Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Права ребенка Конвенция ООН о правах ребёнка и Швейцария: мнение эксперта

Мы часто и сегодня исходим из того, что взрослые изначально лучше знают, что для ребенка благо, а что нет. Такая патерналистская система должна исчезнуть.

(Caroline Minjolle)

«Ребёнок сам лучше любого эксперта знает, что для него хорошо, а что нет». Ровно 30 лет назад Конвенция ООН о правах ребёнка стала настоящей вехой в области развития и совершенствования ювенальной юстиции и молодёжного уголовного права. Основным мотором этом самой настоящей революции был и остаётся швейцарец Жан Церматтен (Jean Zermatten). По его мнению, в части, касающейся прав ребенка, наш современный менталитет изменился еще в недостаточной степени. Нарушениям прав ребенка следует противодействовать гораздо активнее.

Жан Церматтен (Jean Zermatten). 

(swissinfo.ch)

Ровно 30 лет назад, 20 ноября 1989 года, международное сообщество приняло Конвенцию ООН о правах ребёнка — международный правовой акт обязательного характера, посвящённый широкому спектру прав ребёнка, детализирующий индивидуальные права каждого человеческого существа до достижения им 18 лет, если согласно применимым законам совершеннолетие не наступает ранее.

Участниками Конвенции о правах ребёнкаВнешняя ссылка являются Святой Престол, Палестина и все страны-члены ООН, кроме США. Швейцария ратифицировала документ в 1997 году. Жан Церматтен является одним из самых в мире авторитетных экспертов в области ювенальной юстиции, прав ребенка, теории и практики из защиты, молодёжного уголовного права. Мы поговорили с ним на эти и другие актуальные темы.

swissinfo.ch: Какое событие в рамках всей Вашей многолетней карьеры причинило Вам наибольшую боль, затронуло сильнее всего?

Жан Церматтен (Jean Zermatten): Могу назвать ситуацию, которая морально едва не убила меня. Речь идет о визите в одну из тюрем в Никарагуа. Там на площади в 43 квадратных метра были размещены 43 человека. Здание тюрьмы было покрыто жестяной крышей, и в нём было всего два решётчатых окна. Внутри стояла адская жара, и вонь была невыносимой. Воды не было, туалетов тоже, гигиена была в жутком состоянии. 

В потолке там был единственный крюк, как в лавке у мясника, чтобы туши вешать, но дети на него вешали свои вещи. Шум был оглушителен. Это был просто настоящий кошмар. Когда я вышел из тюрьмы, то я на весь остаток дня просто потерял дар речи. То есть рот я открыть еще мог, но слова застревали у меня в глотке. Этот шок не остался и без физических последствий. Позже, к счастью, я смог наладить контакты с властями и добиться закрытия этой тюрьмы.

Когда вышел из тюрьмы, я на весь остаток дня потерял дар речи. То есть рот я открыть мог, но слова застревали в глотке.

Конец цитаты

swissinfo.ch: Каким образом Конвенция ООН о правах ребенка сказалась на борьбе с самыми вопиющими нарушениями прав ребенка?

Ж.Ц.: Для начала с момента принятия этой Конвенции ребенок теперь рассматривается в качестве самостоятельной личности. Это, наверное, самое большое и самое революционное завоевание. Сегодня дети — это люди, которые с момента своего рождения уже обладают правами. Раньше им, в зависимости от обстоятельств, могли предлагать защиту, а могли не предлагать, но теперь они имеют право иметь такую защиту в безусловном порядке.

Ключевое положение этой системы базируется на приоритете ребенка и его благополучия, а чтобы узнать, как с этим благополучием обстоит дело, ему, ребенку, отныне обеспечено право голоса. Именно этот принцип и был моей главной темой. Тем не менее мы часто и сегодня исходим из того, что взрослые изначально лучше знают, что для ребенка благо, а что нет. Такая патерналистская система должна исчезнуть, трансформироваться.

swissinfo.ch: Когда государство ратифицирует какой-то международно-правовой акт, как потом организуется порядок его практической реализации?

Ж.Ц.: Ратифицировав международное соглашение, государство берет на себя обязанность решать задачу огромного масштаба. Речь идет прежде всего о такой модернизации всего национального законодательства, которая позволила бы сказать потом, что законы страны полностью совместимы с основными положениями данного документа. Это очень непросто, с учетом того, что речь идет о законодательстве в таких сферах, как образование, здравоохранения, юстиция, культура.

Иногда приходится в развитие принимать отдельно новые законы. Многие страны, принимая решения о ратификации того или иного акта, с трудом осознают весь масштаб задач, их ожидающих. То есть тут мы имеем дело с процессом, который носит едва ли не постоянный характер, имея начало, но не имея какого-то четко обозначенного финала.

Стоимость жизни Вырастить двух детей в Швейцарии обойдется в полмиллиона!

В среднем прямые расходы на содержание на ребенка в Швейцарии составляют от 1200 до 1800 франков в месяц.

swissinfo.ch: Можно предположить, что цифровая революция является новым вызовом и новой угрозой для прав ребенка?

Ж.Ц.: С одной стороны, интернет является выдающимся по своему потенциалу инструментом защиты интересов детей по всему миру. С другой стороны, появились и новые риски, например, речь идет о людях с педофильскими наклонностями, ищущих в сети возможности налаживания соответствующих контактов, или о надругательстве над детьми в формате детской онлайн-порнографии. Отдельный вопрос — защита частной сферы личности.

