Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Провенанс Коллекция Гурлитта: что в итоге достанется Берну?



Художественный музей Берна (Kunsmuseums Bern) получил шанс стать одним из ведущих центров искусства Европы — и все благодаря наследству Корнелиуса Гурлитта.

Художественный музей Берна (Kunsmuseums Bern) получил шанс стать одним из ведущих центров искусства Европы — и все благодаря наследству Корнелиуса Гурлитта.

(Keystone)

Суд Мюнхена поставил точку в споре о наследстве Корнелиуса Гурлитта. Осталось лишь уточнить, каким образом коллекция из более чем 1 500 произведений искусства доберется до Бернского Художественного музея, которому она была завещана. На этом пути ее ожидают некоторые препятствия.

До сих пор сокровища — наследство немецкого пенсионера Корнелиуса Гурлитта, завещанное два с половиной года назад Художественному музею в Берне — оставались в неприступном хранилище в Мюнхене. Главный вопрос теперь стоит следующим образом: какую часть картин музей может получить немедленно? Ответ на этот вопрос дается, как говорится, уклончивый: картины он получить сможет, но пока не все.

Список мастеров, произведения которых составляют коллекцию умершего в 2014 году Корнелиуса Гурлитта — от Отто Дикса, Клода Моне, Поля Сезанна до Эрнста Людвига Кирхнера, Пабло Пикассо и Василия Кандинского — читается как самая настоящая художественная энциклопедия, посвященная эпохе модернизма. 

И это при том, что на самом-то деле эта коллекция куда более объёмна, она включает в себя также бесценные работы известных голландских старых мастеров, произведения Альбрехта Дюрера, и даже ксилографию с японскими мотивами (напомним, что это вид печатной графики, гравюра на дереве, древнейшая техника гравирования по дереву, а также оттиск на бумаге, сделанный с такой гравюры).

Кто ищет, тот вернет

В соответствии с условиями соглашения, подписанного Музеем с правительством Германии, немецкая исследовательская группа будет продолжать изучать провенанс (происхождение) картин коллекции. Не смогут быть немедленно вывезены в Швейцарию те работы, в отношении которых известно, что они украдены или незаконно отчуждены, либо же в отношении таких картин «высока вероятность» того, что где-то есть их законный владелец.

Произведения же, явно идентифицированные в качестве объектов, ставшими жертвами нацистской грабительской политики в области искусства, немедленно возвратят наследникам их бывших владельцев, как правило еврейских коллекционеров, подвергшихся незаконным реквизициям в период господства в Германии национал-социалистического режима.

Так уже произошло в случае с двумя настоящими жемчужинами коллекции, а именно, с картиной Макса Либермана «Всадники на пляже» (была возвращена Дэвиду Торену (David Toren), наследнику Давида Фридмана (David Friedmann, 1857–1942), прежнего владельца, немецкого предпринимателя и коллекционера, у которого она была изъята), а также с полотном «Сидящая женщина» А. Матисса, которая вернулась к наследникам арт-дилера из Парижа Пауля Розенберга. Еще три работы также будут возвращены наследникам: рисунок музицирующей пары работы Карла Шпицвега (Carl Spitzweg), «Вид на Сену» К. Писсарро и рисунок Адольфа фон Менцеля (Adolph von Menzel) с изображением интерьера готического храма.

Как говорят немецкие исследователи, не исключено, что похищенными могут оказаться не менее 680 картин коллекции, при этом самому тщательному и немедленному анализу они порекомендовали подвергнуть 189 картин. В это число входят картины Пьера Огюста Ренуара и Гюстава Курбе, рисунки Поля Сезанна, Эжена Делакруа, Макса Либермана, Ж.Б.К. Коро, Жоржа Сера и Джованни Б. Тьеполо, офорты Рембрандта и Пикассо, литографии Эдварда Мунка и Марка Шагала, а также скульптуры Огюста Родена и Эдгара Дега. Бернскому художественному музею придется еще подождать, прежде чем он сможет реально предъявить претензии на эти сокровища.

Шедевры и подделки                     

Берн, однако, может скоро получить по меньшей 231 произведение искусства, которые были конфискованы у немецких музеев нацистами в ходе борьбы с так называемым «дегенеративным искусством». Такие картины незаконно изъятыми не считаются, а потому музеи не имеют право претендовать на их возвращение. Взамен Бернский музей пообещал, правда, «проявить отношению к немецким музеям особенную щедрость в сфере предоставления картин взаймы для участия в специализированных экспозициях».

Так, в Берне скоро могут оказаться работы Отто Дикса, Георга Гроса, Оскара Кокошки, Эмиля Нольде, Карла Шмидта-Роттлуфа (Karl Schmidt-Rottluff), Отто Мюллера, Августа Маке и Василия Кандинского. Бернский музей также получит работы двух членов семьи Гурлитт: тети Корнелии и прадеда Луи Гурлитта. Оба они были художниками, коллекция их работ включает в себя 278 картин, написанных ими самими, поэтому никаких сомнений в смысле их провенанса тут изначально не было.

В Берне утверждают, что возьмут себе лишь те произведения искусства, относительно которых точно доказано, что они «не были украдены, или что они не являются конфискованными или украденными с высокой долей вероятности». Наконец, ряд работ из коллекции Гурлитта Музей, скорее всего, не захочет взять себе вовсе. Речь идет от 53 из уже 1 578 изученных произведений искусства. Одна из гуашей, например, первоначально приписываемая Шагалу, оказалась подделкой.


Перевод на русский и адаптация: Людмила Клот

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×