Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Мнение эксперта


«Швейцарцы против европеизации»


Автор: Петер Зигенталер (Peter Siegenthaler)


«Правительство и парламент исходят почему-то из того, что народ может высказать свое мнение по любому вопросу, однако это мнение всегда должно быть положительным», — указывает профессор Вольф Линдер. (Keystone)

«Правительство и парламент исходят почему-то из того, что народ может высказать свое мнение по любому вопросу, однако это мнение всегда должно быть положительным», — указывает профессор Вольф Линдер.

(Keystone)

Политика в ЕС — это прерогатива узких элит, что ведет к определенному дефициту демократии. В Швейцарии же у народа есть инструмент, позволяющий сопротивляться такой «европеизации», и 9-го февраля он этим инструментом воспользовался, — считает Вольф Линдер.

Результаты швейцарского «миграционного референдума» волнуют людей даже далеко за пределами Конфедерации. Многие политики и общественные деятели за рубежом обвиняют Швейцарию в том, что она «строга и справедлива — строга к другим и справедлива к себе». Но нередки и позитивные отклики в стиле «так держать, молодцы швейцарцы».

С точки зрения швейцарской прямой демократии — был ли день 9 февраля хорошим или плохим днём? Профессор Вольф Линдер (Wolf Linder), бывший директор Института политологии (Institut für Politikwissenschaft) при Университете города Берн, оценивает этот день с безусловно позитивных позиций. Возможность народа сказать последнее слово по важнейшим вопросам политики и общества он рассматривает в качестве уникального и в высшей степени ценного инструмента.

swissinfo.ch: Многие за рубежом завидуют Швейцарии из-за ее прямой демократии. В соседних со Швейцарией странах мы опросили довольно много людей, и значительная часть их поздравила народ Конфедерации с «успехом». Насколько Вы, будучи швейцарцем, способны гордиться такого рода овациями?

Вольф Линдер (Wolf Linder): Народные права по сути своей возникли и оформились как оппозиционные права, прежде всего, как право выступить против правителей по вопросам внутренней политики. Сегодня мы переживаем процесс интернационализации. Внешнюю и внутреннюю политику почти невозможно четко отделить друг от друга. Именно поэтому в прошедшее воскресенье швейцарские граждане познакомились с совсем новым видом прямой демократии. Ведь теперь с ее помощью можно успешно противодействовать негативным сторонам процесса глобализации.

Таких возможностей нет ни у одного европейского государства. А поскольку в ЕС политика является прерогативой узких элит, что, разумеется, сопровождается значительной нехваткой демократии, не следует удивляться, что швейцарские граждане выступили против такой «европеизации», и что во многих странах прозвучали в этой связи поздравления в их адрес.

swissinfo.ch: И тем не менее успешных попыток перенести эту систему за рубеж пока не наблюдается. Почему?

В.Л.: Прямая демократия не является экспортным продуктом. У каждой страны есть свои традиции и культура. Ввести прямую демократию указом невозможно или очень трудно, потому что в этом случае политическим элитам придется отказаться от значительной доли своих властных полномочий. Поэтому против прямой демократии всегда выступают именно такие элиты, в лице парламентариев и партий. И аргументы у них при этом почти всегда одинаковы, мол, не следует перегружать народ непосильными для него задачами.

swissinfo.ch: Вынося на референдум «антимиграционную инициативу», даже ее непосредственные авторы не могли сказать конкретно, как и каким образом следует реализовать ее в случае позитивного исхода плебисцита. Это означает, что народ тоже не знает, как конкретно должна функционировать система квот и ограничений. Отсюда вопрос — что делать в такой ситуации правительству, которое теперь должно, по сути, «пойти туда, не знаю куда...»

В.Л.: Исход голосования стал фундаментальным конституционным решением, то есть народ сказал: мы не хотим иметь такую иммиграцию, с какой мы сталкивались в последние годы. А как конкретно должно быть реализовано это решение «суверена» - поиск ответа на данный вопрос является уже прямой задачей правительства и парламента.

swissinfo.ch: Не прошло и трех дней с момента референдума, а в мире и в Швейцарии уже вовсю обсуждается, кто достоин быть допущенным в эту страну, какие категории мигрантов ей нужны? Может быть, ей нужны все категории — но понемножку? Или в большей степени квалифицированные кадры, чем неквалифицированные? А беженцы из третьего мира ей не требуются в принципе? Так где тут народная воля, и в чём она вообще заключается?

В.Л.: Народ, как видно, не имеет пока четкого представления о том, где, что и как должно быть приостановлено или переделано. Ведь речь не только о режиме свободного перемещения лиц между ЕС и Швейцарией, но и о том, как в целом управлять таким тонким и социально противоречивым процессом, как миграция.

Нормы конституционного права не обязаны содержать ни конкретных чисел, ни процедурных алгоритмов. Они являются нормами фундаментального характера, которые позволяют приспосабливать право к новым особым реалиям. И в этом смысле к инициативе придраться никак нельзя. Она дает парламенту и правительству определенную степень гибкости и предоставляет пространство для политического маневра.

При этом со своей стороны народ имеет право опять-таки прибегнуть к референдуму в случае, если законы, принятые во исполнение его воли, ему не подойдут или его не удовлетворят.

