Ислам в Швейцарии Должна ли Швейцария обучать собственных имамов?

Способны ли имамы-иностранцы помогать молодым швейцарским мусульманам успешно интегрироваться в швейцарское общество? 

Способны ли имамы-иностранцы помогать молодым швейцарским мусульманам успешно интегрироваться в швейцарское общество? 

(Keystone)

Многие имамы, проповедующие в швейцарских мечетях, не являются швейцарскими гражданами. Их присылают в страну иностранные структуры всего лишь на несколько лет в длительные командировки. Такие духовные лица зачастую не имеют никакого понятия о том, чем и как живет Швейцария, а потому, например, они просто не в состоянии решать задачи общественной интеграции молодых людей мусульманского вероисповедания. Следует ли вузам Швейцарии подумать о введении у себя полноценных теологических образовательных программ исламского профиля?

Мы поговорили об этом с Андреасом Тунгер-Дзанетти (Andreas Tunger-Zanetti), специалистом по исламу из Университета Люцерна, координатором научно-исследовательского «Центра изучения религий» («Zentrum ReligionsforschungВнешняя ссылка»), участником «Экспертной группы по изучению ислама в Швейцарии» («Forschungsgruppe zum Islam in der SchweizВнешняя ссылка»), членом правления «Швейцарского центра изучения ислама и общества» («Schweizerisches Zentrum für Islam und GesellschaftВнешняя ссылка»).

swissinfo.ch: С целью организации духовного окормления мусульманской общины Конфедерации Духовное управление мусульман Турции обычно присылает в Швейцарию своих имамов. Их командировки длятся, как правило, пять лет, при этом зачастую эти люди имеют весьма рудиментарные представления о том, чем живет и дышит Швейцария. Они едва говорят на хотя бы каком-то из национальных языков страны, при этом на них возлагается важнейшая задача организации процесса общественной интеграции молодых швейцарских мусульман. Насколько вообще «выполнима» такая миссия?

Андреас Тунгер-Дзанетти (Andreas Tunger-Zanetti): Хотел бы уточнить, что для определенной части исламской общины имамы, даже приехавшие из-за рубежа, все равно имеют огромное значение, прежде всего в сфере чисто религиозно-культовой. Они берут на себя также решение важных задач душепопечительского характера. 

Андреас Тунгер-Дзанетти (Andreas Tunger-Zanetti).

(unilu.ch)

При этом, в самом деле, следует сделать вывод, что многим мусульманам, и прежде всего представителям молодого поколения, часто не удается наладить с такими духовными авторитетами необходимых контактов, они не ощущают эмоциональной близости с имамами более старшего возраста, не имеющими никакого понятия о том мире, в котором живут их молодые прихожане. И вот как раз здесь и возникает проблемная зона. Многие религиозные сообщества осознают ее появление, однако им очень непросто найти здесь какие-то эффективные решения.

swissinfo.ch: Тогда, может быть, Швейцарии следует самой начать обучать собственных имамов?

A.T.-Д.: С моей точки зрения, организация полноценного образовательного процесса, по результатам которого мы бы получали соответствующим образом подготовленных имамов даже в долгосрочной перспективе в Швейцарии пока невозможна. Для этого необходимо было бы для начала создать обширный и сложный управленческий и административный аппарат. Кроме того, в отличие от исламских стран и с недавнего времени Германии в Швейцарии вообще нет традиций преподавания академических дисциплин теолого-исламского профиля. Наконец, в Швейцарии нет авторитетных специалистов, которые занимались бы вопросами толкования исламских догматов, а также изучением религиозных источников.

swissinfo.ch: От имамов теперь все чаще требуют знакомства с системой ценностей, действующих в Швейцарии. Подоплекой этого требования является желание обеспечить большую, чем раньше, степень прозрачности процессов, происходящих в исламской общине в Швейцарии.

A.T.-Д.: Это требование вполне понятно, однако создавать полноценную систему теологической подготовки для достижения конкретно этой цели вовсе не требуется. Духовные наставники, даже из числа получивших образование за рубежом, вполне в состоянии, приехав в Швейцарию, овладеть самыми основными социальными навыками и нормами. В случае же необходимости расширить свою теологическую компетенцию они могут использовать тот образовательный потенциал, что уже создан в Швейцарии. Для некоего фрагментарного повышения квалификации этого вполне хватит. Образовательные программы, предлагаемые уже сейчас во Фрибуре «Швейцарским центром изучения ислама и общества» («Schweizerisches Zentrum für Islam und Gesellschaft»), нацелены как раз на достижение таких целей.

swissinfo.ch: Некоторые представители швейцарских мусульманских объединений регулярно выступают с требованием придать исламу статус национально признанной церкви, наравне с протестантством и католичеством. Считается, что такое признание приведет к модернизации и либерализации моделей, на основе которых трактуются и толкуются основные догматы ислама. Что Вы думаете по этому поводу?

A.T.-Д.: Следует учитывать, что формат «организационно-правового признания религиозного сообщества» создавался не в качестве инструмента контроля или вынесения взысканий. Для этих целей он просто не предназначен. Но коль скоро мы стремимся установить между религиозными сообществами и правовым государством как можно более тесные и доверительные отношения, то, по моему мнению, такая опция должна быть в принципе открыта для любой конфессии. Попытки же оттеснить исламские сообщества на обочину являются контрпродуктивными в том смысле, что они подрывают основополагающие принципы того правового государства, с которым мы как раз и хотим наладить их диалог.

swissinfo.ch: Против организационно-правового признания ислама в качестве национальной церкви, как правило, выступают правоконсервативные и христианско-клерикальные круги, утверждающие, что тем самым может оказаться под ударом западная культура в целом. Насколько обоснованы такие опасения?

A.T.-Д.: Такие опасения являются результатом отсутствия понимания того, что представляет собой современный ислам в Швейцарии, какова его суть и в чем его миссия. Мусульмане — это такие же наши сограждане, с которыми мы сталкиваемся каждый день, не имея при этом никакого понятия, какую роль играет религия для каждого из них.

swissinfo.ch: В преамбуле к федеральной конституции Швейцарии находится тезис о том, что данный документ был создан «Во имя Господа Всемогущего» («Im Namen Gottes des Allmächtigen!»). Иными словами, в основу швейцарского правового государства было положено христианство. Или теперь все изменилось?

A.T.-Д.: Швейцарское общество сформировалось под сильным влиянием христианства, однако в настоящее время такое влияние на индивидуальном уровне все в большей степени теряет свое значение и силу, становится нечетким, теряет контуры. Например, официально воскресный день у нас все еще считается днем, когда работать нельзя и когда царит полное спокойствие, но практика, как мы все знаем, очень далека от теории. С этой точки зрения, любые разговоры о некоей «западной, христианской культуре» становятся переливанием из пустого в порожнее.

Другое дело, что многим людям сейчас сам религиозный образ мысли стал совершенно чуждым. Поэтому, сталкиваясь в своей повседневной жизни с открытыми и убежденными приверженцами той или иной религии, они ощущают растерянность, не понимая, как вести себя в такой ситуации. Это очень большое упущение, бороться с последствиями которого можно только методами диалога и образования. Именно диалог и способен в первую очередь расширить наше понимание одного простого факта: в определенных сферах другие люди могут действовать на основании совершенно непривычной для нас логики, оставаясь при этом в остальном самыми обычными, нормальными, приятными в общении гражданами.

swissinfo.ch: То есть, по-Вашему, ко всему, что имеет под собой религиозное основание, можно и должно относиться с терпимостью? И не стоило тогда разводить целую дискуссию в связи с двумя швейцарскими школьниками, отказавшимися из «религиозных соображений» здороваться за руку с учительницей? Или тут все-таки существуют какие-то пределы?

A.T.-Д.: Здесь на первый план должна выйти педагогика. Школа, как мы знаем, постаралась в этой ситуации наладить диалог с учащимися, — и это был абсолютно верный ход, — найдя, все-таки, некий общий знаменатель. Что касается, как вы говорите, «пределов», то для начала нам нужно разработать критерии, на основании которого мы должны будем провести черту, отделяющую правовые нормы от того, что, — наверное, неспроста, — мы все-таки предпочитаем не «отливать в граните» юридических параграфов. Нарушение правил давно стали в нашем обществе нормой. Но стоит только эту норму нарушить мусульманину, как мы тут же начинаем из этого раздувать гигантский скандал.

swissinfo.ch: Исламистский терроризм становится все более отчетливо ощутимой угрозой. Не считаете ли вы в такой ситуации оправданными попытки западного общества по возможности подавить в зародыше любые проявления радикализма и экстремизма?

A.T.-Д.: А что общего с экстремизмом имеют попытки молодых людей познакомиться с религией поближе, пусть даже они иногда и перегибают палку? На мой взгляд, это всего лишь обычные колебания, не покидающие правового поля и, как правило, находящие в итоге некую точку равновесия. Насилием такие процессы заканчиваются буквально в отдельных исключительных случаях. Смешивать воедино две эти проблематики я бы не стал, в противном случае мы начнем пытаться грубо регулировать то, что обычно само приходит в норму на основе принципа саморегулирования. В итоге, желая сделать как лучше, мы рискуем только все испортить.

Не будем забывать, что у нас уже есть инструмент борьбы с насилием, причем любым. И называется он Уголовный Кодекс. Для тех же, кого мы зачастую называем «группой риска, находящейся в серой зоне закона», существует методы социальной профилактики. Важно находиться с такими «кандидатами» в постоянном диалоге. Повальный же контроль является методом неэффективным, а потому контрпродуктивным.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого: Игорь Петров.

×