Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Новое время


«Альфа-самец» в Белом доме — что изменится в мире?


Автор: Фредерик Бюрнан (Frédéric Burnand), Женева, в сотрудничестве с Мэтью Алленом (Matthew Allen), Цюрих, и Игорем Петровым, Берн.


 Доступно на 3 других языках  Языки 3
ООН в Женеве: урежет ли Дональд Трамп бюджет, выделяемый на поддержку работы международных организаций?  (Reuters)

ООН в Женеве: урежет ли Дональд Трамп бюджет, выделяемый на поддержку работы международных организаций? 

(Reuters)

Не успел Дональд Трамп избраться президентом, как уже в его адрес прозвучали поздравления от целого ряда мировых политиков, схожих с ним если и не по темпераменту, то хотя бы по взгляду на мир и на себя в этом мире. Что будет с мировой системой международных отношений при новом президенте? Какими будут позиции Женевы в роли европейской столицы ООН? Что будет с НАТО и Восточной Европой? Попытка субъективного анализа.

Выборы в США уникальны не только своим результатом, но и тем обстоятельством, что, заступая на свой пост, новый хозяин Белого Дома имеет за своей спиной республиканское большинство как в палате представителей, так и в сенате. Находясь в такой комфортной ситуации Дональд Трамп может, попросту говоря, делать все, что ему угодно. Что это означает с точки зрения внешней политики, новый президент уже в некоторой степени разъяснил в рамках своего самого первого обращения к нации сразу после объявления результатов голосования.

«Мы найдем взаимопонимание со всеми нациями мира, намеренными найти такое взаимопонимание с нами. Мы должны, наконец, снова взять в собственные руки судьбу нашей великой нации, вновь имея перед глазами великую мечту. Международное сообщество должно знать, что Соединенные Штаты, даже оставаясь глобальной державой номер один, намерены со всеми обращаться на основе принципов справедливости. Мы ищем понимания, не вражды, партнерства, а не конфликтов». Особенно такие слова должны радовать политических лидеров, опасавшихся, что при Хиллари Клинтон США продолжат вести активную политику глобального интервенционализма.

Поиск эффективных ответов?

В этом смысле совершенно понятно, почему практически первым, кто откликнулся на победу Трампа, был Владимир Путин, который выразил «надежду на совместную работу по выведению российско-американских отношений из кризисного состояния, а также по решению актуальных вопросов международной повестки дня и поиску эффективных ответов на вызовы глобальной безопасности», подчеркнув необходимость «выстроить конструктивный диалог, основанный на принципах равноправия, взаимного уважения и реального учета позиций друг друга». Гораздо более эмоционально и точно ожидания Кремля сформулировал русскоязычный блогер из Женевы Сергей Венедов.

Он озвучил сразу целый список из 10 пунктов, среди которых выделяются ожидания относительно того, что «незаконные и несправедливые санкции против РФ будут быстро отменены. Прекратится информационная война, вакханалия лжи и шельмования против России. Рассеется угроза войны с Россией руками Польши, Прибалтики и Украины при поддержке НАТО и этот военный альянс перестанет приближаться к границам РФ. Америка перейдет к политике изоляционизма, сосредоточится на решении своих внутренних проблем, перестанет устраивать цветные революции, свергать неугодные ей правительства и вмешиваться во внутренние дела суверенных стран».

Насколько такие ожидания оправданы? Известный российский оппозиционер Алексей Навальный сомневается в том, что выбор Трампа будет хорош для Кремля. «Да, Трамп говорил о том, что рассмотрит признание Крыма, но это было в 2014 году. Говорил, что Путин классный и лучше Обамы, но тоже давно. А вот меньше месяца назад он уже осуждал бомбардировки Алеппо и говорил, что пересматривает свое мнение насчет Путина и не знает, какими будут их отношения, допуская, что они станут «ужасными», — указывает А. Навальный. «А что касается санкций, то вот вам исторический пример: поправки Джексона-Вэника. Ввели в 1974, отменили аж в 2012. Хотя и СССР развалился, и евреи спокойно уезжали без ограничений, и „друг Билл-друг Борис“, и не работала она фактически последние годы. Америка не отменяет санкций быстро (впрочем, и вводит тоже)».

Соперничество вместо международного права?