Позиция ЕС

Министры иностранных дел стран ЕС приняли на этой неделе совместное постановление, касающееся решения народа Швейцарии принять выдвинутую Швейцарской народной партией «Инициативу против массовой иммиграции». «Мы уважаем решение швейцарского народа», — заявил, в частности, греческий министр иностранных дел Евангелос Веницелос (Evangelos Venizelos). Греция сейчас является председателем Совета Европейского союза.

Однако Швейцария «должна придерживаться заключенных ею с Европейским союзом договоров. Европейский общий рынок и четыре основных принципа, на которые опирается этот рынок, неразделимы», — говорится, в частности, в заявлении Совета министров иностранных дел ЕС. В документе указано также, что «сепаратный отказ от одного из этих принципов, а именно, от принципа свободы перемещения граждан, недопустим».

По словам Евангелоса Веницелоса, «такой отказ не подлежит переговорам или обсуждению. Это касается всех, в том числе и моего британского коллеги», — пояснил министр в ответ на вопрос одного из журналистов. Напомним, что британский премьер Дэвид Камерон также выступал недавно с идеей ограничения притока мигрантов в Великобританию.

На вопрос, не следует ли ожидать со стороны ЕС каких-либо немедленных санкций в отношении Швейцарии, Евангелос Веницелос ответил отрицательно. По его словам в Брюсселе «подождут, как будет развиваться ситуация, с учетом того, что со стороны Швейцарии пока не поступало никаких запросов о новых переговорах».

Кэтрин Эштон, Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности, заявила недавно на слушаниях в Европарламенте, что даже большинство швейцарских партий не ожидало такого результата. Но теперь именно эти партии обязаны теперь «хорошенько поразмыслить о возможных последствиях реализации решения народа ввести ограничения иммиграции».

К. Эштон еще раз с нажимом подчеркнула, что «право на свободу перемещения является одним из фундаментальных прав человека и гражданина в ЕС», но что она все-таки надеется, что Берн и Брюссель смогут найти «взаимоприемлемое решение возникшей проблемы».

(Источник: sda)

swissinfo.ch: Можно ли утверждать, что прямая демократия в Швейцарии поставила крест на билатеральном формате отношений с ЕС?

В.Л.: В определенном смысле так оно и есть. Вспомним, что билатеральный формат отношений с ЕС Швейцария проводила на основе четкой народной позиции, несколько раз подкрепленной на референдумах. И это был довольно рискованный путь. Правительство и парламент исходили почему-то из того, что народ может высказать свое мнение по любому вопросу, однако это мнение всегда должно быть только положительным. Но вот теперь суверен впервые сказал «нет», поставив под вопрос прежний курс на европейском направлении.

При этом, поскольку обе стороны, и Швейцария, и Европейский союз, кровно заинтересованы в продолжении билатерального пути сотрудничества, то я исхожу из того, что Федеральный совет, правительство Швейцарии, попытается представить систему квот и ограничений как нечто, что полностью сочетается с принципами свободы передвижения.

swissinfo.ch: Вы относитесь к убежденным сторонникам прямой демократии. Но она не гарантирует отсутствия злоупотреблений, например, когда определенные круги начинают раздувать панику, подпитывать страхи и заниматься поисками «козлов отпущения». Можно ли сказать, что в последние годы опасность злоупотребления прямой демократией заметно выросла?

В.Л.: Многие эксперты полагают, что средства массовой информации и влияние харизматических личностей ставят под удар саму идею прямой демократии. Я не считаю, что все так уж страшно, кроме, разве что, одного аспекта: в 20-ом веке политические партии Швейцарии не прибегали так откровенно к популистским методам.

Однако сегодня мы всё чаще имеем дело с законодательными инициативами, суть которых как раз и заключается в голом популизме. Вот тут я и вижу очевидную угрозу для прямой демократии, в том смысле, что трезвые рассуждения и дискуссии теперь все чаще уступают место эмоциональным баталиям.

swissinfo.ch: Есть ли какие-то средства борьбы со злоупотреблениями?

В.Л.: Нам ничего не остается, кроме как уповать на потенциал саморегулирования, содержащийся в системе прямой демократии, на то, что политические партии вспомнят об ответственности, лежащей на них, и о том, что они обязаны всячески противостоять популистским соблазнам.

swissinfo.ch: В начале этой недели на одном из немецких телевизионных ток-шоу схлестнулись швейцарец Роджер Кёппель, главный редактор консервативного еженедельника «Weltwoche», и Ральф Штегнер, заместитель председателя СДПГ. Они очень активно обвиняли друг друга в непонимании того, что есть истинная демократия. Можно ли сказать, что система швейцарской прямой демократии «демократичнее» немецкой системы представительской демократии?

В.Л.: Я бы поостерегся напрямую сравнивать эти две системы. В Германии выборы имеют куда большее значение, чем в Швейцарии, они ведут к тому, что оппозиция и правящая коалиция меняются местами. Швейцария же строит свою систему на принципе конкорданса, который исходит из необходимости привлечения к управлению страной всех потенциально оппозиционных сил.

И именно поэтому обычные парламентские выборы тут играют скорее подчиненную роль. Но при этом у нас есть прямая демократия, которая позволяет непосредственно и оперативно выявлять народную волю и реализовывать ее. В этом смысле прямая демократия есть не альтернатива, но дополнение к парламентской демократии, а потому — дополнительный выигрыш для демократии в целом.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров., swissinfo.ch

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×