Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Передовая статья


Жить или не жить: автономия личности и свобода воли


Автор: Лариса М. Билер (Larissa M. Bieler)


Тема самоубийства занимала человечество начиная с Античности. Наиболее известный, наверное, в истории самоубийца – это Сократ. На фото: картина 1787 года «Смерть Сократа» кисти художника Жака-Луи Давида (Jacques Louis David, 1748-1825).  (akg-images)

Тема самоубийства занимала человечество начиная с Античности. Наиболее известный, наверное, в истории самоубийца – это Сократ. На фото: картина 1787 года «Смерть Сократа» кисти художника Жака-Луи Давида (Jacques Louis David, 1748-1825). 

(akg-images)

Неизлечимая болезнь или просто желание покончить, наконец, с утомительной суетой окружающего мира: в рамках ведущихся в Швейцарии дебатов на тему организованного суицида традиционно центральное место занимает такое понятие, как личностный суверенитет. Люди, которые задумываются над опцией добровольного ухода из жизни, хотели бы иметь возможность принимать все свои решения совершенно автономно и самостоятельно.

В рамках ассистированного суицида, признанного и не запрещенного в Швейцарии, последнее слово должно принципиально принадлежать самому пациенту, именно он и только он должен решать, принять ли ему, например, смертельную дозу медикаментов, или нет? Роль же врачей в данном случае должна ограничиваться только помощью и поддержкой, оказываемой в рамках так называемой паллиативной медицины.

Что касается в целом организованного суицида, то в этой сфере Швейцария принадлежит к одной из самых прогрессивных стран мира. И не случайно поэтому, что она является лидером в области так называемого суицидального туризма, поскольку тут право на самоубийство в старости не регулируется практически никакими юридическими нормами обязательного характера. При этом, однако, не следует думать, что либеральная Швейцария в области добровольного суицида совсем уж не сталкивается ни с какими проблемами.

Напротив, данная тема в Конфедерации является постоянным общественным раздражителем и предметом порой весьма ожесточенных общественных дебатов, в центре которых стоят общечеловеческие ценности политического, религиозного, социального и этического характера. Может ли и должна ли человеческая жизнь ставиться под вопрос в случае наступления чрезвычайной ситуации? Дискуссии на предмет возможного законодательного запрета суицидального туризма разгораются в Швейцарии с настойчивой постоянностью.

С точки зрения таких организаций ассистированного суицида, как «Dignitas» или «Exit», возможность получения человеком «поддержки при суициде» является его неотъемлемым правом. Человек должен быть в состоянии получить такую помощь, если он твердо приходит к выводу о том, что силы его на исходе и бороться со смертью (или жизнью) он больше не может.

Высшим судией в этом смысле остается воля пациента. Желание умереть следует воспринимать с уважением, без какого-либо морализаторского осуждения. Недавно в Швейцарии большого медийного шума наделал случай политика из кантона Гларус Виса Дженни (This Jenny), который принял решение лечь в клинику и прибегнуть к помощи ассистированного суицида. Однако, как бы там ни шумели СМИ, многое на их страницах выглядит порой слишком уж плоско и упрощенно, мол, личность, которая принимает такое решение, должна, как видно, обладать какими-то сверхъестественными качествами, гвозди бы делать из таких людей, способных принимать столь трагические решения и потом твердо идти по избранному пути — до самого конца.

Оттенки и интонации могут меняться, но, как правило, добровольный уход из жизни заметной, общественно значимой фигуры, описывается в средствах массовой информации именно в таком ключе. Возможность с достоинством, не испытывая презрения или гнева общества, принять решение об уходе из жизни, шанс на поддержку со стороны специалистов из области паллиативной медицины — все это представляется в СМИ в качестве некоего великого достижения, какой-то сенсации. И Швейцария является в этом контексте, якобы, самой настоящей Меккой добровольного суицида.

Как в Швейцарии регулируется ассистированное самоубийство?

Все зависит от правовой ситуации в данном кантоне. Тенденция, однако, очевидна: все больше клиник и домов престарелых предлагают услуги медицинского сопровождения сознательного ухода из жизни людей, твердо решивших покончить с собой.

Так, в 2014 году швейцарская организация ассистированного самоубийства Exit провела 583 суицидов, из них 60 состоялись на базе домов престарелых. В Базеле дома престарелых имеют право самостоятельно решать, оказывают ли они услуги по ассистированному самоубийству, или нет.

А вот в католическом швейцарском кантоне Вале такие организации, как Exit, изначально не имели, и не имеют до сих пор права появляться на территории домов престарелых. В клиниках же Цюриха и домах престарелых Лозанны такая опция существует.

