Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Парламент Швейцарии


Гибкие коалиции — сложные компромиссы


Автор: Даниэле Мариани (Daniele Mariani)


Последние приготовления к первому дню работы парламента нового созыва.  (Keystone)

Последние приготовления к первому дню работы парламента нового созыва. 

(Keystone)

Завершилось формирование швейцарского парламента и завтра он соберется на свою первую сессию. Исходные позиции, на которых оказались расставлены политические фигуры на шахматной доске очередного четырехлетнего легислатурного периода, выглядят весьма любопытно: большая палата парламента, Национальный совет, находится под контролем правоцентристских партий, в малой палате, Совете кантонов, доминируют силы левоцентристской ориентации.

Напомним, что на выборах 18 октября 2015 года историческую победу одержала консервативная «Швейцарская народная партия» («Schweizerische Volkspartei» — «SVP»). По итогам голосования фракция «народников» в Национальном совете выросла до 65 человек (+11 мест). При этом швейцарская система сдержек и противовесов сработала и на этот раз: в малой палате, в Совете кантонов, консерваторы из «ШНП» не смогли нарастить свое влияние, вновь получив только пять кресел.

А вот партии швейцарских либералов («FDP.Die Liberalen») удалось, после двух раундов довыборов (Совет кантонов формируется по мажоритарному принципу и по итогам выборов 18 октября некоторое число кресел в этой, как ее здесь называют, «палате раздумий», оставались вакантными) обеспечить себе в сенаторской палате солидное представительство. Добавив себе 2 новых кресла, либералы сформируют в ней фракцию из 13-ти депутатов. Как никогда сильны в Совете кантонов и социалисты.

Напомним, что обе палаты швейцарского парламента совершенно равноправны, решения парламентариями принимаются только после достижения консенсуса между обеими палатами (именно поэтому их нельзя называть «верхней» и «нижней»). Поэтому новый расклад сил в парламенте может стать причиной политических кризов и взаимного блокирования. Так считает швейцарский политолог Даниэль Бокслер (Daniel Bochsler), работающий в Университете Цюриха и в «Центре исследования проблем демократии в городе Арау» («Zentrum für Demokratie Aarau» — «ZDA»).

swissinfo.ch: Выборы закончились. Какие выводы можно сделать по их итогам, какие извлечь уроки?

Даниэль Бокслер (Daniel Bochsler): Если оценить общий результат выборов в обе палаты парламента, то сразу становится ясно: все тенденции последних 20-ти лет продолжают развиваться в привычном направлении. Например, Швейцарская народная партия, как и прежде, сильна там и тогда, где и когда речь идет о мобилизации консервативно настроенного электората, для которого характерны склонность к националистическим идеям, и идеалом которого является Швейцария, полностью отгороженная от окружающего мира.

С другой стороны, как и раньше, такого рода политический профиль ведет саму «ШНП» к самоизоляции на политической арене. Эта партия почти не способна формировать вокруг себя коалиции большинства. Ей с огромным трудом удается выигрывать выборы, организованные на основе мажоритарного принципа, и именно поэтому «народники» сильны в Национальном совете, формируемом на основе пропорционального принципа, и слабы в Совете кантонов, избираемом на основе принципа мажоритарного.

swissinfo.ch: То есть, Вы утверждаете, что «народники» остались в рамках своего исконного электорального базиса и завоевать себе заметное число голосов за его пределами им не удалось?

Д.Б.: В целом так и есть. Если посмотреть, куда направлены симпатии избирателей, голосующих за другие партии, то мы увидим, что, например, многие из тех, кто голосовал за либералов, предпочитают образовывать коалиции не с «народниками», но с социал-демократами.

swissinfo.ch: После довыборов в кантонах Цюрих и Аргау партия либералов смогла завоевать себе дополнительно два кресла в малой палате и теперь она составляет в Совете кантонов заметную фракцию из 13-ти депутатов. Вместе с депутатами из дружественной фракции демохристиан (CVP), в которой состоят тоже 13 человек, либералы смогли обеспечить себе здесь очень комфортабельные позиции. Значит ли это, что именно «FDP» и является истинным победителем прошедших парламентских выборов?

