Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Помощь развитию


В Женеву из Туниса: профтехобразование остановит миграцию?


Автор: Вероника ДеВор (Veronica DeVore)


Миграционное соглашение, заключенное между Тунисом и Швейцарией, дает молодым тунисским специалистам повысить свою квалификацию и накопить трудовой опыт на швейцарском производстве. Проблема в том, что работодатели в Швейцарии не очень-то горят желанием брать в обучение выходцев из Туниса.  (AFP)

Миграционное соглашение, заключенное между Тунисом и Швейцарией, дает молодым тунисским специалистам повысить свою квалификацию и накопить трудовой опыт на швейцарском производстве. Проблема в том, что работодатели в Швейцарии не очень-то горят желанием брать в обучение выходцев из Туниса. 

(AFP)

Тунис — страна пустынь и вечного зноя, однако плавание там очень популярно, хотя инструкторов по этому виду спорта катастрофически не хватает. Для бывшего профессионального пловца из Туниса Женева стала возможностью получить эту специальность, а заодно и на себе испытать все преимущества и сложности, характерные для швейцарской системы дуального образования.

О плавании Сайфеддин Бен Талеб (Seifeddine Ben Taleb) говорит только в превосходных тонах. И тогда глаза его горят и становится ясно, что плавание — это его настоящее призвание. Он хотел бы стать профессионалом в этой области и даже, почему бы и нет, самому вырастить однажды первого тунисского олимпийского чемпиона по плаванию. Поэтому в 2010 году С. Бен Талеб приехал в Швейцарию с целью получить степень магистра и квалификацию инструктора-преподавателя водных видов спорта.

Он не скрывает, что был бы не против получить право на долгосрочное пребывание в Швейцарии, однако он живет в Конфедерации уже достаточно долго, чтобы понимать, насколько порой высокими могут быть здесь бюрократические преграды. И пока он вполне доволен тем, что у него есть, а именно, правом не только учиться, но еще и подрабатывать в статусе практиканта. Это позволяет ему набираться опыта, который может оказаться для него очень ценным подспорьем после возвращения в Тунис.

«В свое время я узнал о том, что в Швейцарии есть возможность не только учиться, но еще и параллельно работать. И тогда я решил, что это мне это очень подходит, и что получив образование, ориентированное на реальную практику, я смогу, вернувшись в Тунис, без труда найти себе хорошее место работы», — говорит Сайфеддин Бен Талеб. Уточним, что речь идет в данном случае о так называемой «дуальной системе образования», созданной в Швейцарии и завоевывающей в последнее время все большую популярность за рубежами страны, например, в США.

Дипломы, признанные во всем мире

В основе этой системы лежат два магистральных пути: академический путь, когда подросток проходит маршрутом через гимназию в университет и далее в высшую науку гуманитарно-социального профиля, и второй путь — через так называемое «Lehre», то есть ученичество на производстве. Этот путь очень напоминает систему советских ПТУ или техникумов. Он позволяет получить среднее специальное образование и тут же влиться в трудовую жизнь с перспективой получить потом еще и высшее техническое образование.

«Мои возможные работодатели в Тунисе наверняка оценят, что, наряду с теоретической квалификацией, я получил еще и реальный трудовой опыт», — говорит С. Бен Талеб. Следует сказать, что программа-практикум, запущенная в 2014 году и в рамках которой он приобретает этот опыт, является одним из составных элементов «Швейцарско-тунисского миграционного партнерства». Цель его, в первую очередь, состоит в том, чтобы качественно ускорить обработку ходатайств о предоставлении политического убежища в Швейцарии, поданных гражданами Туниса и, в случае необходимости, обеспечить оперативную реадмиссию (высылку, возвращение на родину) лиц тунисского происхождения, по ходатайствам которых было принято негативное решение.

Тунис согласился заключить такое соглашение, получив взамен право направлять в Швейцарию каждый год по 150 человек с целью обучения профессиям, особенно востребованным сейчас на тунисском рынке труда. Тем самым власти этой страны надеются получить возможность более активно и эффективно бороться с безработицей и со структурными диспропорциями на рынке труда и занятости, не говоря уже о том, что, возвращаясь домой, молодые специалисты будут обладать как практическим опытом, так и квалификационными документами (сертификатами и дипломами), признанными во всех развитых странах мира.

Учиться в Швейцарии может только тот, кто уже имеет либо университетский диплом, либо профессию, что для Туниса не проблема — страна эта относится к числу одних из самых грамотных в арабском мире. Проблема в другом — швейцарские работодатели не очень-то горят желанием брать туниссцев в обучение.

Идеальный кандидат

Надзорные функции в рамках реализации указанного швейцарско-тунисского соглашения возложены на Государственный секретариат по вопросам миграции («Staatssekretariat für Migration» — «SEM», структурное подразделение Департамента (федерального министерства) юстиции и полиции Швейцарии).

