Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Наука и природа


Национальный парк Швейцарии: услышать, как растет трава


Автор: Кристиан Раафлауб (Christian Raaflaub), регион Альп Штабельход (Alp Stabelchod)


Биолог Мартин Шютц (Martin Schütz) контролирует состояние растительности на территории участка долговременного наблюдения за развитием природного биотопа региона Альп Штабельход (Alp Stabelchod). (swissinfo.ch)

Биолог Мартин Шютц (Martin Schütz) контролирует состояние растительности на территории участка долговременного наблюдения за развитием природного биотопа региона Альп Штабельход (Alp Stabelchod).

(swissinfo.ch)

Невероятно, но Швейцарскому национальному парку исполняется сто лет. Как в самом начале его истории, так и сейчас, основной акцент в Парке делается на научно-исследовательской работе. Этим он отличается от всех аналогичных заповедников Европы и мира. Портал swissinfo.ch принял в качестве наблюдателя участие в реализации одного из таких научных проектов, который во многом был очень похож на… шпионский триллер.

«...это перистое по виду растение называется achilléa millefólium или тысячелистник обыкновенный, напротив нее мы ставим крестик. А вот это у нас galium pumilum или подмаренник малорослый. Тоже крестик... А это что? Ага, не иначе как campanula scheuchzeri или колокольчик Шейхцера собственной персоной...».

Биолог Мартин Шютц (Martin Schütz) опускается на колени и внимательно фиксирует все разнообразие цветущей флоры на участке «Tr. 6». Каждое из растений идентифицируется и отмечается в списке. На один квадратный метр поверхности у него уходит примерно полчаса. Участок... или луг? Пастбище? Все эти понятия не позволяют ощутить особенности своего рода искусственного газона, возникшего здесь, в царстве дикой природы, в результате усердной работы травоядных копытных. Мы находимся в регионе Альп Штабельход (Alp Stabelchod) недалеко от перевала Офенпасс (Ofenpass), на высоте в 1950 метров над уровнем моря, на территории Швейцарского национального парка.

«На первый взгляд, на этом участке ничего не растет и можно подумать, что флора тут весьма бедная. Однако в действительности дело обстоит ровным счетом наоборот. Если в 1921 году тут насчитывалось 17 видов растений, то сегодня мы тут можем доказать наличие 51-го вида флоры», — говорит М. Шютц. «Это означает, что сейчас на этой делянке произрастает больше видов растений, чем тогда, когда здесь еще существовало животноводческое хозяйство. В регионе Штабельход насчитывается шесть таких участков. И везде мы наблюдаем одну и ту же динамику развития растительного мира».

Когда в 1914 году в Швейцарии был торжественно открыт этот самый первый Национальный парк, то все исходили из того, что бывшие пастбища, предоставленные самим себе, очень скоро покроются лесом. Причем задача ставилась следующим образом: не только делать гипотезы, но и проверять их научными методами. Поэтому здесь, на территории региона Штабельход, и был начат один из самых первых долговременных научных экспериментов с целью посмотреть и проанализировать, как будет происходить регенерация леса.

Бывшее пастбище на территории региона Альп Штабельход (Alp Stabelchod). (swissinfo.ch)

Бывшее пастбище на территории региона Альп Штабельход (Alp Stabelchod).

(swissinfo.ch)

Сбор и анализ научных данных осуществляется здесь с 1917 года. Тем самым этот регион является самой старой в Швейцарии научной природной площадкой. В науке для такого рода исследований существует специальное понятие: сукце́ссия (от лат. succesio — преемственность, наследование). Речь идет о научно наблюдаемой и последовательно необратимой и закономерной смене одного биоценоза (исторически сложившейся совокупности животных, растений, грибов и микроорганизмов, населяющих относительно однородное жизненное пространство) другим биоценозом на определённом участке среды в результате влияния природных факторов или воздействия человека.

Весь регион здесь подразделен на специальные квадратные делянки форматом 20 на 20 метров. М. Шютц уточняет, что в Англии есть участки дикой природы, наблюдение за которыми ведется с 1880 года, но «что касается специально горной природы, то в этом смысле швейцарская „лаборатория под открытым небом“ не имеет аналогов в мире».

Три поколения исследователей

Чем занимается наука?

Научная деятельность в Национальном парке концентрируется, прежде всего, на фиксации изменений, переживаемых местной флорой и фауной. Научные традиции Парка берут свое начало еще в 1920-х гг.

Особое значение в плане понимания процессов в природе имеют так называемые долгосрочные исследования, проводимые годами и даже десятилетиями на основе одних и тех же методик и критериев.

Научно-исследовательская работа является основной задачей Парка. Это положение закреплено и в Федеральном законе «О Национальном парке» («Nationalparkgesetz») от 1980 года.

В законе так прямо и указано: «Национальный парк является предметом долгосрочной научно-исследовательской работы».

Источник: «Schweizerischer Nationalpark»

Ботанику по образованию Мартину Шютцу сейчас 56 лет. Долгосрочными наблюдениями за природой занимался еще его дед, потом отец, так что сам он представляет уже третье поколение ученых, работающих в Национальном парке. Речь идет о совершенно обыкновенных ботанических наблюдениях, в рамках которых основной акцент делается именно на флоре. Насекомые, животные, их испражнения и другие факторы при этом не учитываются.

