Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Миграция и беженцы Семья Саджади: их трудный первый год в Швейцарии

Автор:


Мириам и Махди два раза в неделю занимаются языком с преподавателем. За прошедший год они добились заметных успехов в постижении трудной немецкой грамматики. 

Мириам и Махди два раза в неделю занимаются языком с преподавателем. За прошедший год они добились заметных успехов в постижении трудной немецкой грамматики. 

(swissinfo.ch)

Более года назад эта афганская семья в составе семерых человек оказалась в Швейцарии и подала ходатайство о предоставлении им убежища. Первые дни и недели оказались особенно тяжелыми. Члены семьи Саджади* ощущали себя чужими, не понимали ни слова и в течение нескольких месяцев жили в достаточно стесненных условиях. С тех пор многое изменилось в лучшую сторону, хотя знакомство с совершенно новым миром все еще складывается для них весьма непросто.

«Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на изучение немецкого», — недовольна 21-летняя Марьям*. Вместе со своим братом Махди* (19) они сидят за столом напротив их преподавателя немецкого языка, бывшего учителя бернской гимназии по имени Фриц*. Сегодня они проходят основные и придаточные предложения с союзами «потому что» и «хотя». Фриц, уже вышедший на пенсию, внимательно выслушивает своих подопечных, тщательно исправляет ошибки, добиваясь грамматически безупречно записанных слов и предложений.

Фриц доволен: его ученики весьма мотивированы и усидчивы, а главное, как ему кажется, они осознали, что их шансы на успешную интеграцию, и тем более на воплощение их амбициозных карьерных планов, напрямую зависят от степени владения языком. Вот уже почти целый год Фриц помогает этим двум молодым беженцам преодолевать непростую грамматику. «Они очень активные, быстро учатся выражать свои мысли. Цели они перед собой ставят очень далекоидущие. У них есть чувство юмора и даже иногда они в шутку спорят о том, кто из них умнее.».



Приготовить обед для большой семьи — дело нелегкое. Без взаимной поддержки не обойтись.

Приготовить обед для большой семьи — дело нелегкое. Без взаимной поддержки не обойтись.

(swissinfo.ch)

«Ну да, я вообще, между прочим, внучка Эйнштейна», — смеется Марьям и толкает локтем в бок своего брата. К Фрицу они приходят 2-3 раза в неделю, будучи твердо намеренными выучить «этот сложный язык». Они разговаривают обо всем на свете, иногда даже спрашивают совета, как поступить в той или иной ситуации, так что он давно стал для своих учеников самым настоящим доверенным лицом. «Сначала мне пришлось им твердо дать понять, что на занятия надо приходить вовремя, но теперь у нас все идет как по маслу. Время, которое я провожу с ними, удивительно обогащает мою жизнь», — говорит Фриц.

Семь тысяч километров пути

Родиной семьи Саджади является регион Шаристан в провинции Урузган‎ в центре Афганистана. На юге эта провинция граничит с Кандагаром, а на западе с провинцией Гильменд. Все члены семьи принадлежат к этнической группе хазарейцев, народности монгольского и иранского происхождения, составляющей 8-10 % от общей численности населения страны и говорящей на дари, персидском языке. В отличие от суннитского большинства в Афганистане, они шииты.

Дождь на улице тренировке не помеха. 

(swissinfo.ch)

Хазарейцев считают неполноценными, их подвергают дискриминации и преследованиям. Большая хазарейская диаспора живет в Иране и Пакистане. Семья Саджади покинула свою родину в начале 2011 года и отправилась через Иран в Турцию, где они в течение четырех лет проживали в городе Адана. Затем по «балканскому маршруту» они в октябре 2015 года попали в Швейцарию и подали ходатайство о предоставлении им убежища.

Первые месяцы вся семья ютилась в одной комнате находящегося в сельской общине недалеко от Берна приюта, хозяином которого была швейцарская «Армия Спасения». Место было мало, утром, матрасы приходилось собирать и складывать штабелем для, чтобы было место, где поесть. Через четыре месяца двое старших детей переехали к женщине по имени Марианна*, которая проживает в той же самой деревне.

С тех пор эта дипломированная сиделка и медсестра активно поддерживает семью Саджади, как только возможно: помогает упорядочить их повседневную жизнь, делает домашние задания с детьми, ходит на родительские собрания, помогает мальчикам с выбором профессии и поиском вариантов прохождения ознакомительной практики на производстве. «Мне повезло, что они есть в моей жизни. У меня открылись глаза на многие вещи, я мыслю теперь шире, в общем, это для всех беспроигрышная ситуация. Хорошо было бы, чтобы у всех беженцев была такая „крестная“, как я».

Немецкий язык – сложный язык

Язык является самой большой проблемой для всех членов большой семьи Саджади. «Сначала я вообще ничего не понимал, это было ужасно. Теперь более или менее понимаю», — говорит 15-летний Саид*. Вымахавший под потолок девятиклассник хочет летом следующего года пойти в 10 класс (учебный год в Швейцарии начинается в августе, — прим. ред.), а потом получить профессию автомеханика с прицелом на возможность переквалифицироваться позже в специалиста по ремонту и техническому обслуживанию летательных аппаратов.

Видео Профориентация в Швейцарии: работа без аттестата?

Что случается с учеником средней школы, неспособным доучиться до аттестата зрелости? В Швейцарии ищут его сильные стороны и предлагают ему работу!

Он любит играть в футбол, может часами с удовольствием пропадать на улице, постоянно слушает турецкую поп-музыку и рэп, играет на гитаре и любит петь. «Самый обычный беззаботный тинейджер», — говорит Марианна. Его младший брат Мохсен* (12) очень хочет поступить в гимназию, он уже учит не только немецкий, но и французский и английский. Даже в выходные сидит он за книгами, в школе он на хорошем счету, оценки он получает только положительные.

Прилежный и усидчивый Мохсен уже играет нападающим в местной детско-юношеском футбольном клубе и, как видно, он нашел себя в этой игре, демонстрируя незаурядные качества. По словам его отца, у него «четыре глаза в голове». Мохсен восхищается Роналдо и Бекхэмом и хотел бы стать профессиональным футболистом. Если это не получится, тогда он будет изучать медицину. Махди, старший брат, страдал в течение первых месяцев особенно от того факта, что его считали «дурачком», потому что он почти ничего не понимал из того, что говорили окружающие.

Сейчас он уже может объясняться на неплохом немецком, хотя культура и менталитет швейцарцев остаются для него по-прежнему чужими. «Я не могу себе представить, как это можно иметь швейцарских друзей, уж очень мы разные. Кроме того, ребята моего возраста кажутся мне куда менее зрелыми, чем я сам». В настоящее время Махди ищет возможность пройти стажировку в больнице для того, чтобы позже получить профессию медбрата. Позже он хотел бы стать врачом, но самая большая страсть Махди — это тайский бокс. «На летних Олимпийских играх в 2020 году в Токио я буду выступать за Афганистан», — говорит он на полном серьезе.

Старшая сестра тоже очень хотела бы добиться в жизни чего-то значительного. Помимо уроков немецкого она в качестве вольного слушателя посещает в Университете Берна разные лекции. Позже она хотела бы учиться в этом вузе. На каком именно факультете, Марьям пока не знает, кроме того, она отдает себе отчет в том, что дорога к университету будет долгой. А пока она учит афганских детей, в том числе своих младших братьев и сестру, писать на родном языке, дари. «Они должны сохранить нашу культуру, может быть, однажды мы все-таки вернемся в Афганистан, кто знает».

А вот первокласснице Асме* (6 лет) немецкий дается в буквальном смысле играючи. На бернском диалекте немецкого она уже говорит почти без акцента. А вот у ее родителей пока большие проблемы. Мать, 39-летняя Захра*, неграмотна, и для начала она должна выучить латинский алфавит, что не так-то просто, как кажется на первый взгляд. Отец семейства Хоссейн* (41) знает названия почти всех местных овощей на немецком языке, благодаря разбитому им небольшому огороду. С гордостью рассказывает он о своих грядках, на который он выращивает салат, свеклу, лук, кабачки, и даже афганский лук-порей. Он и его жена любят растения, поэтому-то их светлая 4-х комнатная квартира, которую семейство нашло благодаря своей «крестной», вся буквально уставлена цветами.

В Афганистане Хоссейн выучился на портного, что не мешает ему сейчас помогать местному лесничеству в работах по уходу за лесными угодьями, принадлежащими общине, в которой он сейчас живет. Но самое большое его желание — в один прекрасный день суметь встать на ноги и завоевать полную финансовую независимость. «Я хочу построить свой собственный бизнес, стать владельцем лучшей в Берне мастерской по пошиву одежды», — мечтает он.

Асма идет в школу. Вот только бы еще ботинки найти!

(swissinfo.ch)

Пока, однако, осуществить эту мечту ему не представляется возможным. Имея вид на жительство категории «NВнешняя ссылка» (выдается лицам, подавшим ходатайство на предоставление убежища), он не может заниматься полноценным бизнесом. Иногда он выполняет небольшие работы, пришивает пуговицы по просьбе соседей, чинит одежду членов своей большой семьи. Он также помогает организовывать курсы кройки и шитья для других беженцев, таких же, как и он сам, искателям убежища. Хоссейн очень благодарен за поддержку, которую получает он и вся его семья. «Огромное спасибо Марианне, Фрицу и многим другим. Напишите об этом обязательно!», — говорит он.

«Что же будет с родиной и с нами?»

Семья Саджади уже довольно хорошо знает Берн, но Швейцария за его пределами гостается пока терра инкогнита. Однажды, правда, они сумели выбраться в курортное местечко Беттмеральп (Bettmeralp), что в кантоне Вале, побывали они уже в Золотурне и Цюрихе. А так их дни заняты школой, бытом, огородом, визитами к врачу, спортом и — в особенности — изучением немецкого языка. Все они очень скучают по Афганистану, который вот уже более 35 лет находится в состоянии войны.

Не страдает ностальгией только Асма — она была совсем малышкой, когда семья покинула Афганистан, и она его практически не помнит. И, конечно, их всех одолевают мысли о собственном будущем. «Хуже всего — это полная неопределенность, необходимость ждать. Такая ситуация удручает, лишает мотивации», — говорит Марьям. Увы, но пока им не остается ничего другого. Ходатайство семьи Саджади из далекого Афганистана о предоставлении им статуса беженцев в Швейцарии все еще находится на рассмотрении у властей. Ответа пока нет. Собственно, сама официальная процедура рассмотрения ходатайства еще даже и не начиналась.

* Имена редакции известны 


Перевод с немецкого и адаптация: Надежда Капоне

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×