Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Первая мировая война


Как 1914 год изменил Швейцарию


Автор: Томас Стивенс (Thomas Stephens)


"Все к швейным машинкам": такой призыв прозвучал в Швейцарии в 1914 году и обращен он был к женщинам Швейцарии, которые теперь должны были шить униформу для мужчин, мобилизованных в армию.  ()

"Все к швейным машинкам": такой призыв прозвучал в Швейцарии в 1914 году и обращен он был к женщинам Швейцарии, которые теперь должны были шить униформу для мужчин, мобилизованных в армию. 

В начале 1914 года жизнь в Швейцарии была динамичный и многообещающей: по пыльным, еще немощеным дорогам уже ездили автомобили, работали первые телефонные линии, хотя во время разговоров в трубке вечно что-то шумело, между плотно населенными кварталами быстрорастущих городов прокладывались трамвайные маршруты. Но потом началась война, которая повлияла и на нейтральную Швейцарию, посеяв страх и неуверенность в будущем.

Убийство эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены 28 июня 1914 года в Сараево сначала привело к жесткой дипломатической борьбе между Австро-Венгрией, Германией, Россией, Францией и Великобританией. Затем, через месяц, 28 июля, Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Это было началом самой настоящей «пляски смерти», стоившей жизни десяти миллионам солдат и около семи миллионам гражданских лиц. Еще около 20 миллионов военнослужащих были серьезно ранены.

Однако чисто физическим ущербом дело отнюдь не ограничилось. Европейским интеллектуалам предстояло еще очень долго в изумлении смотреть на дымящиеся развалины Старого Света и вопрошать себя, как «прекрасная эпоха» неожиданно превратилась в «стальную грозу». Швейцария напрямую в войне не участвовала, однако сараевские события и все, что случилось потом, резко изменили жизнь и в этой стране.

Уже 2 августа 1914 года Конфедерация объявила о начале проведения всеобщей мобилизации. Днем позже было официально объявлено, что Швейцария останется в этой войне нейтральной, но все равно под ружье были поставлены все годные к службе по состоянию здоровья мужчины в возрасте от 20 до 48 лет. Страну охватила волна патриотизма, но при этом если на франкоязычном западе Швейцарии больше сочувствовали Франции, то в «немецких» кантонах народ всемерно поддерживал германского кайзера, который всего два года назад, в 1912 году, с таким триумфом посетил Берн.

Интересно, кстати, что за две последние недели перед началом войны в Швейцарии было зафиксировано рекордное число зарегистрированных браков.

Долг женщины

Уже сто лет назад Швейцария была одной из самых промышленно развитых стран. Здесь проживало 3,8 млн человек, что составляло 1% от населения всей Европы. Но при этом Швейцария обеспечивала 3% совокупного европейского промышленного экспорта. Женщины тогда не имели прав голоса, но в день объявления мобилизации этот голос был услышан по всей Швейцарии. «Не будем усложнять мужчинам их и без того тяжелую жизнь своими жалобами в связи с предпринятыми в стране мерами, имеющими жизненно важное значение для обороны Родины» — таков был призыв целого ряда женских общественно-политических организаций.

Был дан и совет — экономить и постепенно создавать запасы продовольствия и топлива. «Возьмите на себя ответственность во всех тех областях и сферах деятельности, где сейчас не хватает мужчин, в первую очередь это касается работы на местах,» — таким был еще один призыв. Женщин призвали спросить себя, «что они могут сделать для своей страны», объективно оценить свои способности и начать оказывать помощь там, где она требуется. В итоге основная женская рабочая сила была востребована прежде всего в разного рода государственных административных структурах.

Однако именно тогда женщины в Швейцарии почувствовали, что они способны вносить весьма заметный вклад в решение задач, стоящих перед отечеством, - это и стало базисом для политической борьбы, целью которой было предоставление женщинам права голосовать и избирать. В тот момент такого рода движения начинают зарождаться по всей Европе, но в Швейцарии все процессы идут медленно, и право избирать и быть избранными женщины Конфедерации получили лишь 57 лет спустя.

Как бы там ни было, без них Швейцария не смогла бы успешно пережить военную грозу. Не случайно, уже 21 августа 1914 года Союз швейцарских фермеров («Schweizerischer Bauernverband») обратился к женщинам с призывом активно поддержать отечественного сельхозпроизводителя, чтобы «спасти страну от голода». 

