Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Право и порядок Накажет ли Швейцария международных преступников?



Бывший министр внутренних дел Гамбии Усман Сонко, запросивший убежища в Швейцарии. Фото сделано в 2012 году.

Бывший министр внутренних дел Гамбии Усман Сонко, запросивший убежища в Швейцарии. Фото сделано в 2012 году.

(Kairo News)

Правозащитные неправительственные организации надеются, что у Швейцарии хватит политической воли, чтобы привлечь к уголовной ответственности бывшего министра внутренних дел Гамбии Усмана Сонко (Ousman Sonko) и бывшего лидера либерийских повстанцев Альё Косиа (Alieu Kosiah). Первый подозревается в совершении преступлений против человечности, второй — в совершении военных преступлений.

В Швейцарии эти имена наделали недавно много шума. Усман Сонко, ранее долгое время занимавший пост Министра внутренних дел Гамбии, был арестован в Берне в январе текущего 2017 года. Швейцарское отделение международной правозащитной организации «TRIAL International» утверждает, что этот бывший чиновник виновен в применении пыток, бессудных казнях и в похищениях людей. Кроме того, он обвиняется в совершении преступлений против человечности, и его дело сейчас находится на рассмотрении федеральных властей.

Однако куда более быстрый и вероятный шанс сесть на скамью подсудимых имеет некто Альё Косиа, бывший офицер армии либерийских повстанцев, находящийся в Швейцарии в предварительном заключении начиная уже с ноября 2014 года. В его адрес также выдвинуты обвинения в совершении военных преступлений, причем сформировано и доведено до суда это обвинение было также неправительственной организацией «Civitas Maxima». Ее руководитель Ален Вернер (Alain Werner) говорит, что данный процесс подготовлен очень хорошо. «Если швейцарский федеральный прокурор решит отправить дело А. Косиа в Федеральный уголовный суд в Беллинцоне (Bellinzona), то это станет поистине историческим событием», — сказал А. Вернер в интервью порталу swissinfo.ch.

«Это будет первое в истории международное дело о военных преступлениях, рассматриваемое швейцарским федеральным уголовным судом. На сегодняшний день единственным аналогичным случаем, завершившимся судебным процессом и вынесением обвинительного приговора в Швейцарии, было дело Фульгенса Нийонтезе (Fulgence Niyonteze), мэра города Мушубати в Руанде, но в то время, а было это еще в 1998 году, в соответствии со старым законодательством оно рассматривалось не гражданским, а военным судом». И вот теперь и «TRIALВнешняя ссылка» и «Civitas MaximaВнешняя ссылка» считают, что оба этих дела станут важной проверкой того, как Швейцария на деле использует такой международный правовой инструмент, как «универсальная юрисдикция» (о том, что это такое — см. в конце материала).

Подать пример, создать прецедент

Юрисконсульт организации «TRIAL» Сандра Дельваль (Sandra Delval) работает над делом Усмана Сонко уже давно. «Проведя качественное расследование этого дела, швейцарские правоохранительные органы могут подать всему миру пример того, как вообще нужно обращаться с международными преступниками, особенно учитывая тот факт, что бывший гамбийский диктатор Яйя Джамме (Yahya Jammeh), чьей правой рукой был Сонко, до сих пор остается безнаказанным на свободе, и что его жертвы все еще тщетно взывают к справедливости. Сейчас в Швейцарии находится второе по значимости лиц прошлого диктаторского режима, и это означает, что эта страна просто обязана подать в этом деле надлежащий пример».

Видео Глава МВД Гамбии Маи Фатти о пытках

Маи Фатти (Mai Fatty), министр внутренних дел Гамбии, о преступлениях старого режима (SRF/swissinfo.ch). 

«Конечно, это не первый подобный случай», — продолжает Сандра Дельваль. «Но сейчас, проведя анализ текущей ситуации, мы пришли к выводу, что рассмотрение дел в рамках „универсальной юрисдикции“ почему-то затягивается. Занимающиеся ими прокуроры не обладают необходимыми для этого ресурсами и не могут заниматься этим делом в мере, в которой это необходимо, поскольку параллельно они работают еще с другими делами. 

Судебные процессы в рамках универсальной юрисдикции продвигаются гораздо медленнее, чем остальные. Во многих случаях у нас создается впечатление, что производство по таким делам пытаются затормозить и даже закрыть совершенно преднамеренно. Мы сильно сомневаемся в наличии у Швейцарии, которая на словах очень красиво рассуждает о необходимости совершения правосудия, но на практике не выделяет на это дело необходимых средств и ресурсов, элементарной политической воли».

