Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Музей «Центр Пауля Клее» Кандинский и Клее приглашают на выставку в Берн

Пауль Клее и Василий Кандинский в городе Дессау, Германия, 1929 г.

Пауль Клее и Василий Кандинский в городе Дессау, Германия, 1929 г.

(reproduction Bruno Descout/Centre Pompidou)

Бернский музей Zentrum Paul KleeВнешняя ссылка отмечает десятилетие со дня своего открытия. Уникальное здание, похожее на «домик хоббита», интересные экспозиции, центр для творчески одаренных детей: все это, а также многое другое, объединенное под одной крышей, не стало гарантией от финансовых сложностей и прочих «болезней роста». Сделав ставку на международные связи и проекты, музей сумел превратиться не только в прибыльное учреждение культуры, но и во всемирно признанный научный центр. Новая «двойная» экспозиция Кандинского и Клее является тому самым убедительным доказательством.

«Мы бы хотели проводить выставки мирового уровня, подобную этой, ежегодно, а не как сейчас, раз в два-три года», — подчеркивает директор музея «Центр Пауля Клее» Петер Фишер в интервью порталу swissinfo.ch. Потом он добавляет: «Центр имеет в своем распоряжении обширную инфраструктуру, и она должна жить и работать». Тем самым он обозначает две основные проблемы, которые беспокоили его с самого начала работы на посту главы этого музея.

Во-первых, «Центр» слишком велик! Несмотря на внешне скромные очертания, площадь его весьма значительна. Во-вторых, расходы на его содержание очень высоки, а это значит, что функционировать только в качестве «музея одного человека» Центр не может, пусть даже швейцарский художник Пауль Клее давно уже вошел в список гениев классического модерна.

Спад остался в прошлом

«Пока еще мы не вполне довольны количеством посетителей, их могло бы быть куда больше. И их будет больше!», — уверенно говорит П. Фишер, называя в качестве стратегической цели цифру в 200 тыс. посетителей в год. По его информации в 2014 году «Центр Пауля Клее» зарегистрировал 166 тыс. гостей, в 2015 году рост продолжится. «В любом случае проблемы с привлечением посетителей окончательно ушли в прошлое», — указывает директор. 

«За первые десять лет нашего существования нам удалось усилить индивидуальность музея. А ведь он создавался с нуля. Какой-то истории, неких основ, на которые бы мы могли опереться, в нашем распоряжении не было», — говорит далее Петер Фишер. «Очень важно, что с самого начала мы смогли позиционировать себя в качестве учреждения культуры международного значения, причем как в глобальной музейной среде, так и в рамках всемирного научного сообщества. С нашей активной помощью за пределами Швейцарии был организован и проведен целый ряд выставок, так или иначе связанных с Паулем Клее. Это был верный курс».

И в самом деле, ставка, сделанная на культурные обмены и активную кооперацию с партнерами за рубежом начинает сейчас приносить свои плоды. В последние годы музей сумел записать в свой актив несколько безусловных успехов, включая экспозицию картин П. Клее в знаменитой лондонской галерее «Тэйт», состоявшуюся чуть больше года назад, а также вызвавшие положительный резонанс в прессе выставки П. Клее в 2014 и 2015 гг. в Лейпциге и Москве. 

В качестве ответного жеста в начале 2015 года «Центр» провел в своих залах ретроспективу работ одного из величайших скульпторов 20-го века Генри Мура (Henry Moore, 1898-1986). Экспозиция была составлена из произведений, хранившихся в запасниках галереи «Тэйт».

Клее в Японии — обязателен к изучению

Весьма тесное сотрудничество «Центр» развивает с Японией. В самом ближайшем будущем обзорные выставки работ П. Клее из бернского собрания покажут музеи городов Уцуномия и Кобе. «То, как воспринимают Клее в Японии, это просто феноменально. Его хорошо любят и знают, он принадлежит к той же когорте художников, что и Клод Моне, Винсент Ван-Гог или Пабло Пикассо», — говорит Петер Фишер. Соответственно высока среди посетителей и процентная доля японцев. Летом, в период высокого сезона, они составляют почти что половину всех тех, кто приезжает в музей из-за рубежа.