Женщины должны были, в частности, покупать только швейцарскую говядину и свинину, спрос на которые переживал резкий спад из-за отсутствия туристов. Говядина, правда, тогда была самым дорогим мясом, а потому ее производители, а также гостиницы и отели, выступили против такой «поддержки», резонно указывая, что массового потребителя на такое мясо все равно не будет, а снижать цены себе в убыток никто не собирается.

Страх голода 

Больше всего швейцарцы боялись вторжения чужих войск, все равно, французских или немецких, но на втором месте неоспоримо находился страх голода. Надо признать, страх этот не был необоснованным. В самом деле, швейцарская экономика базировалась тогда на импорте сырья. На его основе производилась качественная продукция, которая в свою очередь шла на экспорт. Начавшаяся война, однако, перекрыла традиционные каналы сбыта. Резко выросла зависимость страны от зарубежных поставщиков продуктов питания, а без угля из Германии промышленное производство страны было бы фактически обречено на сворачивание.

Более того, поставки зерна тогда на 75% осуществлялись из стран, находившихся по ту сторону Атлантики, но собственного выхода к морю у Швейцарии не было, как нет его и сейчас. Основной транспортной артерией страны был Рейн, который, однако, находился под полным контролем Германии. В момент начала войны Швейцария обладала запасами зерна, которых могло хватить в лучшем случае на два месяца. Каких-либо планов, позволявших раз и навсегда решить проблему снабжения страны хлебом, в Швейцарии не существовало. Результатом стала паническая скупка продуктов питания населением, на что кантональные и местные власти реагировали весьма жестко: тот, кто покупал потребительские и иные товары «про запас», подвергался наказанию.

Запрещено!

С началом войны начались и разного рода запреты. Так, начиная с 8 августа и вплоть до конца сентября 1914 года швейцарцам не разрешалось звонить в другие города внутри Конфедерации, а также отправлять телеграммы. Такой запрет обосновывался необходимостью сохранять в тайне маршруты переброски войск. Интересно, как поступило бы в схожей ситуации швейцарское правительство сейчас, в эпоху социальных сетей?

В середине августа 1914 года бы издан еще один запрет, а именно, на вождение автомобилей частными лицами. Исключения были сделаны для медиков, продавцов продуктов питания, для шоферов, осуществлявших военные поставки, а также для общественного транспорта и для сельскохозяйственной техники.

В тот момент в Швейцарии всего было зарегистрировано 5 410 частных автомобилей, каждый четвертый их них принадлежал жителю Цюриха или Женевы. «Самобеглые коляски» имели тогда право развивать скорость не выше 18 км/ч, а это как раз была максимальная скорость конного экипажа. Нарушителей серьезно штрафовали.

В ноябре 1914 года крайне обострилась ситуация с бензином, поскольку Соединенные Штаты и Австро-Венгрия, основные поставщики минерального топлива, практически остановили весь свой экспорт. Дефицит резиновых покрышек стал еще одним фактором, затруднявшим движение автотранспорта.

Швейцария тогда и сейчас

В 1914 году население страны составляло 3,8 млн человек. Для сравнения, сейчас в Швейцарии насчитывается 8,2 млн. жителей по состоянию на начало 2013 года. Таким образом, прирост населения составил 53%.

В 1914 году доля иностранцев в населении составляла 12%, сейчас — 23,3%. В 1914 году гражданами Швейцарии, которая считалась тогда, как и сейчас, «тихой гаванью», стали 5 677 человек. Однако самым «урожайным» на новых граждан стал 1917 год, когда сразу 12 752 человека стали гражданами Конфедерации. В том же году из страны эмигрировало 3 869 человек.

Швейцария не была бедной страной, и все равно, по структуре расходов и доходов граждан она скорее напоминала страну не очень состоятельную. Так, на питание у людей уходило в среднем 43% семейного бюджета. Сегодня этот показатель находится на уровне 9%.

В 1914 году на семью приходилось в среднем 2,93 ребенка, в 2012 году — 1,53. Средняя продолжительность жизни женщин была 56,8 лет, мужчин — 53,5 года. В 2012 эти показатели, соответственно, находились на уровне 84,7 и 80,5 лет.

