Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Проверка фактов


Кто ищет убежище в Швейцарии?


Автор: Джеральдин Вонг Сак Хой


Накануне национального референдума по вопросу пересмотра законодательства, регулирующего порядок предоставления убежища, политическая борьба в Швейцарии вступает в самую горячую стадию. Левые и центристские партии агитируют за поправки и призывают оказывать посильную помощь тем, кто был вынужден бежать от войн и вооруженных конфликтов, правая Швейцарская народная партия (SVP) утверждает, что большинство соискателей убежища в Швейцарии вовсе не спасают свою жизнь, а стремятся улучшить экономическое положение и «сесть на шею» швейцарскому социальному государству. Кто прав? Где истина? Портал swissinfo.ch попытался разобраться: без эмоций, только цифры. 

Беженцы из Афганистана осваивают в городе Арау (кантон Аргау) нужные обществу профессии.  (Keystone)

Беженцы из Афганистана осваивают в городе Арау (кантон Аргау) нужные обществу профессии. 

(Keystone)

Для начала портал swissinfo.ch предоставил слово представителю Швейцарской народной партии, депутату федерального швейцарского парламента от SVP Альберту Рёшти (Albert Rösti). Он, как и его партия, выступает строго против внесения любых изменений в действующее законодательство, указывая на то, что, в частности, предложение ускорить процедуру рассмотрения ходатайств о предоставлении статуса беженца, а уж тем более возможность получать бесплатную юридическую поддержку, сделает Швейцарию еще более привлекательной для мигрантов, и в итоге на страну обрушится поток желающих получить здесь убежище.

Альберт Рёшти также исходит из того, что «подавляющее большинство лиц, ищущих убежище в Швейцарии, все равно является чисто экономическими беженцами». Швейцария же должна не предоставлять мигрантам бесплатных юристов, а, напротив, совершенствовать механизмы их реадмиссии (то есть высылки обратно в страны происхождения). В этой связи редакция swissinfo.ch решила посмотреть, как выглядит ситуация на самом деле, и правда ли то, что большинство беженцев, приезжающих в Швейцарию, не спасаются от преследований и насилия, но ищут для себя экономических выгод?

Конечно, досконально установить причины, толкающие людей на превращение в беженцев, практически невозможно, однако мы можем детально рассмотреть вопрос с другой стороны, а именно, узнать, в каких случаях Швейцария официально выносила положительные решения о предоставлении статуса беженца. Тем самым можно увидеть, какова была процентная доля заявителей, реально подвергавшихся, с точки зрения швейцарского закона, преследованиям и находящихся в ситуации, исключающей их безопасное возвращение на родину.

Напомним, что у Конфедерации нет юридических обязательств предлагать убежище лицам, которые, как она считает, покинули свою родину для того, чтобы улучшить свои экономические перспективы. По данным швейцарского федерального Государственного секретариата по вопросам миграции (SEM), в 2015 году ту или иную форму юридической защиты в Швейцарии получили чуть более половины всех просителей убежища, по чьим делам были вынесены положительные решения в первой инстанции или на уровне Федерального административного суда.

Из них 6 377 человек получили статус признанного беженца, еще 7 109 — разрешение на временное пребывание, которое выдается в случаях, когда безопасное возвращение претендента на родину не представляется возможным. Число положительных решений, принятых в Швейцарии в прошлом 2015 году по делам вынужденных мигрантов, превышало число отказов, однако оно снизилось по сравнению с позапрошлым годом до 53,1% (в 2014 году этот показатель находился на уровне 58,3%).

А между тем, еще в период с 2006 по 2013 гг. количество негативных решений в Швейцарии стабильно превышало число положительных, каждый год их было более 50%. Из этого можно сделать вывод о том. что практически все последние годы власти Швейцарии исходили из того, что более половины претендентов приезжали в Швейцарию по каким-то другим причинам, а не из соображений личной безопасности, но что теперь число таких «экономических беженцев» сократилось.

Искаженная реальность?

Многие в Швейцарии, однако, ставят такие выводы под сомнение, указывая, что Государственный секретариат по вопросам миграции неправомерно учитывает в своих выкладках и так называемые «дублинские случаи», то есть беженцев, зарегистрированных уже в других странах, подписавших Дублинское соглашение о первой стране регистрации вынужденных мигрантов, и высланных в эти страны обратно из Швейцарии, куда эти лица попытались въехать в поисках лучшего, с их точки зрения, варианта убежища.