Д.Б.: Без сомнения, эта партия добилась заметного успеха. Однако, по моему убеждению, истинной победительницей парламентских выборов 18-го октября является все-таки партия социал-демократов, которая никогда еще не была столь заметно представлена в малой палате, как на этот раз. Интересно, что кандидаты от социалистов смогли одержать победу на выборах в Совет кантонов даже там, где «SP» находится в очевидном меньшинстве, например, в кантоне Аргау, где у за социалистов на выборах в Национальный совет отдали свои голоса только 20% избирателей, а за «SVP» — около 40%. Похожая картина наблюдается и в традиционно бюргерски настроенных кантонах, таких, как Санкт-Галлен, Цюрих или Берн.

Данная ситуация как раз и является результатом той самой самоизоляции Швейцарской народной партии, и того факта, что «ШНП», фактически, выступает, поэтому, конкурентом других бюргерских партий правого центра. И когда бюргерский блок начинает распадаться, — а это очень часто бывает на выборах кантонального уровня, как и в данном случае, на выборах в Совет кантонов, — то победителем всегда оказываются левые силы.

swissinfo.ch: Последние десятилетия были для «FDP» временем неуклонной потери голосов и политического влияния. Однако этой осенью им вдруг удалось резко переломить ситуацию. В чем заключается секрет либералов?

Д.Б.: Эту тенденцию можно было довольно ясно наблюдать уже весной 2015 года в ходе выборов в кантональные парламенты. Одной из причин такого развития событий является тот факт, что так называемые «малые либеральные партии», возникшие недавно на политическом небосклоне Швейцарии, — я имею в виду, прежде всего, «Бюргерско-демократическую партию» («BDP») и «Партию Зелёных Либералов» («GLP»), — смогли укрепиться прежде всего за счет голосов, «ушедших» от «FDP».

Однако этот эффект, как и эффект новизны, за последние годы заметно затух. Кроме того, многие избиратели на этот раз решили «вернуться домой» и вновь проголосовали за традиционных либералов, что и привело к заметному сжатию электоральной базы «малых либеральных партий». Свою роль сыграла проблематика усиления швейцарского франка и не очень оптимистичные прогнозы развития швейцарской экономики.

swissinfo.ch: В ходе выборов серьезное поражение потерпели партии «зелёного» спектра. Каков характер этого поражения: это что-то преходящее, временное, связанное с капризами политической конъюнктуры, или же тут сыграло свою роль какое-то обстоятельство системного характера?

Д.Б.: На парламентских выборах четыре года назад «зелёные» партии смогли извлечь значительную политическую выгоду из страшной катастрофы на комплексе атомных станций в Фукусиме, и это даже помогло им успешно отразить атаку «зелёных либералов». Однако на этот раз никаких сравнимых по своим масштабам природных или техногенных катастроф не наблюдалось. А без таких «вспомогательных» факторов, только на основе своего собственно, довольно скромного, электората, у таких партий нет шансов на успех.

swissinfo.ch: В Национальном совете доминирует бюргерский блок, а вот в Совете кантонов большинства у него нет. Многие эксперты исходят из того, что новый парламент будет в большей степени склонен к взаимным блокадам, и что он будет чаще оказываться в политических тупиках. Так ли это?

Д.Б.: Так — но только в определенной степени. Такого рода аналитический подход был бы оправдан только в том случае, если бы в Швейцарии и в самом деле существовали два противоборствующих политических блока или партии, назвать их можно было бы условно «Союзом правых сил», который контролировал бы Национальный совет, и «Союзом левоцентристских сил», доминирующим в Совете кантонов.

Однако говорить применительно к Швейцарии о каком-то «правом блоке» вообще-то неправомерно. Существует огромное количество тем и вопросов, по которым в правом лагере ведутся ожесточенные споры. Например, такой темой является европейское досье, которое в ближайшие годы будет иметь очень большое значение в рамках швейцарской как внутренней, так и внешней политики. По вопросу отношений с Брюсселем позиции «FDP» и «SVP» расходятся едва ли не диаметрально.

