Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Международное сотрудничество


Хлопок: гордость и бремя Таджикистана


Автор: Людмила Клот, по возвращении из Таджикистана, Душанбе-Худжанд


Фермер Дона Амонкулова на поле органического хлопка в Согдийской области.  (swissinfo.ch)

Фермер Дона Амонкулова на поле органического хлопка в Согдийской области. 

(swissinfo.ch)

Как растет «белое золото» в Таджикистане, где на протяжении десятилетий эта культура занимала почти сто процентов всех сельхозугодий? После распада СССР выяснилось, что таджики, снабжавшие хлопком весь Союз, не в состоянии обеспечить самих себя продовольствием. Настала пора реформ, проведению которых помогают, в том числе, и швейцарские организации.

Хлопчатник коварен. Мягкий и пушистый, нежно-белый, он остается одной из самых трудоемких сельскохозяйственных культур. Хлопковое растение живет двести дней и требует постоянного ухода: прополки, полива. Труднее всего приходится сборщикам, которые вышли на поля как раз сейчас, в сентябре. Выбирать хлопковый пух из коробочки нужно быстро, но осторожно, ведь ее сухие края режут руки как бритва.

«Собирали мы его в фартук, который крепится на шею. Представляете, сколько раз его нужно наполнить хлопком-сырцом, ведь норма на смену была 40 килограммов», – вспоминает Фируза, учительница из Душанбе, о своем детстве, когда школьников в сентябре-октябре заставляли работать на полях. Взрослые собирают по сотне килограммов хлопка-сырца в день.

Хлопок в Таджикистане – сложная тема, откровенничать на которую местные жители не любят. «Белое золото» десятилетиями обогащало одних и обедняло других, а сейчас «хлопковый вопрос» стал национальным разочарованием. «Мы бы и гордились таджикским хлопком, если бы знали о его дальнейшей судьбе. Сегодня мы уверены, что на нем наживаются властная элита и договорившиеся с ней перекупщики», – говорят многие.

Бывшая советская республика

Таджикистан – самая бедная среди бывших республик СССР. В 1992 году, после распада Советского Союза, здесь вспыхнула гражданская война, которая продлилась до 1997 года.

С 1992 года страну возглавляет президент Эмомали Рахмон. Уже четырежды он избирался на семилетний срок. Будущим преемником его на президентском посту негласно называют его старшего сына.

В швейцарском рейтинге коррупции (Basel Anti-Money Laundering Index) Таджикистан занял в этом году лидирующее третье место после Ирана и Афганистана. 

Почти 90% территории страны составляют горы, орошаемых земель тут лишь 7%. Две трети из 8 миллионов жителей проживает в сельской местности за счет сельского хозяйства.

Половину ВВП страны обеспечивают трудовые мигранты (1 миллион человек, а в прошлые годы, до падения курса рубля, более 1,5 миллионов), которые работают в основном в России. 

Вместе с коллегами из издания «Азия Плюс» мы объехали окрестности Душанбе. Сельский район Рудаки, где еще несколько лет назад одно поле хлопчатника плавно переходило в другое, встретил нас золотыми снопами пшеницы. После недавней реформы сельского хозяйства, более-менее освободившей крестьянину руки в плане выбора того, какие культуры возделывать, посадки хлопка медленно, но неуклонно сокращаются. Впрочем, дехкане тут по-прежнему работают с применением мотыг – достаточного количества сельхозтехники в стране нет.

«Трактор, доллар, котировка»

По раскаленной от солнца дороге мы едем в регион под названием Матча. Он расположен в Согдийской области, недалеко от границы с Узбекистаном. Это часть Ферганской долины, плодородного оазиса, орошаемого водами притоков Сырдарьи. Тут выращивают хлопчатник, рис, фрукты и овощи, а также зерновые культуры.

После распада СССР жители Матчи пережили трудные времена. «Я видел, как людей убивали за буханку хлеба. Мне было 11 лет, мы с мальчишками из нашей деревни тайком пробирались в соседний Узбекистан, чтобы купить там зерна и продуктов», – рассказывает по дороге один из молодых агрономов, работающих для международной организации «Better Cotton Initiative».

Он вырос в этих краях, окончил аграрный университет и теперь знакомит земляков с западными технологиями сельхозпроизводства. Мы побывали на одним из таких семинаров-тренингов для местных агрономов. Как это принято в сельских районах Таджикистана, в Матче все решают мужчины, немолодые, в тюбетейках, с загорелыми обветренными лицами.

«Если вы будете работать группой, с кооперативом «Сароб», то вам не понадобится два-три посредника. Вам нужен будет только один экспортер и международный покупатель», – убеждает их аграрный консультант из Германии Йоахим Ленц, который представляет «Германское общество международного сотрудничества» («GIZ»), осуществляющее здесь проекты в области технической помощи развитию.