Однако если посмотреть на то, какая работа проводится сейчас в Швейцарии в рамках вышеупомянутой паллиативной медицины, цель которой — снять с проблематики добровольного ухода завесу запретного табу, сделать ее как можно более прозрачной, доступной для общества и для общественно значимых дебатов, то можно понять, что на деле все выглядит не столь уж гламурно. Возникают тысячи и тысячи вопросов, например, есть ли какие-то альтернативы суициду, с учетом того, что добровольный уход из жизни может стать для родственников ушедшего непосильной моральной ношей? Какой путь в какой ситуации следует предпочесть — и почему?

Воля клиента — превыше всего, но одновременно не следует забывать, что эта воля должна быть выражена абсолютно точно и четко, без каких-либо интерпретаций и разночтений. А вот как раз это случается не везде и не всегда. Опыт показывает — степень желания смерти, как правило, обратно пропорциональна степени запущенности болезни. Снижается желание уйти из жизни и в результате активной просветительской работы с пациентом — чем больше знаний, тем, вопреки поговорке, менее печалей! А это означает, что в момент наибольшей слабости пациент не должен оставаться один. Об этом говорит и, в частности, теолог и пастор из Швейцарии Сюзанна Майер Кунц (Susanna Meyer Kunz) в интервью газете «Bündner Tagblatt». Поддержка, оказанная в трудную минуту пациенту, по ее словам, может стать причиной самых неожиданных событий. Желание смерти может пропасть, на его место могут заступить просветление, примирение, страх может уйти, ужас — исчезнуть!

Нередко человек «устает» от жизни, постепенно, особенно находясь в продвинутом возрасте, он начинает ощущать, что «наелся» ею досыта. Совершенно иначе случается с неизлечимо больными людьми. Для них трагический диагноз нередко превращается в своего рода гром среди ясного неба! Вопрос о том, как и в каком состоянии мне придется завершить свою жизнь, ставится вдруг перед ними в прямом смысле ребром. На волю пациента в этот момент оказывается воздействие с самых разных сторон — это может быть мнение посторонних людей, это могут быть ценности его собственной религии, это может быть, в конце концов, просто страх. В такой ситуации задача точно «расшифровать» волю пациента становится сложнейшим ребусом, и ответ на самый основной вопрос — жить или не жить? — может быть решающим для определения дальнейшей судьбы данного человека.

Паллиативная медицина не панацея, однако в просвещенном обществе она может стать инструментом прозрачного и ясного поиска ответов на вопросы, неизбежно возникающие в такой нелегкой сфере, как смерть и отношение к ней человека и общества. Социум имеет право вести дискуссию на данную тему — и в точно такой же степени человек имеет право на самостоятельный выбор своей собственной судьбы. Медицинская «поддержка акта суицида» обладает сейчас в Швейцарии позитивным имиджем — может быть даже слишком позитивным. Наверное, человек, особенно в момент его наибольшей слабости и осознания своей полной зависимости от окружающих, имеет право знать о том, что есть на этом свете, помимо пресловутого «глотка цикуты», куда более гуманные способы распрощаться с этим светом, и что одна лишь свобода автономной воли — это еще далеко не всё! Он имеет право задуматься над простым вопросом, а именно, неужели же идеальное воплощение свободы воли — это всего лишь самоубийство? В Швейцарии этот вопрос пора поставить со всей откровенностью, и уж конечно же упомянутая «поддержка акта суицида» не должна стать привычным средством медицинского вмешательства, наряду с аспирином!

А каково Ваше мнение? Является ли право на добровольный уход из жизни «правом человека»? Или же автономия личности должна иметь четко очерченные границы? Мы ждем ваших комментариев!

Ассистированное самоубийство — что говорит закон?

С юридической точки зрения законодательство Швейцарии различает:

— «пассивную помощь при самоубийстве» («passive Sterbehilfe»), в рамках которой врачи прекращают оказывать неизлечимо больному какую-либо помощь и просто сопровождают его методами паллиативной медицины на пути к смерти;

— «непрямую помощь при самоубийстве» («indirekte Sterbehilfe»), в рамках которой врачи, например, купируют болевые синдромы больных при помощи сильных доз опиатов и других аналогичных средств;

— «поддержку акта суицида» («Beihilfe zur Selbsttötung» / «assistierter Suizid»), когда врач активно помогает пациенту уйти из жизни, и, наконец,

— «активную помощь при суициде» («aktive Sterbehilfe»), когда врач, например, специальной инъекцией фактически убивает пациента по его желанию.

Законом в Швейцарии запрещена только «активная помощь», все остальные виды ассистированного суицида в Конфедерации не запрещены.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров.

×