Партия Lega dei Ticinesi Как протестное движение стало правящей партией

Торжественное мероприятие, организованное в марте 2014 года партией «Лига Тичинцев» в связи с первой годовщиной со дня смерти основателя партии Джулиано Биньяски (Giuliano Bignasca).

Торжественное мероприятие, организованное в марте 2014 года партией «Лига Тичинцев» в связи с первой годовщиной со дня смерти основателя партии Джулиано Биньяски (Giuliano Bignasca).

(Keystone)

Ровно 25 лет назад в единственном италоязычном кантоне Швейцарии была основана «Лига тичинцев». Такого рода организации принято называть «протестными партиями». Своим базовым принципам, среди которых особо выделяется резко отрицательное отношение к процессам европейской интеграции, «Лига» остается верна и сегодня.

Впрочем, многое с тех пор все-таки изменилось, и довольно-таки серьезно. Связано это, во-первых, с тем, что партия в настоящее время вынуждена нести реальную правительственную ответственности, а во-вторых, с недавней смертью харизматичного основателя и бессменного лидера партии Джулиано Биньяски.

Итак, «Лига тичинцевВнешняя ссылка» отмечает свое 25-летие. Пару недель назад в Лугано сторонники партии отметили эту дату с большой помпой. Причин для позитивного настроя у партийцев хватало, ведь и в самом деле вряд ли кто-то четверть века назад мог даже мечтать о превращении «Лиги» из скромного регионального протестного движения в ведущую политическою силу юга Швейцарии. А между тем все произошло именно так.

Все это время, начиная с 1990 года, то есть с момента создания партии, основной ее движущей силой были строительный магнат Джулиано Биньяска (Giuliano Bignasca) и его верный соратник Флавио Масполи (Flavio Maspoli), энергичный журналист, который стараниями и протекцией Биньяски стал в 1989 году главным редактором тогда еще довольно маргинальной бесплатной воскресной газеты «Il mattino della Domenica» («Воскресное утро»).

Швейцария и миграция Трудовые мигранты в Тичино: польза от них или вред?

Автор:

Какова роль мигрантов из Италии в экономической структуре кантона Тичино? Вышедший недавно научный доклад на эту тему очень не понравился политикам. 

Дж. Биньяска, разочарованный либерал, и партию, и газету основал главным образом для того, чтобы иметь реальную возможность вставлять палки в колеса традиционным партиям кантона, которые, с его точки зрения, погрязли в кумовстве и коррупции. Недоволен он был всеми - и либералами из FDP, и демохристианами из CVP, и социалистами. Все эти партии, по его словам, узурпировали власть, а главное, они, де, единолично распоряжались финансами Тичино, устраивая друг другу выгодные подряды и заказы. Именно под лозунгами борьбы с тичинской «партократией» и начался стремительный взлет «Лиги».

«Тичино для тичинцев»

Джулиано Биньяска, будучи пожизненным президентом партии, всегда, когда его спрашивали, чего же на самом деле добивается «Лига», отвечал одно и то же: «Программа наша проста: мы говорим „нет“ вступлению Швейцарии в Евросоюз, мы говорим „да“ швейцарской банковской тайне, а еще мы хотим создать „Тичино для тичинцев“». Тот факт, что его называли популистом, Дж. Биньяску нисколько не беспокоил, ведь он просто «громко высказывал то, о чем думали простые люди, обыкновенные граждане».

Себя же самого он называл представителем новых «социально ориентированных правых» политических сил. Без сомнения, основные идеи и свою политическую риторику Дж. Биньяска позаимствовал у основанной в 1989 году право-популистской «Лиги Севера» («Lega Nord»), которая довольно активно боролась за выход Северной Италии из состава единого итальянского государства.

Но и тут тоже не все так просто. С одной стороны, отношения «Лиги тичинцев» с ее братской партией из Италии почти всегда были довольно хорошими, что, с другой стороны, не мешало «Лиге» упорно бороться с притоком итальянских трудовых мигрантов в Швейцарию.