«В обычной ситуации потенциальные практиканты сами должны были бы искать себе место работы, а мы со своей стороны занимались бы формальными делами, выдавая им разрешения на въезд и на пребывание в стране. Однако в данном случае найти места практики для конкретно выходцев из Туниса оказалось не так-то просто, поэтому подключаться к решению этой задачи пришлось и нам тоже», — говорит ведущий эксперт «SEM» по вопросам миграции Грегор Кретта (Gregoire Crettaz).

«Будучи государственной структурой, мы имеем очень ограниченное влияние на частную экономику. Работодатели сами решают, брать ли им в обучение представителей Туниса, или нет», — подчеркивает далее Г. Кретта. Что касается случая С. Бен Талеба, то здесь, как говорит сам пловец из Туниса, все сложилось более или менее благополучно только потому, что «я уже и до этого довольно продолжительное время прожил в Швейцарии и сумел наладить необходимые контакты, что и помогло мне найти возможность пройти практику. Без определенной степени социальной интеграции у меня бы ничего не получилось».

Кроме того, считает С. Бен Талеб, его удаче содействовало еще и то обстоятельство, что, с одной стороны, ему не пришлось выдерживать конкуренцию с самими гражданами Швейцарии, для которых условия прохождения этой практики были не очень удобными, и у которых изначально выбор возможностей был куда более широкий, а с другой стороны, многие его конкуренты посылали свои заявки на данную практику напрямую из-за рубежа.

Поэтому С. Бен Талеб оказался идеальной кандидатурой: он уже жил в Швейцарии, но при этом он был куда менее «капризен», чем сами швейцарцы. Конечно же, он прекрасно понимает, какую ответственность берут на себя работодатели, согласившиеся принять к себе на производство ученика из Туниса, и какая на них из-за этого сваливается ответственность. Но есть тут еще одно обстоятельство.

«Многие швейцарские работодатели знают, что этим молодым специалистам все равно потом придется покинуть Швейцарию. А потому для них и силы, и деньги, инвестированные в такую молодежь, изначально кажутся «потерянными», — говорит С. Бен Талеб.

Добиться успеха

Грегор Кретта понимает, что федеральным властям Швейцарии придется приложить еще немало усилий для успешной реализации миграционного соглашения в части, касающейся образовательных возможностей для молодых туниссцев. При этом нужно еще учитывать и тот факт, что Тунис стал первой страной арабского мира, с которой Швейцария подписала такой документ, а потому Берн конечно же хотел бы, чтобы этот проект увенчался успехом.

Но как добиться этого? И как повлиять на потенциальных швейцарских работодателей? По словам Г. Кретты швейцарскому Государственному секретариату по вопросам миграции уже пришлось сделать немало нестандартных шагов, напрямую обратившись, например, как к швейцарской частной экономике, так и к структурам, представляющим в стране интересы тунисской диаспоры. И все для того, чтобы повысить число производственных практикантов — выходцев из Туниса.

«Будь ситуация не столь необычной, мы бы никогда не стали бы вмешиваться, однако мы хотим во что бы то ни стало превратить наше сотрудничество с Тунисом в историю успеха. Поэтому-то мы и решили не быть тем самым пресловутым «лежачим камнем», — говорит Грегор Кретта, и напоминает, какой внешний эффект произвела в Швейцарии так называемая «Арабская весна» 2011 года.

Количество обращений в адрес федеральных властей с вопросами о том, как конкретно можно было бы помочь странам, скинувшим диктаторские режимы, в том числе и Тунису, выросло тогда очень резко. С другой стороны, столь же заметно подскочило в те месяцы и число ходатайств о предоставлении политического убежища в Швейцарии, поданных гражданами стран, переживших «Арабскую весну».

Решая эту проблему, говорит Грегор Кретта, Швейцария рассчитывала, что разрядить ситуацию поможет обращение одновременно как к сочувствию, искренне испытываемому многими швейцарцами по отношению к странам «Арабской весны», так и к не менее искреннему желанию многих граждан сократить миграционную нагрузку на Конфедерацию.

Положение в сфере миграции

Конкретным итогом такого подхода и стало упомянутое швейцарско-тунисское миграционное соглашение (см. инфобокс). Многие неправительственные и правозащитные швейцарские организации, такие, как «Alliance Sud», критиковали его, указывая, что, по их мнению, в данном случае помощь развитию была недопустимо плотно увязана с миграционной проблематикой.