«Дело в том, что основные направления и критерии научной работы здесь были намечены еще в 1917 году. В настоящее время мы опираемся именно на этот базис, а иначе нельзя, потому что тогда мы не сможем проводить научные сравнения», — рассказывает М. Шютц, удобно примостившись на лесной скамейке перед покинутой горной турбазой. Что же касается предположения, что покинутые пространства очень быстро вновь станут добычей леса, то тут всё получилось не совсем так, как ожидали ученые. Лес почему-то не торопился вступать здесь в свои права.

А предположил быстрое продвижение леса ни кто иной, как один из величайших ученых, работавших в Национальном парке, а именно, Жозиас Браун-Бланке (Josias Braun-Blanquet, 1884 — 1980). Он был основателем и руководителем франко-швейцарской школы геоботаники, создателем системы классификации растительности, доминирующей и в настоящее время. И тем не менее его прогноз не оправдался.

«Он сам в 1931 году в одной из своих научных публикаций самокритично высказался о собственных предположениях, признав, что все его научные гипотезы относительно скорости регенерации леса оказались непригодными. Сегодня же, по оценкам ученых, на этот счет царит практически полное единство, а именно, если не мешать природе развиваться так, как ей хочется, то лес на бывшие выгоны и пастбища вернется лет этак через 600-700», — рассказывает М. Шютц. С другой стороны, подчеркивает он, уже одно то, что Браун-Бланке начал выдвигать такого рода научные гипотезы, было в то время необычным явлением, по крайней мере, для науки из стран, говорящих не на английском языке. 

«Особая папка»

Преемником и продолжателем дела Ж. Браун-Бланке стал Бальтазар Штюсси (Balthasar Stüssi), который начиная с 1939 года контролировал процесс развития вегетации на выделенных участках — и делал это все последующие 50 лет. Именно он первым стал размечать научные делянки специальными вешками, вбиваемыми в землю. И он же разработал их единый дизайн. При этом Б. Штюсси понял, сколь важно обмениваться данными и информацией со своими коллегами и учеными, занимающимися схожими проблемами. О таком новаторском подходе пишет, например, историк Патрик Куппер (Patrick Kupper) в своей книге «Воссоздавая дикую природу» («Wildnis schaffen»). Однако были тут и проблемы.

Выйдя на пенсию, Б. Штюсси продолжил свои изыскания, но теперь полученные научные данные он рассматривал как свою личную собственность. Чтобы никто не смог воспользоваться ими без его ведома, всю информацию он записывал при помощи шифра. «Он делал, например, фотографии исследовательских участков, но при этом он специально фальсифицировал их с тем, чтобы никто не смог самостоятельно определить их местонахождение, потому что он боялся, что придут другие коллеги-ученые и разрушат всю его работу», — говорит М. Шютц и показывает одну такую вешку, вбитую в землю лично Б. Штюсси, который, кстати, все папки с материалами хранил просто у себя в гараже.

Вбитая в землю еще Бальтазаром Штюсси специальная вешка, отмечающая границу участка долгосрочных научных наблюдений. (swissinfo.ch)

Вбитая в землю еще Бальтазаром Штюсси специальная вешка, отмечающая границу участка долгосрочных научных наблюдений.

(swissinfo.ch)

После смерти Б. Штюсси в 1992 году его секретарь связалась со Швейцарским Федеральным ведомством по делам лесного хозяйства, исследования снега и охраны ландшафтов (Eidgenössische Forschungsanstalt für Wald, Schnee und Landschaft — WSL), головной офис которого расположен в кантоне Цюрих, в городе Бирменсдорф. В тот момент там как раз работал М. Шютц. «Это был полный хаос», — рассказывает он. «Бальтазар Штюсси все очень внимательно и дотошно документировал, в частности, где расположены экспериментальные участки, но проблема в том, что точных координат он не оставил. Разметки так же не существовало, а потому нам пришлось взяться за поиски этих пресловутых вешек, вбитых им в землю».

Искать колышки ученым пришлось четыре года подряд, как в регионе Штабельход, так и в других местах. «Каждое лето мы отправлялись в полевую экспедицию, и если нам в итоге и удалось найти большинство участков, то только благодаря старому смотрителю на автомобильной парковке, которому Б. Штюсси более или менее доверял. В итоге из 160 участков нам удалось локализовать 150».

В погоне за публикациями

Но сколь бы интересными ни были для неспециалистов такого рода многолетние наблюдения, современная наука работает сейчас по совершенно иным законам. От ученых требуются публикации в соответствующих научных изданиях, причем публикаций должно быть как можно больше. Без них блеснуть в науке сейчас просто невозможно. «Наверное, именно по этой причине до сих пор значение долгосрочных исследований на основе принципа сукцессии во многом серьезно недооценивается», — убежден М. Шютц. «Кроме того, такого рода проекты не приносят непосредственных прикладных результатов, а потому для современной науки они не столь интересны».