С моей точки зрения, даже простая публикация в сетях фотографий детей должна происходить с опорой на соответствующие регулирующие нормы. Многие детские фото, опубликованные в сети родителями, могут по факту быть нарушением личной приватности, какими бы благими намерениями ни руководствовались те, кто эти фото выкладывает. Сейчас Комитет ООН по правам ребенка готовит публикацию своего заявления, оно же будет рекомендацией государствам в сфере защиты частной неприкосновенности в эпоху цифровой трансформации экономики и общества.

Фотогалерея Жертвы системы административной опеки, или Швейцарские «изгои»

Они не соответствовали нормам общества и их помещали в приюты, тюрьмы и колонии: в нашей галерее портреты и жизни тех, кто пострадал невинным.

swissinfo.ch: Швейцария ратифицировала Конвенцию относительно поздно, в 1997 году? На какой стадии она сейчас находится?

Ж.Ц.: Не могу сказать, что Швейцария была двоечницей, но и среди отличников ее тоже отмечено не было. Например, здесь все еще недостаточно активно и полно оказывается помощь и поддержка малолетним мигрантам. Например, каждому такому беженцу предоставляется помощь сопровождающего лица. Они порой видят друг друга один-единственный раз, в момент прибытия мигранта в страну — и на этом всё. А между тем такая поддержка должна оказываться на постоянной основе.

Кроме того, во многих кантонах распространена практика содержания беженцев, не достигших совершеннолетия, под административным арестом. Тот факт, что такие лица лишаются свободы и рассматриваются в качестве преступников только на основании факта их вынужденного бегства из страны их происхождения, является грубым (нарушением прав личности ребенка). С такой практикой пора кончать. Еще одна проблема касается качества инклюзивного образования и обучения детей с инвалидностями. В Швейцарии такой формат образовательной деятельности практикуется еще далеко не везде и не всегда.

swissinfo.ch: Какие меры в этой области должны были бы принять швейцарские федеральные власти?

Ж.Ц.: Швейцария должна сформулировать и реализовать на федеральном уровне скоординированную политику защиты интересов детей, которая должна создать условия для усиления противодействия насилию в отношении детей и злоупотреблению их доверием. Но пока каждый кантон делает в этой области все, что хочет.

Нам не хватает институции федерального уровня, которая занималась бы защитой интересов детей и в задачи которой входили бы поиск и идентификация правовых лакун в этой области. Кроме того, эта структура могла бы быть местом, куда дети могли бы обратиться с жалобами. На данный момент, насколько я знаю, правительство Швейцарии разрабатывает проект создания ведомства по защите прав человека вообще с бюджетом примерно в один миллион франков в год. Это ничтожно мало.  

swissinfo.ch: Будучи членом, а затем председателем Комитета ООН по правам человека, как Вы ощущали свой потенциал? Было ли у Вас достаточно возможностей вносить, с Вашей точки зрения, адекватный вклад в достижение прогресса в области защиты прав детей и подростков?

Ж. Ц.: Могу сказать, что в стены этого здания я тоже вложил свои кирпичи — не очень большие, но тем не менее. При мне Комитет принял, например, протокол, в соответствии с которым дети, чьи права оказались нарушенными, получают право обратиться на адрес Комитета с жалобами при условии исчерпания ими в своей стране всех имеющихся там правовых возможностей. Этот правовой инструмент сделал права детей непреложным фактом, поскольку раньше мы могли только высказывать рекомендации или, обратившись в СМИ, просто выносить ту или иную проблему на суд общественности.

Права в обязательном порядке иметь любовь и поддержку родителей, увы, не существует, но такое право стоит в списке моих сокровенных желаний на одном из первых мест.

Конец цитаты

swissinfo.ch: А были ли у Вас какие-то разочарования?

Ж.Ц.: Меня возмущает ситуация, сложившаяся в развивающихся странах в области ухода за детьми с тяжелыми инвалидностями. На них там просто не обращают никакого внимания, их оставляют на попечение семей или общественности и забывают. Сделать тут что-то очень сложно, проблема эта носит универсальный характер, она касается в той или иной степени всех стран, в которых не предоставляется на постоянной основе соответствующих социальных услуг.

В этих странах власти склонны отвечать на все запросы одинаково, мол, а что мы можем сделать, произошло несчастье, которое было ниспослано небом. И вот когда политики начинают ссылаться на судьбу или провидение, вот тогда у меня просто внутри все сводит от гнева.

swissinfo.ch: Чего бы Вы пожелали современным детям?

Ж.Ц.: Я желаю им права быть и оставаться детьми, иметь возможность играть, развиваться, иметь доступ к культурным богатствам, получать соответствующее образование. Во многих странах ведь даже такие элементарные вещи, как игры на улицах, связаны со смертельной опасностью, исходящей от противопехотных мин. Права в обязательном порядке иметь любовь и поддержку родителей, увы, не существует, но такое право стоит в списке моих сокровенных желаний на одном из первых мест.

Жан Церматтен (Jean Zermatten), детский адвокат

Родился в 1948 году, всю свою профессиональную карьеру провел в области ювенальной юстиции. Специалист и эксперт в области прав ребенка. Начал карьеру адвоката в суде города Фрибур (палата по делам молодёжи и попечительства).

В 1980 году возглавил Суд по делам молодежи в кантоне Вале и четверть века проработал в нём на должности судьи. Один из основателей и директор Международного института правовых проблем детей и юношества (Internationales Institut für Kinderrechte — IDEВнешняя ссылка) в городе Ситтен (Sitten, кантон Вале).

В 2005 году стал первым гражданином Швейцарии, избранным в Комитет ООН по правам ребенка (КПРВнешняя ссылка). Работал на должности председателя Комитета с 2011 по 2013 годы.

Конец инфобокса


Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта