Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Приют для жертв насилия


Тихая гавань вдали от жестокости и предубеждений


Автор: Джо Фэй (Jo Fahy)


Домашнее насилие может принимать самые разные формы, его жертвами могут становиться не только женщины, но и мужчины. (AFP)

Домашнее насилие может принимать самые разные формы, его жертвами могут становиться не только женщины, но и мужчины.

(AFP)

Когда в Швейцарии открылся первый кризисный центр для мужчин, ставших жертвами семейного насилия, многие не скрывали своего скепсиса, говоря, что подобное учреждение никому не нужно, и что мужчины, пострадавшие от насилия — это нонсенс. Однако за пять лет своей работы этот временный приют уже в общей сложности предоставил убежище нескольким десяткам человек. Подробности — в нашем репортаже.

В тот вечер Лукас и его спутница жизни поругались! Причем очень крупно! Такого не было за все те годы, что они прожили вместе! Следующую ночь этот 27-летний молодой человек провел в собственной машине, припаркованной на улице. А когда, как он говорит, его подруга окончательно «потеряла над собой контроль», ему не осталось ничего другого, как уйти из дома, оставив и ее, и их ребенка, мальчика двух лет. Дело было пять лет назад. Так Лукас остался в полном одиночестве – братьев и сестер у него не было, мать умерла несколько лет назад, а отца он никогда в жизни не видел.

«Я не хотел, чтобы наш сын наблюдал за тем, как мы ссоримся. Нельзя, чтобы он рос в подобной семейной атмосфере», – говорит Лукас. Мы беседуем с ним в первом в Швейцарии кризисном центре для мужчин, ставших жертвами семейного насилия. Центр находится в городе Аарау и называется «ZwüscheHalt», что примерно означает «Промежуточная остановка». Организация, которая руководит этим центром, предпочитает не афишировать его точный адрес.

Расположенный в самом обычном доме, на одной из обычных улиц, центр может разместить в своих стенах одновременно пять взрослых и пять детей. Но обычно тут проживает не более двух человек сразу. «Я всегда хотел иметь собственную семью», – рассказывает Лукас. – И был уверен, что моя подруга желает того же. Для меня верность и доверие по отношению к близким очень важны. Но бывали моменты, когда я понимал, что мы смотрим на многие вещи очень по-разному… Все это были для меня достаточно болезненные моменты».

Не заставили себя ждать и финансовые проблемы. «Я любил ее, пытался помогать как можно больше, всеми возможными способами, но порой в нашей семье куда-то исчезало представление о том, что вообще реалистично с финансовой точки зрения, а что нет. А затем в наших отношениях появилась жестокость. Не с моей стороны – с ее. В конце концов дело зашло слишком далеко», – рассказывает Лукас. После той самой ночи в автомобиле он еще несколько раз ночевал у приятеля, но задерживаться у него надолго он не хотел. В этот-то момент он и услышал о существовании центра «Промежуточная остановка».

Изменить менталитет

Этот приют создан для «мужчин, пострадавших от домашнего насилия в любых его проявлениях, для всех тех, кто чувствует, что наступил момент сделать какой-то качественно новый шаг», – пояснил его основатель Оливье Хунцикер (Oliver Hunziker). «Собственно, именно наш проект и подтолкнул общественность к осознанию этой проблемы. Еще пять лет назад указание на то, что бытовое насилие может иметь место и в отношении мужчин, не вызывало ничего, кроме насмешек. Но сегодня все иначе».

Директору приюта Хансу Банцигеру (Hans Banziger) часто приходится слышать одни и те же комментарии: «Люди спрашивают меня, а нужен ли такой приют обществу? Многие просто не верят, что женщины способны применять насилие по отношению к своему партнеру. Но за годы существования центра общество смогло убедиться, что такой центр действительно необходим». 

В период между 2009 и 2013 гг. среди жертв домашнего насилия насчитывалось 76% женщин и 24% мужчин. Данное соотношение остается более-менее стабильным на протяжении последних нескольких лет. Об этом же говорят и данные швейцарского Федерального статистического ведомства. Виды насилия различаются в зависимости от пола: женщины чаще прибегают к клевете и вербальным оскорблениям, а также совершают попытки убийства. А вот, например, сексуальное насилие является исключительно прерогативой мужчин.

Кроме мужского приюта в Аарау в Швейцарии существует и еще одно учреждение подобного рода. Получается, что на всю 8-миллионную Швейцарию их всего два. Для сравнения, в Великобритании мужских кризисных центров насчитывается целых два десятка. Согласно статистике британской полиции в 2013 году в этой стране было зарегистрировано 84 799 случаев домашнего насилия по отношению к мужчинам и 304 522 – жертвами которых становились женщины.