От протестной парии к правящей

Новая партия росла и крепла невиданными темпами. Представители «Лиги» уже очень скоро были избраны в Национальный совет (большая палата федерального парламента Швейцарии) и в Кантональный совет (правительство) Тичино. А в 2011 году партия добилась поистине исторического успеха, проведя в кантональное правительство, состоящее из пяти министров, сразу двух своих представителей. Тем самым «Лиге» впервые удалось не только положить конец извечному доминированию в Тичино партии либералов (FDP), но и оказаться у важнейших рычагов власти в кантоне.

Тичино — швейцарская Каталония?

Кантон Тичино, расположенный к югу от Альп, находится в особенной географической и языковой ситуации. Будучи единственным италоязычным кантоном Швейцарии, он своеобразным треугольником «врезается» в итальянскую провинцию Ломбардия. Граница Тичино с Италией на порядок более продолжительная, нежели граница со остальной Швейцарией, от которой кантон отделен горным массивом Сен-Готард.

Все это традиционно было причиной существования определенной политической дистанции между Берном и Беллинцоной (этот город является административной столицей кантона — прим. ред.). Возникновение «Лиги тичинцев» 25 лет назад качественно изменило ситуацию: благодаря консервативной агитации партии чувство «легкой отчужденности» превратилось, как говорят многие эксперты, в «специфическое чувство региональной исключительности».

Такой тезис, например, отстаивает швейцарский политолог Оскар Мадзолени (Oscar Mazzoleni) в своей недавно вышедшей книге «Далеко ли до Берна?» («Berna è lontana?Внешняя ссылка»). Проанализировав целый ряд гражданских и прочих законодательных и политических инициатив, запущенных и реализованных в Тичино, автор указывает, что сегодня здесь вирусом «регионализма» охвачены в той или иной мере все основные политические партии и движения.

И вот как раз здесь О. Мадзолени и усматривает основное противоречие: с одной стороны, будучи периферийным регионом, Тичино должен был бы стремиться к установлению как можно более тесных связей с остальной Швейцарией. На деле же происходит ровным счетом наоборот, не в последнюю очередь потому, что в Тичино считают, будто федеральный центр в недостаточной степени учитывает особые интересы «солнечной гостиной Швейцарии». «Тичино грозит стать для Швейцарии тем, чем является Каталония для Испании», — предупреждает ученый.

Еще одним знаковым событием для «Лиги» стала победа Марко Боррадори (Marco Borradori) на выборах мэра Лугано в 2013 году. И опять успеха «Лига» добилась за счет FDP, представитель которой до этого был в Лугано городским головой. И при всем при этом до конца «нормальной партией» она так и не стала: «Лига» не проводит съездов или пленумов ЦК партии, с учетом того, что никакого ЦК у «Лиги Тичинцев» нет и никогда не было. Официальной партийной программы тоже не существует.

Все важные новости и прочую партийную информацию, как правило, сообщает людям газета «Утро воскресенья». Ничего в этом смысле не изменилось и после неожиданной смерти Джулиано Биньяски в марте 2013 года: как и раньше, все решения принимает узкий круг высокопоставленных членов партии, так называемых «офицеров», а газета «Утро воскресенья» по-прежнему играет роль рупора, доводя до широких народных масс очередные «исторические решения».

Скромные политические перспективы

Чего же в итоге добилась «Лиги» за прошедшие 25 лет? Как считает политолог Оскар Мадзолени (Oscar Mazzoleni) из университета Лозанны, в Тичино партия смогла начать серьезно «диктовать политическую повестку дня и выстраивать иерархию приоритетов, каковыми именно благодаря «Лиге» в кантоне стали такие вопросы, как отношения с ЕС и приток трудовых мигрантов из ближнего зарубежья».