С другой стороны, существуют темы, по которым демохристиане из «CVP» скорее едины с правыми, нежели с левыми силами. Что же касается вообще проблем, решения по которым обычно принимаются на основе логики противостояния правых и левых, то тут по итогам выборов в Национальном совете на плечи «FDP» ложится роль той самой «соломинки», способной переломить хребет любому, даже самому сильному верблюду. В Совете же кантонов эту роль на себя берут депутаты, представляющие правое крыло партии демохристиан («CVP»). То есть Вы видите, что ситуация в новом парламенте Швейцарии куда сложнее, одним только противостоянием двух блоков ее не описать.

swissinfo.ch: Однако не секрет, что существуют тематические досье, в рамках которых риск возникновения патовых ситуаций особенно велик...

Д.Б.: Да, такие досье существуют. Одно из них касается реформы швейцарской системы пенсионного страхования и обеспечения. Начата была эта реформа в сенаторской палате, однако то, что находит согласие депутатов Совета кантонов, не имеет в Национальном совете ни единого шанса. Тоже самое можно сказать и о политике в сфере защиты окружающей среды, а также в области энергетики. В Национальном совете, например, сейчас нет большинства депутатов, выступавших бы за поэтапный отказ от использования АЭС. Сложно будет сформировать в большой палате большинство и по вопросу отношений с ЕС, а также по проблеме беженцев и миграции.

swissinfo.ch: Тем не менее, депутатам придется искать и находить решения. Как Вы считаете, насколько фракция «народников» будет готова к компромиссам?

Д.Б.: Честно сказать, я не знаю ответа на этот вопрос. Многие рассчитывают на то, что, получив 9-го декабря на выборах Федерального совета второе кресло в кабинете министров, Швейцарская народна партия «подобреет» и будет проводить в парламенте курс, в большей степени, чем раньше, ориентированный на поиск и достижение компромиссов. Однако мы уже имели в истории период, когда «народники» обладали двумя креслами в федеральном правительстве, я имею в виду легислатурный период с 2003 по 2007 годы. Тогда в Федеральном совете заседал, напомню, Кристоф Блохер. Но разве обладание двумя креслами действительно смягчило позицию «SVP»? Нет, можно утверждать, что, скорее даже наоборот, если учитывать, какое количество радикальных законодательных инициатив запустила тогда эта партия.

swissinfo.ch: Недавно в статьях, опубликованных в газетах «Bund» и «Tages-Anzeiger» Вы утверждали, что знаменитая швейцарская культура политического компромисса превратилась в редчайшее явление и практически ушла в историю. А что в этом, собственно, плохого?

Д.Б.: Плохое тут состоит в том, что в ситуации политической поляризации очень сложно доводить до ума большие реформаторские проекты. Велик риск, что тогда многие вопросы будут решаться, прежде всего, с оглядкой на зарубеж, например, я имею в виду, прежде всего, вопрос дальнейшего развития отношений Швейцарии с Евросоюзом. И в самом деле, не найдя компромисса в собственных рядах, велик соблазн сойтись на решениях, заготовки к которым были сформулированы за пределами страны.

С другой стороны, поляризация все-таки в большей степени отвечает идеалам демократии. Нынешний расклад политических сил в стране более адекватно учитывает настроения в обществе. Партии сейчас куда более едины с народом, чем раньше. При этом нужно все-таки осознать, что «компромиссы», которые рождались в Швейцарии в период существования так называемой «магической формулы» с 1959 по 2003 годы, были, на самом деле, решениями, возникшими в условиях абсолютного доминирования бюргерского блока.

В наши дни такого монолитного единства больше не существует. Бюргерский блок отличается заметным внутренним плюрализмом, что ведет к формированию системы гибких «ad-hoc»-коалиций. Многие партии, бывшие ранее маргиналами, получают шанс нарастить свое влияние, например, я имею в виду партии левого спектра, что не мешает, однако, «ШНП» сохранять свое влияние, например, в таких сферах, как военное строительство или сельское хозяйство.


Перевод на русский: Игорь Петров, swissinfo.ch

×