты» («Evitas GeheimnisВнешняя ссылка», издательство «Rotpunktverlag»), речь в которой идет о роли Швейцарии в организации тайной переправки бывших нацистов в страны Южной Америки, прежде всего в Аргентину.

Активное аргентинско-швейцарское сотрудничество в этой области началось после визита Эвиты Перон в Швейцарию в 1947 году. Ведущую роль играли тогдашний шеф протокола швейцарского МИД Ж.-А. Куттат и аргентинский посол в Берне Б. Ламби. По достигнутой договоренности аргентинские эмиссары могли свободно, не опасаясь полицейского преследования, действовать в Швейцарии.

В обмен на это швейцарские спецслужбы имели право подробно допрашивать выезжающих в Южную Америку нацистов, причем особое внимание швейцарцы уделяли носителям информации в области ядерных технологий. Аргентина и Швейцария надеялись, таким образом, получить доступ к ракетно-атомным технологиям, наработанным в нацистской Германии. Так начиналась ядерная история Швейцарии.

Конец инфобокса

Пауль Шеррер (Paul Scherrer)

Родился 3 февраля 1890 года, город Херизау, кантон Аппенцелль-Внешний, умер 25 сентября 1969 года, город Цюрих.

Швейцарский физик-экспериментатор, учился в Цюрихе, Кёнигсберге, Гёттингене, позже возглавил физический факультет Швейцарской высшей технической школы в Цюрихе (Eidgenössische Technische Hochschule Zürich).

В 1930-е годы начал углубленно заниматься ядерной физикой, став в 1946 году председателем швейцарской Комиссии по исследованию ядерной энергии (Schweizerische Studienkommission für Atomenergie). В 1954 году принял участие в основании ЦЕРНа.

В 1988 году в Швейцарии был создан Институт Пауля Шеррера, который находится в городе Виллиген, кантон Аргау. Сейчас это один из ведущих швейцарских НИИ со специализацией на фундаментальных исследованиях.

Конец инфобокса



Перевод с немецкого: Игорь Петров.

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×