Если проанализировать ситуацию в более широких исторических масштабах, то можно увидеть, что «Лига тичинцев» стала региональным предшественником консервативной Швейцарской народной партии (SVP), которой под руководством Кристофа Блохера (Christoph Blocher) удалось в немецкоязычной части Швейцарии совершить в 1990-е годы похожий взлет с опорой на схожие антиевропейские и антимигрантские лозунги и стать в итоге сильнейшей партией всей страны, получившей на последних выборах без малого 30% голосов избирателей.

Во многом, наверное, именно поэтому «Лиге» так и не удалось по-настоящему выйти на федеральный уровень, закрепиться там, где ниша популистского консерватизма уже была занята блохеровскими «народниками». Свою роль сыграл, безусловно, и регионально-языковой фактор: «Лига» уж очень сильно как была, так и осталась ориентирована исключительно на италоязычный регион с его региональными реалиями.

В этом смысле судьба этой партии схожа с довольно скромными политическими перспективами другого регионального движения консервативного характера под названием «Mouvement Citoyens Genevois» («Движение граждан Женевы» — «MCGВнешняя ссылка»), которой тоже пока так и не удалось сделать рывок на федеральный уровень.

«Угодно ль на себе примерить»?

Благодаря своим политическим успехам «Лига» постепенно получала все больше правительственных полномочий. И поэтому ей теперь все чаще приходится в буквальном смысле наступать на горло собственной песне. Так, например, в городском правительстве Лугано «Лига» в настоящее время обладает политическим большинством. Однако учитывая финансовые проблемы, с которыми сейчас сталкивается город, партии пришлось пойти на заметное повышение налогов, и это при том, что изначально «Лига» позиционировала себя в качестве силы, стремящейся к снижению налогового бремени.

То же самое происходит и в области борьбы с раздутым административным аппаратом и с чрезмерными налогами и сборами. Эта тема всегда была одним из важнейших пунктов в списке партийных приоритетов. И тем не менее недавно кантональный министр, курирующий вопросы охраны окружающей среды и одновременно член «Лиги» Клаудио Дзали (Claudio Zali) добился от правительства кантона согласия на введения нового, так называемого «парковочного сбора». Теперь все торговые предприятия кантона, имеющие парковки, обязаны взимать с автомобилистов плату за пользование ими.

В качестве основания для такого решения Клаудио Дзали указал на необходимость снизить интенсивность автомобильного движения на дорогах Тичино, поскольку автотранспорт оказывает негативное влияние на состояние окружающей среды. Народ, естественно, с такой мерой не согласился. Имея в руках инструменты прямой демократии, граждане очень быстро сорганизовались и буквально за несколько недель накануне Рождественских и Новогодних праздников собрали 24 тыс. подписей в пользу проведения кантонального референдума против этого налога, хотя хватило бы и 7 тыс.

Интересно, что сама «Лига» в свое время сумела нарастить собственное политическое влияние именно при помощи такого инструмента швейцарской прямой демократии, как народная законодательная инициатива. И вот теперь, будучи правящей партией, ей самой приходится отстаивать свои политические решения перед лицом народа на референдуме.

Горой за свою команду

Подводя итоги, можно сказать, что такая постоянная балансировка между правительственной ответственностью и фактическим нахождением в рядах «внесистемной оппозиции» является частью генетического кода «Лиги». Так случилось - или ей просто повезло, - но пока партии, играя роль «слуги двух господ», пока еще ни разу не приходилось испытывать из-за этого какие-то существенные сложности.

Электоральная поддержка «Лиги» продолжает расти, и это говорит о том, что люди в целом не видят в таком «политическом шпагате» какого-то противоречия. Повышение налогов? Жители Лугано против такого шага протестовать, как известно, не стали. Почему такое вообще оказалось возможным? Хороший ответ дал недавно на этот вопрос уроженец Тичино и депутат федерального парламента от Швейцарской народной партии («SVP») Пьер Рускони (Pierre Rusconi). По его мнению, «избиратели «Лиги» фактически вовсе не избиратели, а фанаты, которые горой стоят за свою команду, чтобы ни случилось».


Перевод с итальянского и адаптация: Надежда Капоне, swissinfo.ch

×