Многие и на тунисской стороне полагали, что выигрывают от такого соглашения, получив в руки действенный инструмент контроля за миграционными потоками, прежде всего сама Швейцария. Как бы там ни было, но с момента заключения соглашения число ходатайств тунисцев о предоставлении им политического и иного убежища в Швейцарии действительно резко пошло на убыль. Так, если в 2013 году было подано 841 такое ходатайство, то в 2014 году их число, по информации швейцарских миграционных властей, сократилось до 216-ти заявлений. 

Грегор Кретта говорит, что другие арабские страны сейчас внимательно анализируют швейцарско-тунисский опыт, опирающийся на принцип «образование в обмен на отказ от иммиграции». Многие из этих стран уже обратились в Берн с предложением провести переговоры и заключить похожее миграционно-образовательное соглашение. «Но пока мы не торопимся подписывать такие документы, сначала мы хотели бы добиться полного успеха на тунисском направлении, что является очень непростой задачей».

Кто ищет практикантов?

Миграционное соглашение

В 2012 году Швейцария и Тунис заключили соглашение (вступило в силу в 2014 году), в соответствии с котором стороны обязались уделить особое внимание борьбе с незаконной миграцией, а также вносить свой посильный вклад в поддержку социально-экономического развития Туниса.

Берн обязался качественно ускорить обработку ходатайств о предоставлении политического убежища в Швейцарии, поданных гражданами Туниса и, в случае необходимости, обеспечить оперативную реадмиссию (высылку, возвращение на родину) лиц тунисского происхождения, по ходатайствам которых было принято негативное решение.

В обмен Тунис получил право направлять в Швейцарию каждый год по 150 человек в возрасте от 18 до 35 лет самое длительное на 18 месяцев с целью обучения профессиям, особенно востребованным сейчас на тунисском рынке труда. Практиканты из Туниса имеют право получать за свой труд вознаграждение в соответствии с действующими в Швейцарии нормами и тарифами.

На момент публикации данной статьи (6 ноября 2015 года) данными возможностями воспользовались только четыре человека из Туниса, пятый ожидает решения потенциального работодателя. Аналогичные миграционные соглашения Швейцария уже заключила с Нигерией, Косово, Сербией и Боснией-и-Герцеговиной.

Швейцарские работодатели и в самом деле отнюдь не спешат брать себе в обучение молодых туниссцев. На определенном этапе «SEM» швейцарское посольство в Тунисе и организация, представляющая интересы тунисской диаспоры в Швейцарии («CTRS») решили объединить усилия, обратившись, например, к объединениям швейцарских сельхозпроизводителей, и указав им на возможность воспользоваться, в случае необходимости, потенциалом практикантов из Туниса. Ответы, полученные на эти обращения, были, однако, как правило негативны.

Так, например, межотраслевое объединение «Agrimpuls» недвусмысленно заявило устами своего официального представителям Моники Шатцманн (Monika Schatzmann), что на данном этапе «вопрос задействования практикантов из Туниса не рассматривается», поскольку пока швейцарским фермерам хватает и помощи, оказываемой «временными рабочими руками» из Украины, Румынии и Венгрии.

Молодых людей из Туниса можно было бы задействовать, например, в сфере розничной торговли, но и здесь работодатели заинтересованы, прежде всего, брать себе на работу практикантов, уже прошедших «производственное ученичество» на каком-то швейцарском предприятии.

В области же гастрономии и гостиничного бизнеса если и принимают на работу практикантов из «третьих стран», не входящих в ЕС, то в очень небольшом количестве. По данным Корины Сейлер (Corinne Seiler), пресс-секретаря объединения «Hotelleriesuisse», в 2014 году отели и гостиницы Швейцарии приняли себе на практику в общей сложности 1 926 человек, количество же практикантов из «третьих стран» составило менее одного процента от данного числа.

Налаживать связи

По мнению Г. Кретта еще одним шансом в такой ситуации могло бы стать обращение к тунисским фирмам и компаниям, уже работающим в Швейцарии, а также к швейцарским фирмам, имеющим связи и контакты с Тунисом или работающими на тунисском рынке. Работа на этом направлении уже идет, не в последнюю очередь при поддержке влиятельной Торгово-промышленной палаты Тунис-Швейцария, а также организации «Swisscontact».

С. Бен Талеб со своей стороны уверен, что многие студенты и учащиеся из Туниса, уже находящиеся в Швейцарии, просто не имеют информации ни о тунисско-швейцарском миграционно-образовательном соглашении, ни о возможностях, открывающихся в рамках этого соглашения перед молодыми тунисцами, желавшими повысить свою профессиональную квалификацию на швейцарских предприятиях. Одновременно можно было бы увеличить срок производственных практик с тем, чтобы увеличить степень заинтересованности швейцарских работодателей в таких стажерах, даже с учетом того, что всем им всем всё равно, раньше или позже, но предстоит вернуться в Тунис. 


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров

×