Как бы там ни было, не все оценивают избрание Трампа так, как Путин. Многие мировые правительства приход крикливого миллиардера в Белый Дом рассматривают в качестве серьезного фактора нестабильности. Так, например, президент Франции Франсуа Олланд уже подчеркнул, например, что после выборов в США мир вошел в «период неопределенности». Такого же мнения придерживается и живущий в Женеве американский политолог и блогер Даниэль Уорнер (Daniel Warner).

«Следуя своему характеру Трамп рассматривает мир с точки зрения соперничества, политика для него — это выяснение, кто сильней. Он не знаком с этикой конструктивного сотрудничества. Трамп — это альфа-самец, ориентированный отнюдь не на поиск консенсуса. Для него всё вокруг есть игра с нулевой суммой — выигрывает только кто-то один и этот победитель получает потом всё. Трамп хвалится своими уникальными способностями вести переговоры. Однако политического или дипломатического опыта у него нет, а ведь правила, действующие в политике и дипломатии, сильно отличаются от правил, на основании которых живет мир бизнеса».

Как считает далее Даниэль Уорнер, «двусторонние отношения еще можно вести на силовой основе, однако такая логика совершенно не годится для многосторонней глобальной дипломатии и для работы в международных организациях, потому что в этой сфере политик обязан искать компромисс. Сможет ли Трамп соответствующим образом перестроить свои взгляды? Большой вопрос».

Мартин Нэвилл (Martin Naville), председатель швейцарско-американской торгово-промышленной палаты (Schweizerisch-amerikanische Handelskammer), сомневается в этом. «Трамп уже высказался насчет намерения ввести запретительные таможенные пошлины на товары из Китая и Мексики. Кроме того, он хочет денонсировать все существующие торговые соглашения с иностранными партнерами и покинуть ВТО. И если США и в самом деле перейдут на позиции изоляционизма, то это может иметь для Швейцарии весьма негативные последствия».

Каким будет кабинет Трампа?

Итак, США и в самом деле могут перейти на позиции изоляционизма. Тем самым Вашингтон тоже развернется и ляжет на курс, который, как видно, становится все более привлекательными как для европейцев вообще, так и для швейцарцев в частности, о чем говорит «правый сдвиг», который четко обозначился в Швейцарии по итогам парламентских выборов октября 2015 года (здесь об этих итогах можно почитать подробнее). Однако насколько такая политика окажется в состоянии обеспечить адекватное реагирование на современные вызовы и угрозы, включая глобальное потепление, существование которого Трамп отрицает?

Более или менее внятно на этот вопрос мы сможем ответить только после 20 января 2017 года, после торжественной церемонии инаугурации нового президента. Затем Трамп начнет править, а для этого ему нужно составить собственную уже не предвыборную команду, но команду экспертов, специалистов, он должен будет элементарно расставить правильных людей на правильные позиции.

«Он должен будет рекрутировать тысячи людей. Задача эта воистину титаническая», — подчеркивает Даниэль Уорнер, напоминая, что «решить ее будет сложно еще и потому, что на самом-то деле Трамп сейчас, не скрывающий своего презрения по отношению к вашингтонской политической элите, находится буквально на ножах с республиканским истеблишментом и с собственной партией. А ведь чтобы управлять мировой державой номер один Трамп нуждается в профессионалах».

Права человека или воля к власти?

Еще одна причина для беспокойства — столь же презрительное отношение Трампа к женщинам и меньшинствам. В этом убежден, например, Генеральный секретарь организации Amnesty International Салил Шетти (Salil Shetty). «За время предвыборной борьбы тогдашний кандидат и нынешний избранный президент США несколько раз повергал мир в изумление и разочарование. С точки зрения правозащитных перспектив будущий курс США не может не вызывать ничего, кроме глубокого беспокойства».

Салил Шетти требует от Трампа пересмотреть свои позиции в этой области и подтвердить традиционную приверженность США правозащитным идеалам, причем как в самих Штатах, так и за рубежом. Даниэль Уорнер занимает здесь скорее скептические позиции. «Трамп говорит не о верховенстве права, а о праве сильного. Международное право отнюдь не находится в списке его приоритетов. И если так будет продолжаться и дальше, что такой курс не останется без последствий для международной Женевы, прежде всего, что касается дальнейшей работы Совета ООН по правам человека», — резюмирует Д. Уорнер.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод на русский: Игорь Петров

×