Показатели детской и младенческой смертности в пересчете на 1 тыс. новорожденных также отличаются. В 1914 году из тысячи новорожденных умирало около 101 мальчика и 80 девочек. В 2012 году эти показатели находятся, в свою очередь, на уровне 3,7 и 3,5.

Самый высокий уровень младенческой смертности был в кантоне Фрибур (150,5), а все потому, что в этом католическом кантоне к родам не допускали профессиональных акушерок. Достаточно распространены были случаи дифтерии (4 051 случаев в год) и родильной горячки (125 случаев).

Цензура

Сложности начались и у швейцарской прессы. В октябре в Женеве под санкции попал сатирический журнал «Guguss», причиной чего стали его насмешки в адрес германского кайзера. Журнал был вынужден вплоть до 1917 года выходить под названием «Petit suisse». После войны он вернул себе старое имя и носил его уже вплоть до 1936 года, когда выпуск журнала был прекращен окончательно.

Одновременно в Швейцарию хлынул поток пропагандистских материалов, как из стран Антанты, так и из блока Германии и ее союзников. Например, в Швейцарии широко распространялся памфлет «A propos de la Guerre!» («Кстати, о войне!»), выручка от продажи которого должна была поступать на нужды Красного Креста. Однако франкоязычные газеты утверждали, что эти брошюры были напечатаны в Германии и что их содержание выдержано в прогерманском духе.

В ноябре 1914 года с похожими обвинениями выступила газета «Basler Nachrichten». Она раскритиковала распространение в Конфедерации дешевого немецкого сатирического журнала, напечатанного на трех национальных языках страны. «Basler Nachrichten», газета, выходящая в Базеле, городе, традиционно симпатизирующем франкоязычным кантонам, утверждала, что целью журнала было оказать влияние на швейцарское общественное мнение, опять же в духе, выгодном Германии.

Нередки были и случаи административных «перегибов» на местах. Например, власти кантона Во потребовали от учителей воспитывать детей исключительно в духе «национальной морали». С другой стороны, запрещалось все, что могло оскорбить граждан как Швейцарии, так и воюющих государств. В октябре 1914 года в кантонах Аппенцелль Внутренний и Внешний, а также в кантоне Санкт-Галлен, на время войны были запрещены... танцы. Аналогичный запрет последовал и в кантоне Цюрих, но он был отменен в декабре того же года.

Часы и шоколад

В октябре 1914 года резко сократился объем заказов в сфере швейцарской часовой индустрии. Так, крупный оптовый покупатель из Великобритании приостановил свое сотрудничество с одним из производителей часов из кантона Невшатель, требуя доказать, что у того на предприятии нет ни руководителей, ни долевых партнеров из Германии.

В итоге в городе Ла-Шо-де-Фон, центре швейцарской часовой промышленности, установился такой высокий уровень безработицы, что властям пришлось начать материально поддерживать тысячи граждан. И наоборот, интерес к шоколаду не ослабел и во время войны — заказы стабильно поступали из Британии, Германии и Франции, так что швейцарские производители были обеспокоены скорее тем, чтобы в срок получать необходимое сырье, в первую очередь какао и сахар.

Германофобия в латинской Швейцарии

После вторжения Германии в Бельгию многие бельгийцы бежали во Францию, но для немалого их количества основной целью была франкоязычная Швейцария. Швейцарцам, которые хотели бы принять у себя таких беженцев, даже было предложено зарегистрироваться в одной частной организации в Лозанне. В течение нескольких недель там скопились сотни заявлений с выраженной готовностью принять пострадавших бельгийцев.

В немецкоязычной Швейцарии, однако, такое «гостеприимство» вызвало откровенное недоумение. Газета «Berner Tagblatt» на полном серьезе посоветовала бельгийцам «вернуться на родину и поработать над улучшением ситуации под чутким немецким руководством».

Со своей стороны в итало- и франкоговорящих регионах Швейцарии пресса была возмущена тем, что федеральное правительство в Берне официально никак не протестовало в связи с нарушением Германией бельгийского нейтралитета. Нередко в сообщениях тамошней швейцарской прессы журналисты позволяли себе такие германофобские «оценочные суждения», как «боши» и «гунны».

