Кошелек и долгая жизнь Парадоксы швейцарской системы здравоохранения


Автор:
Дюк-Ван Нгуен (Duc-Quang Nguyen) и Оливье Пошар (Olivier Pauchard)


В Швейцарии объемы бюджетных ассигнований на цели медицины могут значительно отличаться от кантона к кантону. 

В Швейцарии объемы бюджетных ассигнований на цели медицины могут значительно отличаться от кантона к кантону. 

(Keystone)

Швейцарская система здравоохранения — одна из наиболее дорогостоящих в мире. При этом и продолжительность жизни людей в Конфедерации тоже исключительно высока. Можно ли на основании этого делать вывод о том, что затраты на здравоохранение прямо пропорциональны степени здоровья общества? Чем больше денег, тем здоровее граждане? Не все так просто! Если внимательно проанализировать предлагаемые ниже графические схемы, что можно прийти к выводу, что в развитых странах, таких, как Швейцария, корреляция между инвестициями в здравоохранение и продолжительностью жизни выражена не столь наглядно, как в менее развитых странах.

В Швейцарии есть добрая традиция – каждую осень швейцарские федеральные власти объявляют населению о новом витке процесса удорожания стоимости базовой медицинской страховки, при этом в качестве столь же традиционного довода указывается на рост расходов на здравоохранение в целом. За последние двадцать лет доля расходов бюджетов домохозяйств, уходящая на медицинское страхование, выросла очень заметно. Медицина и здравоохранение все более тяжким бременем ложатся на плечи самых широких слоев населения страны.

Возможно, для граждан Швейцарии, обязанных иметь страховку ОМС, это будет не очень сильным утешением, и тем не менее, определенная связь между инвестициями в сферу здравоохранения и продолжительностью жизни, одним из наиболее наглядных индикаторов состояния здоровья населения, все-таки существует. На представленном ниже графике видно: начиная с 1970 года развитые страны неуклонно наращивали свои ассигнования на цели развития национальной медицины, что почти везде (кроме США) привело к росту средней продолжительности жизни.

chart

В целом, в мировом зачете, продолжительность жизни наиболее высока в странах, где в здравоохранение и поддержание здоровья населения инвестируются значительные средства и ресурсы. Впрочем, связь эта носит характер не линейный, и почти все развитые страны с определенного момента выходят на так называемое «плато», когда даже качественный рост инвестиций в здравоохранение приводит в лучшем случае к количественным положительным сдвигам, а то и вообще остается без последствий. Другими словами, деньги в области здравоохранения решают далеко не всё. Кроме того, в богатых странах взаимосвязь между инвестициями в медицину и продолжительностью жизни выражена не толь ярко, как в странах менее состоятельных.

Наиболее показательный пример — Соединенные Штаты Америки, где расходы на здравоохранение едва ли не самые высокие в мире, но при этом продолжительность жизни в этой стране ниже даже, чем в Ливане, где в медицину инвестируется в 10 раз меньше средств, чем в США. Другой пример: во Вьетнаме, который тратит на здравоохранение 390 долларов в год на человека (или 7,1% своего ВВП), жители в среднем доживают до почтенного возраста в 75,6 лет, тогда как в России, где ежегодные медицинские расходы на человека достигают 1 836 долларов (а это также 7,1% ВВП), люди живут в среднем примерно 70,4 лет.

Что же происходит? Объяснение этого парадокса и просто, и сложно одновременно. На среднюю продолжительность жизни влияет не только состояние собственно системы здравоохранения, но еще и такие немаловажные факторы, как образ жизни людей, их привычки в сфере питания, уровень загрязненности окружающей среды, генетическая предрасположенность, степень распространенности курения, уровень злоупотребления алкоголем, общее моральное и психологическое состояние общества, и так далее. При этом ситуацию можно исправить за счет вполне недорогих и даже банальных мер.

Например, доказано, что средняя продолжительность жизни растет там, где удалось добиться сокращения младенческой смертности благодаря повсеместной вакцинации. Однако в тех странах, где средняя продолжительность жизни и так уже достигла высокого уровня, ситуация складывается качественно иная. Все «дешевые» меры там давно уже приняты, их потенциал исчерпан, а потому остаются меры только «дорогие», например, в области борьбы с хроническими заболеваниями.

Однако вернемся в Швейцарию. Как видно на этом графике, объемы бюджетных ассигнований на цели медицины могут значительно отличаться от кантона к кантону, но при этом ставка страховых взносов, уплачиваемых гражданами, что не удивительно, всегда находится в прямо пропорциональном отношении с бюджетами, выделяемыми кантонами на цели здравоохранения (это соотношение отмечено пунктирной линией). При этом на продолжительности жизни все это никак не сказывается. Меньше всего живут граждане кантона Базель-городской (79,4 года), а дольше всего – граждане кантона Цуг (81,6 лет).

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с французского: Людмила Клот.

×