Выставка «Клее и КандинскийВнешняя ссылка», которая сейчас проходит в «Центре», логично встраивается в перечень его успешных международных проектов. Она стала возможной благодаря сотрудничеству с мюнхенской галереей «Städtische Galerie LenbachhausВнешняя ссылка», откуда поступили основные экспонаты, иллюстрирующие творчество В. Кандинского периода его участия в начале 20-го века в творческом объединении «Синий всадник» («Der Blaue Reiter»).

Кроме того, в Берне сейчас представлены работы обоих художников, заимствованные из таких музеев, как парижский «Центр Помпиду», «Национальная галерея Берлина» («Nationalgalerie Berlin») и «Музей Соломона Гуггенхайма» («Solomon R. Guggenheim Museum») в Нью-Йорке. Так, что, как говорится, спешите видеть!

Музей и город

Насколько хорошо складывались у музея международные контакты, настолько же сложно и даже мучительно «приживался» Центр в Берне, городе непростом и своеобразном. Завоевать авторитет у местной общественности, доказать свою нужность и встать на ноги — на все это потребовались время и немалые усилия авторов идеи создания выставочного комплекса, посвященного одному из виднейших швейцарских художников 20-го столетия.

До конца понять все это можно только зная удивительную историю возникновения музея, у истоков которого, как это часто бывает, стоял богатый меценат. Звали его Морис Эдмонд Мюллер (Maurice Edmond MüllerВнешняя ссылка, 1918-2009). Он был настоящим светилом медицины со специализацией в сфере ортопедии. Именно он изобрел, кстати, современный протез тазобедренного сустава. А еще М. Э. Мюллер был страстным коллекционером произведений искусства. На создание «Центра» он из своего собственного состояния пожертвовал 125 миллионов франков. 

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Центр Пауля Клее в Берне

Наследники П. Клее давно уже вынашивали идею специального музея, посвященного жизни и творчеству художника. Он пообещали передать для формирования постоянной экспозиции несколько сотен его произведений, при этом и они, и сам Э. Мюллер выдвинули несколько условий. Великий медик, в частности, непременно желал видеть здание музея из окна своей гостиной комнаты, из-за чего для сооружения Центра было избрано именно то место, на котором он находится сейчас.

Наследники же требовали, чтобы музей был сооружен в кратчайшие сроки и начал работать уже в 2006 году. Кстати, выбор архитектора также был одним из условий Э. Мюллера. Меценат хотел, чтобы проект здания Центра был разработан именно Ренцо Пиано, который в тот момент как раз, вместе со своими коллегами Ричардом Роджерсом (Richard Rogers) и Жан-Франко Франчини Шёпфером (Gian-Franco Franchini Schöpfer) из Парижа, автором проекта «Центра Помпиду», выстроил новое здание «Музея Фонда Бейелера» в Базеле. 

Выставка «Клее и Кандинский»

В рамках экспозиции будут одновременно показаны 180 картин швейцарского художника Пауля Клее (Paul Klee, 1879-1940) и русского классика модерна Василия Кандинского (1866-1944). Выставка работает до 27 сентября 2015 года.

Никогда еще отношения этих художников не подвергались столь тщательному изучению и анализу. Результатом этого изучения и стала уникальная экспозиция, которую можно увидеть в настоящее время в залах бернского «Центра Пауля Клее».

Куратору выставки Михаэлю Баумгартнеру (Michael Baumgartner) удалось проследить при помощи тщательно отобранных экспонатов сложный процесс их взаимовлияния, а также их сложные отношения взаимных ревности и соперничества.

Если Клее, например, заставил Кандинского больше внимания уделять фигуративной составляющей, то сам он, со своей стороны, смог преодолеть своё первоначальное скептическое отношение к геометрическим формам и конструкциям, характерным для творческой манеры Кандинского, именно под влиянием этого классика русского и мирового авангарда.

Приход к власти в Германии нацистов в 1933 году можно проследить на их полотнах, например, наблюдая за резким усилением склонности обоих художников к использованию коричневых тонов. Затем оба они уезжают в эмиграцию: Кандинский во Францию, Клее на свою историческую родину в Швейцарию. И только после расставания с Германией в их творчестве опять начинают преобладать светлые краски.