Остановиться, оглянуться

Приют для мужчин-жертв семейного насилия под названием «Промежуточная остановка» («Zwüschehalt») начал работать в конце ноября 2009 года. 

Каждый обитатель приюта получает свой собственный ключ и может свободно приходить в центр или покидать его. 

Этот центр, как видно из его названия, представляет собой некое временное промежуточное решение, позволяющее подумать о будущем и спланировать следующий этап своей жизни. 

Руководство приюта оказывает постояльцам моральную и психологическую поддержку, а также помогает в совершенно практических действиях, например, когда речь идет об оформлении развода или о поисках нового жилья.  

В Германии на национальном уровне такой статистики не ведется. Однако известно, что из 14 300 случаев домашнего насилия, зарегистрированных в Берлине в 2013 году, в 2 385 случаях виновницами становились женщины. В этой стране действуют три приюта для мужчин.  

Поддержка государства

В последние годы вопросы семейного насилия во все большей степени становится предметом изучения специалистов-психологов или социологов. Так, в частности, в центр своей докторской диссертации социолог из Университета Фрибура Анн Керстен (Anne Kersten) поставила изучение эволюции структуры социальной помощи жертвам семейного насилия в Швейцарии в период с 1978 по 2011 гг.

Ей удалось наглядно продемонстрировать, что просьбы о помощи поступают на три четверти от женщин и только на четверть – от мужчин, тогда как представители обоих полов затронуты бытовым насилием практически в равной степени. Вывод очевиден: мужчины менее склонны искать помощи на стороне, даже когда они в ней очень нуждаются.

По словам Анн Керстен, власти тоже не предоставляют конкретной информации о тех видах помощи, на которые могут рассчитывать мужчины. Поэтому она рекомендует активнее создавать центры для мужчин, пострадавших от домашнего насилия, а также более четко отличать такое насилие от других видов жестокости.

Что касается Оливье Хунцикера, то он считает, что общество еще недостаточно серьезно относится к насилию против мужчин. Мало кто верит в то, что эта проблема действительно существует. И это сейчас очень мешает работе центра, одна ночь в котором стоит 166 франков. Сами постояльцы ничего не платят, деньги, обычно, поступают из кантонального бюджета. Иной подход к этой проблематике, надеется О. Хунцикер, помог бы сделать финансовое, но, главное, общественное положение центра более комфортным и весомым, пусть даже в целом он не испытывает пока недостатка в финансировании благодаря фондам, пожертвованиям и грантам. На его содержание в год уходит 130 тыс. франков.

«Для женщины очень тяжело быть жертвой, но для мужчины это еще трудней, ведь мужчины, как правило, исходят из того, что им самой природой предназначено играть лидирующую роль в любой социальной структуре. А тут вдруг они сами становятся жертвами», – отмечает Оливье Хунцикер. Он напоминает, что «психологическое насилие не оставляет видимых следов, зато последствия физической жестокости могут быть подтверждены медицинскими свидетельствами. Поэтому претендентам на получение помощи у нас неплохо было бы иметь всегда соответствующие официальные подтверждающие документы». 

Больше кризисных центров

«Мы находимся в центре страны. Поэтому, например, когда мы принимаем кого-то из Санкт-Галлена, города в восточной части Швейцарии, расстояние превращается в серьезную проблему». На вопрос, почему услугами центра воспользовалось пока относительно небольшое число мужчин (всего два десятка в 2014 году), Оливье Хунцикер ответил, что «пусть это будет хоть два человека, но без нас им пришлось бы, возможно, жить на улице».

По мнению руководства центра, «Промежуточная остановка» не должна оставаться единственной, подобные центры следует открывать по всей стране, ведь они могут, например, быть также и местом встречи отцов с их детьми во время выходных. Ведь не у всех сразу после развода появляется достойное жильё, куда на выходные можно привести детей. «Мы получаем от отцов 60-70 подобных запросов в месяц», – говорит О. Хунцикер. 

«Люди, которые к нам обращаются, хотят знать, сколько это стоит и как здесь все организовано. Некоторым просто нужно выговориться, рассказать о своей ситуации», – поясняет Ханс Банцигер. – «Порой знать, что есть на свете место, куда можно обратиться в случае кризиса - это уже немалая подмога». 


Перевод на русский язык и адпатация: Людмила Клот, swissinfo.ch

×