Учитывают чиновники также и решения вообще не рассматривать ходатайства тех или иных беженцев, что, по мнению неправительственной гуманитарной организации «Швейцарская помощь беженцам» («Schweizerische Flüchtlingshilfe»), заведомо вводит общественность в заблуждение. «Это означает, что Швейцария на самом деле часто вообще не задается вопросом, нуждается ли человек в убежище или нет», — считает глава ее юридической службы Константин Грушка (Constantin Hruschka).

«Включение «дублинских случаев» в общую статистику искажает ситуацию и не дает возможности составить адекватное представление о том, какому числу людей действительно необходима защита. Иными словами, в результате включения таких беженцев в общий зачет, чего не делает ни УВКБ ООН, ни Eurostat, мы получаем более низкий, чем на самом деле, процент тех, кому Швейцария реально оказала помощь и предоставила убежище».

Если же мы пересчитаем швейцарские данные по беженцам за 2009-2015 годы без учета дублинского фактора, — а сама Швейцария стала действующим членом Дублинского соглашения в конце 2008 года, — то увидим наличие только двух временных «окон» (с 2010 по 2011 гг. и с 2014 по 2015 гг.) когда большинство соискателей убежища в Швейцарии, по досье которым было принято положительное решение, были исключительно военными мигрантами.

Итак, мы имеем дело с весьма нестабильной и неоднозначной ситуацией: в один год среди мигрантов, принятых в Швейцарии, преобладают «военные» беженцы, в другой — «экономические». Вполне возможно, что А. Рёшти и другие члены его партии, говоря о преобладании «экономических» беженцев, имеют в виду текущий контекст, не учитывая реалии предыдущих лет.

Следует также помнить, что количество претендентов на статус беженца, прибывающих Швейцарию, может сильно колебаться в зависимости от целого ряда факторов, включая время года, способность и возможность перемещаться по тем или иным маршрутам, ведущим в Европу, а также обстановку в странах, откуда прибывают вынужденные мигранты. Поэтому то, как будет складываться ситуация в 2016 году, пока никто, даже Госсекретариат по вопросам миграции, сказать не может.

Таким образом, ответ на вопрос, является ли большинство лиц, ищущих убежища в Швейцарии, экономическими мигрантами, зависит от выбранного периода времени и от способа расчета и оценки числа положительных решений по делам данных беженцев. Если использовать расчеты SEM, учитывающего «дублинские случаи», то время, когда большинство соискателей убежища в Швейцарии, по досье которым было принято положительное решение, были исключительно военными мигрантами, приходится только на период с 2014 по 2015 гг. В остальные годы в Швейцарию действительно ехали преимущественно экономические беженцы.

Если же исключить из базового расчета все «дублинские случаи», как это делают УВКБ ООН и Eurostat, то мы увидим, что вопреки утверждениям Альберта Рёшти военные, но не экономические, мигранты преобладали также еще и в 2010 и в 2011 гг. Таков беспристрастный язык цифр. Что же до реальных мотивов, которыми руководствуются соискатели убежища, прибывая в Швейцарию, то об этом судить могут, наверное, только они сами.

Статистика

Если верить свежей статистике Государственного секретариата по вопросам миграции, то за три последних месяца 2016 года основными странами происхождения мигрантов, запрашивавших убежище в Швейцарии, были граждане Афганистана, Сирии, Ирака, Эритреи и Шри-Ланки.

Интересно, что эритрейцы и сирийцы, которые в последние годы находились в большинстве среди как тех, кто обращался за статусом беженца, так и среди его получателей, на этот раз прибывали не так активно по сравнению с последними тремя месяцами 2015 года.

Зато тот же период наблюдался значительный рост числа авторов заявлений о предоставлении убежища из Марокко, Сомали, Алжира и Туниса. Среди них только Сомали входит в число стран, выходцы их которых чаще всего получают статус беженца.

Ясно одно: если война в Сирии продолжится, а число беженцев из Эритреи продолжит оставаться высоким, как и в предыдущие годы, то доля положительных решений по их делам, вероятно, останется выше 50%.


Перевод с английского и адаптация: Людмила Клот, Игорь Петров. , swissinfo.ch

×