И Клее и Кандинский внимательно следили за творчеством друг друга, регулярно слали друг другу свои работы с дарственными надписями, однако для отношений между ними всегда была характерной определенная настороженная дистанция.

(Источник: информационное агентство sda).

Конец инфобокса

К тому же Мюллер и Пиано знали друг друга через общего знакомого, пианиста Маурицио Поллини (Maurizio Pollini), которому швейцарский врач после несчастного случая вернул способность играть на музыкальном инструменте.

«Маяк» и финансовая буря

В итоге Ренцо Пиано завершил строительство в рекордные сроки, благо М. Э. Мюллер полностью оплатил все работы по проектированию и монтажу уникальных конструкций здания «Центра Пауля Клее». В 2005 году бернский «городской голова» Александр Чепетт, выступая с речью на церемонии его праздничного открытия, не скупился на превосходные степени. «Этот музей не имеет аналогов в мире! Столь грандиозный шанс выпадает такому маленькому городку, как Берн, один раз в сто лет», — восторгался мэр.

Другие выступающие говорили о том, что благодаря «Центру Пауля Клее» Берн обязательно станет «культурной столицей Швейцарии», что город получил свой «новый символ», который станет настоящим международным «маяком» в области музейного дела! И все вместе они мечтали о толпах туристов со всего света, которые будут приезжать в Берн и оставлять тут свои деньги. Однако потом начались суровые будни.

Толпы туристов на деле оказались довольно скромными группками путешественников, решившихся все-таки отправиться на дальнюю восточную окраину Берна и потратить немалые деньги на покупку весьма недешевых билетов. Текущие расходы на поддержку технических систем здания и на обеспечение специальных климатических условий, необходимых для надежного хранения чувствительных работ П. Клее, пришлось взять на себя налогоплательщикам.

Начались дискуссии и скандалы, городские и кантональные власти Берна требовали от музея экономить на всем, на чём только можно, политики и депутаты годами спорили о том, кто должен платить по счетам «Центра» и как можно было бы сократить его расходы в еще большей степени. На столь празднично открытый «маяк» обрушилась настоящая финансовая буря!

Солидная концепция

Когда Петер Фишер осенью 2011 года взял на себя руководства музеем, ему в первую очередь пришлось провести реструктуризацию финансов. Это было нелегко, но в итоге такие меры привели-таки к желаемым результатам. Во-первых, в прошлом году Центр уже в третий раз подряд заработал прибыль по итогам отчетного периода. Во-вторых, начиная с 2014 года он может рассчитывать на регулярное получение из кантонального бюджета субсидий в размере 6 млн. франков в год. В-третьих, на нужды технического обеспечения систем музея кантональный парламент выделяет теперь отдельную сумму.

К этому следует добавить и единовременный целевой взнос в размере 4 млн. франков, который поступил из бюджета местного историко-мемориального и благотворительного общества «Burgergemeinde BernВнешняя ссылка». Эти деньги были выделены специально на санацию бюджета «Центра Пауля Клее». Теперь его директор может достаточно уверенно смотреть в будущее, обеспеченное не только финансами, но и солидной концепцией музейно-выставочной работы.

В ее центре, с одной стороны, находится комплекс мер, призванных сделать творчество и личность Пауля Клее более заметными для местной и мировой общественности, а с другой стороны, музей ставит перед собой амбициозную задачу добиться глобальной известности при помощи выставок топ-уровня, пусть даже и не имеющих непосредственного отношения к великому швейцарцу. «Как показали последние годы, такой подход вполне может стать долговременной концепцией нашего развития», — говорит П. Фишер. Кроме того, на будущее он планирует еще более активно сотрудничать с экономическими кругами.

«Мы попали сейчас в своего рода спираль успеха и деньги, как это всегда бывает, потянулись к деньгам. Этот момент надо использовать. Еще несколько лет назад мы испытывали сложности, потому что никто не хотел спонсировать учреждение культуры, которое постоянно попадает в прессу в связи с финансовыми проблемами. Но сейчас мы сумели переломить ситуацию и явственно ощущаем рост интереса к нам со стороны бизнес-сообщества. Ведь, в конечном итоге, и мы и они заинтересованы в одном и том же, а именно, в укреплении позиций Берна в качестве ведущего центра культуры».


Перевод на русский и адаптация: Людмила Клот.

×