Солдатское рождество

Но люди были не единственными жертвами мирового конфликта. 24 декабря 1914 года в Женеве состоялась международная конференция по защите животных во время войны. Целью было создание своего рода «Красного креста для животных», с собственным логотипом и формой.

Легендарным стало Рождество 1914-го года, которое солдаты Германии, Франции и Англии отпраздновали вместе в окопах. Швейцарские солдаты, даже будучи на действительной службе, тоже отметили его, но в куда более комфортных, почти домашних, условиях. В казармах были наряжены ёлки, около них лежали горы посылок с подарками, отправленных из тыла в адрес тех, кто мужественно прикрывал государственные границы Швейцарии.

Женщины западной Швейцарии даже инициировали специальную кампанию «Солдатское Рождество» («Soldatenweihnacht»/«Noël du soldat»), в рамках которой солдатам, защищавшим границы, для подъема духа высылались специальные красные посылки с белым крестом. Внутри были шоколад, печенье, сигареты, табак, спички. Кроме того в посылке находились ноты и текст двух патриотических песен швейцарского композитора и педагога Эмиля Жака-Далькроза (Emile Jaques-Dalcroze; 1865-1950), а также бронзовая медаль с профилем Вильгельма Телля и надписью «Рождество под ружьем, 1914» («Noël sous les armes, 1914»). 

Забегая вперед, добавим, что Швейцарии удалось без особых потерь пережить четыре года войны, однако ее завершение в конце 1918 года совпало с самым острым в истории Конфедерации кризисом - цюрихской Генеральной стачкой. Но это уже совсем другая история. 

Источники и литература:

Анна-Франсуаза Праз, Гастон Мальэрб: «Мир в борьбе. Швейцария в период с 1910 по 1919 год», издательство «Eiselé», 1991 год (Anne-Françoise Praz/Gaston Malherbe: Un monde bascule: la Suisse de 1910 à 1919, Editions Eiselé, 1991);

«Статистический вестник Швейцарии за 1915 год» («Федеральное статистическое ведомство»);

Сайт на английском языке "Швейцария в Первой мировой войне".

Важнейшие события в Швейцарии в 1914 году

Январь: создание Швейцарского национального парка.

Январь: экспорт швейцарских часов за 1913 год достиг суммы в 180 млн швейцарских франков. Проблемой, однако, становится растущая конкуренция со стороны Японии.

Март: 16-го числа умер Альбер Гоба (Albert Gobat), швейцарский юрист и политик, лауреат Нобелевской премии мира за 1902 год совместно с Эли Дюкомменом за создание Международного бюро мира (International Peace Bureau — IPB). Основными задачами Бюро являлись организация и проведение международных конференций, пропаганда мира, а также поддержание контактов пацифистских групп и учреждений.

Был закончен фильм про Вильгельма Телля. Съемочная группа из Германии изначально хотела снимать фильм в 1913 году по драме Шиллера в исторических местах, а именно, в городе Альтдорф в кантоне Ури. Когда режиссер и его помощники оказались на месте будущих съемок, то они увидели заводы, гостиницы, поезда и телеграфные столбы. Натуры не было, а потому они решили перебраться в соседний, более аутентичный, городок Зиленен (Silenen). В съемках на историческом лугу Рютли им было швейцарцами отказано «из уважения к прошлому». Окончательный вариант фильма стоил 100 тысяч марок и длился два с половиной часа.

18 июня: швейцарский велогонщик Оскар Эгг (Oscar Egg) установил в Париже новый рекорд, проехав за час 44,2 км. Рекорд продержался до 1933 года.

Июль: в одном из отчетов об увеличении числа иностранцев в Швейцарии правительство выступило за принудительную натурализацию иностранцев, которые родились в Швейцарии, чьи родители прожили по крайней мере десять лет в этой стране, чья мать была швейцаркой или если один из родителей появился на свет в Конфедерации.

12 июля: чтобы избежать двойного налогообложения промышленная компания «Sulzer» перенесла свою штаб-квартиру из кантона Цюрих в кантон Шаффхаузен. Этот шаг был негативно воспринят в Цюрихе, поэтому в прессе стали звучать требования внести такие изменения в налоговое законодательство, чтобы выводить компании из региона было невыгодно.


Перевод на русский и адаптация: Надежда Капоне, swissinfo.ch



Гиперссылки

×