Федеральный прокурор Швейцарии Михаэль Лаубер (Michael LauberВнешняя ссылка) признает этот факт, и говорит, что, да, его сотрудники перегружены, и ресурсов у них недостаточно. «Мы достигли предела того, что может выдержать такая организация, как наша», — сказал он недавно в интервью франкоязычной швейцарской газете «Le Temps». Директор НГО «Civitas Maxima» Ален Вернер также сожалеет о том, что в Швейцарии подобных дел рассматривается еще слишком мало. «Если бы ситуация была другой, не нужны были бы и такие организации, как наша, но увы, все получается наоборот», — говорит он.

Международная юстиция Военных преступников ждет неминуемый суд?

Варварские бомбардировки Аллепо вновь сделали актуальным вопрос международного преследования военных преступников.

Организация «TRIAL» также предъявляет претензии к швейцарским правоохранительным органам, будучи озабоченной тем, что в Швейцарии, например, было прекращено дело в отношении бывшего министра обороны Алжира Халеда Неззара (Khaled Nezzar), который был арестован в Швейцарии в октябре 2011 года после того, как «TRIAL» выдвинула против него обвинения, связанные с его ролью в военных преступлениях, совершенных в Алжире в период с 1992 по 1994 годы. В начале 2017 года федеральная прокуратура Швейцарии дело это «завернула», заявив, что для обвинения Х. Неззара в военных преступлениях нет достаточных оснований, поскольку в рассматриваемый период никаких вооруженных конфликтов в Алжире не наблюдалось.

«Это неожиданное и очень непонятное решение», — говорит Сандра Дельваль. «В течение так называемого „черного десятилетия“ в истории Алжира погибло более 200 тыс. человек. Имеются многочисленные источники, свидетельствующие о том, насколько велика была степень интенсивности боевых действий между алжирской армией и вооруженными группами. Невозможно объяснить, почему швейцарская федеральная прокуратура, проводя расследование по этому делу в течение шести лет, ни разу не ставила под сомнение факта наличие военного конфликта, но вот теперь вдруг она неожиданно закрывает дело, заявив, что для него нет никаких оснований».

Итак, чем можно объяснить фактические отсутствие политической воли у Швейцарии доводить до конца такого рода расследования? «Нам кажется, что причина заключена в нежелании Швейцарии портить дипломатические отношения с определенными странами, хотя формально она обязана осуществлять уголовное преследование и расследовать дела в рамках принципа универсальной юрисдикции, вне зависимости от каких-либо политических соображений», — Сандра Дельваль.

Правозащитники одобряют аресты Косиа и Сонко

Несмотря на всю свою критику в адрес Швейцарии, и «TRIAL», и «Civitas Maxima» высоко оценивают эффективность швейцарских властей в рамках дел, связанных с А. Косиа и У. Сонко. Ален Вернер говорит, что, с учетом того, что либерийское правительство по-прежнему не отвечает на просьбы Швейцарии о проведении расследования в Либерии, надо признать, что швейцарские власти много сделали для того, что дать возможность выступить в Швейцарии как стороне защиты, так и представителям стороны обвинения. Он очень надеется, что расследование по делу А. Косиа будет завершено и направлено в Федеральный уголовный суд Конфедерации уже в этом году. А в конце апреля 2017 года было продлено постановление о содержании под стражей У. Сонко. Расследование его дела, как подтвердила федеральная прокуратура Конфедерации, продолжается.

А как Швейцария расследует дела российских лиц, подозреваемых в коррупции? Давайте освежим в памяти вот этот разговор с Алексеем Навальным.

Универсальная юрисдикция

Один из видов экстерриториальной уголовной юрисдикции, подразумевающий компетенцию по привлечению к уголовной ответственности и наказанию индивидов безотносительно к месту совершения преступления либо гражданству обвиняемого или потерпевшего. Данный вид юрисдикционной компетенции основывается, главным образом, на характере преступлений, уголовное преследование которых представляет «универсальный» интерес для всего международного сообщества.

Особенность универсальной юрисдикции заключается в отсутствии какой-либо её связи с государством, обычно осуществляющим юрисдикцию. В силу этой своей специфики она связана лишь с ограниченным кругом преступлений, которые в силу своей значимости могут быть преследуемы и наказуемы любым государством.

Большинство преступлений, на которые распространяется универсальная юрисдикция, посягают на мировой публичный порядок, вызывая нарушение императивных норм (jus cogens) международного права, в их числе: геноцид, преступления против человечности, военные преступления, пытки, а также акты международного терроризма.

Универсальная юрисдикция как возможная юридическая база для уголовного преследования лиц, совершивших тяжкие международные преступления, предусмотрена как в международных договорных инструментах (в частности, Женевские конвенции 1949 г.), так и в национальном законодательстве (например, германский кодекс преступлений против международного права (нем. Völkerstrafgesetzbuch) от 26 июня 2002 г).

Источник: Википедия

Конец инфобокса



Перевод с английского: Нина Шулякова.

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×