«А как мы можем сами стать экспортерами?» – звучит встречный вопрос. Йоахим Ленц разводит руками. «Это пока что сложно…», – дипломатично формулирует он. «Но сообща вы сможете выйти на рынок не с несколькими маленькими партиями хлопка, а сразу с достаточно большим объемом сырья, интересного для импортеров».

Дехкане берут паузу на совещание, а потом объявляют: «В этом году у нас есть такая возможность, потому что многие посадили один и тот же сорт хлопка». В диалоге, который идет на таджикском, то и дело звучат вполне международные термины «трактор», «доллар», «котировка». 

«Феномен Таджикистана в том, что здесь по сравнению, к примеру, со странами Африки, те, кто работает на земле, достаточно хорошо образованы. Практически все грамотные, есть даже люди, которые в советское время окончили вузы. После гражданской войны бывшие учителя, инженеры занялись сельским хозяйством, потому что работы по специальности у них не было», – делится своими наблюдениями Йоахим Ленц.

Меньше хлопка, больше овощей

К сожалению, вопреки поговорке, в Таджикистане можно быть умным, но при этом оставаться бедным. Крестьяне в среднем зарабатывают за сезон 1-2 тысяч долларов на семью, в зависимости от урожая и региона. Доход от земледелия можно увеличить, диверсифицировав структуру сельхозпроизводства.

Проектный менеджер швейцарской некоммерческой организации «Helvetas» Джамиля Юсупова (Jamilya Yusupova) работает с овощеводами. «Возьмем трудолюбивого фермера с семьей. Со своих 35 соток приусадебного участка он снимет 9 тонн огурцов и 9 тонн помидоров. Еще он может выращивать капусту, лук или абрикосы, в Таджикистане абрикосы очень сладкие, самого высокого качества. В итоге он выручит примерно 6 тыс. долларов в год», – рассказывает она.

«Чистый доход в рамках нашего проекта составил 2 100 долларов на фермерскую семью в прошлом году. В этом будет от 2 200 до 2 400 долларов», – с гордостью делится она радостью от общих достижений. В этом году в «Helvetas» организовали курсы и консультации по повышению квалификации, участниками которых стали почти полторы тысячи мелких фермеров. А всего швейцарцы обучили уже примерно 8 тыс. таджикских фермеров.

Как сэкономить полтонны «химии» на гектар

Идея выращивать в Таджикистане био-хлопок тоже принадлежит швейцарской организации «Helvetas», которая работает здесь с 2009 года. Чтобы снять первый урожай органического хлопка, требуется три года труда. Ведь в первые два года земля должна очиститься от минеральных удобрений и ядохимикатов.

Жизнь в кредит

Собрав урожай, крестьянин сталкивается с непростой проблемой дальнейшей его продажи. Кому продавать урожай и на каких условиях?

Скупщики стараются заключить контракты пораньше, а заплатить поменьше. Крестьяне же тянут время, дожидаясь новых цен в надежде выгадать себе побольше прибыли. Им ведь еще нужно расплатиться с кредитом, взятым весной на покупку семян и удобрений.

Стоимость кредита может достигать 30% от его суммы. Почему бы не отложить денег заранее, спросит умный иностранец. Во-первых, свободных денег у таджиков, как правило, просто нет. А во-вторых, в таджикских семьях принято копить скорее на свадьбы, чем на кредиты, проценты по которым в стране просто грабительские.

Во многих районах семена и удобрения фермеру предоставляют хлопкоочистительные заводы, за это с ними нужно рассчитываться хлопком-сырцом. В случае форс-мажора – стихийных бедствий, засухи, неурожая, когда крестьянин не может выплатить долг, он автоматически переходит на будущий год с процентами. 

«На один гектар хлопка крестьянин использует почти 500 килограммов минеральных удобрений и ядохимикатов», –поясняет Шерзод Абдурахманов (Sherzod Abdurakhmanov), менеджер «Helvetas», работающий в Худжанде. Вначале урожайность такого участка снижается, поэтому есть риск, что фермеры, в первый год с энтузиазмом присоединившиеся к био-проекту, могут разочароваться и вернуться к привычному стилю работы.

«Урожайность у нас сейчас очень низкая, в среднем 2-2,5 тонны хлопка-сырца с гектара. В советские времена она составляла 4 тонны. Но десятилетия интенсивного хозяйства с применением пестицидов истощили и испортили почву, и если не внедрять новых подходов, то мы окончательно ее загубим». Однако есть тут и плюсы: если пережить все начальные трудности, то потом органический хлопок-сырец можно продать на рынке на 20% дороже.

В этом году при помощи специалистов из «Helvetas» крестьянам Таджикистана предстоит заключить сделки на продажу целых 1 100 тонн этой ценной продукции! «У нас нет права на ошибку, потому что от успеха проекта зависит благосостояние множества людей, поверивших нам», – говорит Шерзод Абдурахманов. Простой таджикский фермер, по его словам, оказался совсем не готов к глобальной конкуренции.

«В СССР был план: посади сто гектаров хлопка, сдай столько-то тонн и ни о чем не задумывайся. На этом ответственность крестьянина заканчивалась. Сейчас крестьянину самому нужно выбрать, что посеять, найти семена, вырастить, убрать урожай, продать его или переработать.

А еще нужны сертификаты на землю, на продукцию, на соответствие стандартам. Самое обидное, что даже выполнение всех этих условий не гарантирует, что таджикский фермер будет конкурентоспособен по ценам на мировом рынке. Может, наш картофель и абрикосы вкуснее, чем пакистанские или китайские, но кто об этом узнает, если никто их не купит?»

Разумеется, для крестьян Таджикистана увеличить производство органического хлопка в целом стало бы только благом. Интерес к нему со стороны зарубежных потребителей есть и немалый. Но заинтересовано ли в этом государство, где собственное потребление био-хлопка равняется нулю? Ведь органический хлопок сразу выводится за скобки интересов таджикских скупщиков и идет прямо на Запад.

Крестьяне Согдийской области, короткий отдых во время работы на поле.  (swissinfo.ch)

Крестьяне Согдийской области, короткий отдых во время работы на поле. 

(swissinfo.ch)

Неожиданный визит на хлопковую фабрику

В прошлом году в Таджикистане было собрано почти 400 тысяч тонн хлопка-сырца. В этом году урожай ожидается такой же. Куда он идет потом? Этим вопросом мы поинтересовались во время визита в город Винтертур, в головной офис швейцарской компании «Paul Reinhart AG». Созданная еще в 1778 году, она закупает хлопок по всему миру. В Таджикистан фирма пришла в начале 1990-х, и в свое время она была крупнейшим покупателем таджикского хлопка, приобретая до половины от общего объема его урожая.

Однако в прошлом году компания закрыла свое представительство в Душанбе, потому что «работать стало трудно». Об этом нам рассказал менеджер компании Марко Беннигер (Marco Baenniger). На рынок пришли новые перекупщики. Одновременно с этим Таджикистан все больше заинтересован в том, чтобы полученный хлопок-сырец перерабатывался внутри страны.

Одним из таких перерабатывающих предприятий Таджикистана является фабрика «Олим Текстайл», которая принадлежит бизнесмену Джамшеду Абдулову (Jamshed Abdulov). Построенная в 2009 году на основе кредита «Евразийского банка», она находится в часе езды от Худжанда.

Мы уже было проехали мимо, однако, когда стало ясно, о чем идет речь, не могли не заглянуть «на огонёк». Охранники не стали гнать неожиданных гостей, а наоборот, после телефонных переговоров провели нас к директору фабрики, в его современный кабинет, с Кораном в золотой оправе на рабочем столе. «Мы производим пряжу из средне- и тонковолокнистого хлопчатника. Оборудование у нас немецкое и швейцарское. Сейчас на складе ожидает своего часа 500 тонн хлопка», - рассказал нам бизнесмен Джамшед Абдулов.

На этом заводе из хлопкового волокна делают пряжу. (swissinfo.ch)

На этом заводе из хлопкового волокна делают пряжу.

(swissinfo.ch)

На фабрике трудятся 500 человек, в основном, женщины. Фабричный автобус собирает их по деревням, а после работы отвозит обратно. Работа идет на фабрике 24 часа в сутки, в три смены. Получают работницы около 100 долларов в месяц. Готовая пряжа пойдет на экспорт, ее покупают в России, Белоруссии, Италии и Турции. Одним из европейских партнеров фабрики является известный текстильный бренд «Lacoste».

По идее хлопок способен сделать Таджикистан богатой страной, но для этого нужна, прежде всего, политическая воля руководства страны, если, конечно, оно действительно заинтересовано в улучшении жизни крестьян и сохранении здесь масштабного хлопкового производства. Но насколько обоснованы надежды на такую перспективу?

Написание этого репортажа стало возможным в рамках програмы "Quête d’Ailleurs" (eqda), совместного проекта журналистов из Швейцарии и из развивающихся стран. 

Для самих таджиков хлопок был, есть и будет главной национальной культурой, без которой Таджикистан просто немыслим. Может быть, свое слово скажет процесс глобализации, участником которого медленного, но верно, и не без помощи Швейцарии, становится эта бывшая советская республика. Но это будет уже другая история. 

Исламизм и Таджикистан

У Таджикистана 1 344 километра общей границы с Афганистаном, а потому здесь остро стоит проблема радикального исламизма. По неофициальным данным около 2 тыс. выходцев из Таджикистана воюют на стороне группировки «Исламское государство».

Правозащитники утверждают, что в большинстве своем это не религиозные фанатики, а молодые мужчины, которые поверили вербовщикам и решили, что это единственный способ заработать себе на жизнь.

Правительство пытается ограничивать религиозный фанатизм и противопоставлять ему национальные традиции, однако в стране, где 97% исповедуют умеренный ислам, многие весьма недовольны попытками государства «сверху» диктовать им отношения с религией. 

×