Но ведь долгосрочные исследования могут дать ученым информацию, которая могла бы оказать весьма существенную помощь в формировании критериев проведения современных научных экспериментов. И как раз такого рода знания вполне могут стать предметом научных публикаций. «Участки, на которых проводятся долговременные эксперименты, на самом деле являются генераторами бесценных идей», — подчеркивает М. Шютц.  А между тем Национальный парк постоянно расширяет спектр возможных видов экспериментов. Так, 15 лет назад здесь было разрешено отгораживать так называемые «экспериментальные площадки», на территории которых можно проводить отдельные краткосрочные эксперименты.

В частности, со своими студентами М. Шютц регулярно проводит опыты с целью выявить то, как те или иные виды животных или насекомых воздействуют на определенные участки бывших животноводческих выгонов. Для этого он отгораживает части этих выгонов, не давая диким животным использовать их для своих нужд, а другие участки остаются в свободном доступе. Сравнивая эти участки, ученые получают возможность делать научно обоснованные выводы.

Так, например, был сделан вывод о том, что насекомые, — прежде всего кузнечики, цикады или тля, — на самом деле, не менее прожорливы, чем обычные коровы или олени, и что они способны съесть не меньший объем зеленой массы. «Ничего подобного мы не ожидали», — говорит М. Шютц, указывая, что, например, на территории региона Штабельход живут 30 или 40 оленей, десяток сурков и несколько миллионов экземпляров насекомых.

Для бывших пастбищ, предоставленных самим себе, характерны, как правило, вот такие "искусственные" газоны, коротко "подстриженные" копытными животными и насекомыми. (swissinfo.ch)

Для бывших пастбищ, предоставленных самим себе, характерны, как правило, вот такие "искусственные" газоны, коротко "подстриженные" копытными животными и насекомыми.

(swissinfo.ch)

Эти «экспериментальные площадки» в последние пять лет были прекрасно видны даже на спутниковых снимках из космоса. Потом проекты были завершены и участки исчезли. Однако научная работа в Парке отнюдь не завершена и продолжается. 

Столетие Национального парка

Парк был основан 1 августа 1914 года в качестве самого первого заповедника в Альпах. В 2014 году отмечается столетие со дня его основания. В честь знаменательной даты в Швейцарии будет реализована целая программа мероприятий.

Центральным событием станет праздник «La Festa», который пройдет 1 августа 2014 года в городе Цернец. Кроме того, уже сейчас и вплоть до 16 августа там можно будет посмотреть представление под открытым небом под названием «Laina viva», что в переводе с ретороманского означает «Живое дерево». Темой спектакля является «легендарное основание швейцарского Национального парка».

В здании туристического ведомства города Цернец посетители могут ознакомиться с тематической выставкой, посвященной столетию со дня основания Национального парка. И вплоть до 25 октября 2014 года еще одна выставка на эту тему побывает в гостях в 16-ти крупнейших торговых центрах Швейцарии.

«Наши делянки так сразу не увидеть, нужно для этого внимательно приглядываться», - говорит М. Шютц. «А между тем вон там весь склон полон участками, на которых мы наблюдаем динамику развития леса, однако наблюдения эти проходят в сдержанном режиме, мы туда не вторгаемся, специального менеджмента тут нет. Но в целом весь парк буквально покрыт такими делянками».

Что дальше?

Сейчас все эти участки М. Шютц курирует в качестве сотрудника Швейцарского Федерального ведомства по делам лесного хозяйства, исследования снега и охраны ландшафтов. Изначально он, вообще-то, хотел изучать акул, и даже в свой первый рабочий день он появился на работе загорелым так, как обычно можно загореть где-нибудь на широте Карибского моря. Там, собственно, он и был — нырял с аквалангом и наблюдал акул. Но сейчас основное время он проводит в парке, уделяя акулам две недели в год во время отпуска. Для него они стали вроде хобби.

И тем не менее, вопрос о преемнике возникает все чаще и чаще. «На пенсию мне только через десять лет. В зависимости от состояния здоровья эти участки я еще буду анализировать и потом, позже, в частном порядке». Однако все равно, рано или поздно, придется принимать решение о том, кто мог бы продолжить его многолетнюю научную деятельность в парке на постоянной основе. Ответить на этот вопрос будет не так-то просто, с учетом того, что наука биология сейчас переживает довольно крутые перемены.

«Мне кажется, на предмет о том, кто в будущем мог бы взять на себя эти участки, должна задуматься, прежде всего, Академия наук и Комиссия Национального парка по вопросам научно-исследовательской деятельности», — говорит М. Шютц. В любом случае, говорит он, «сейчас все уже подготовлено к передаче дел и аккуратно заархивировано в штаб-квартире Парка в городе Цернец (Zernez). Любой, кто возьмётся за этот труд, легко найдет все экспериментальные делянки и получит полную информацию о том, на какой стадии там находится научная работа. У нас, как говорится, все ходы записаны», — говорит М. Шютц. Потом мы поворачиваем и направляемся обратно к автомобильной стоянке, выбрав кратчайший путь.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch



Гиперссылки

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×