Jump to content
Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Равные шансы


Закон о гендерном равенстве: в теории и на практике


Автор: Кати Роми (Katy Romy)


По закону в Швейцарии мужчины и женщины имеют равные права, но добиться этого равенства на практике бывает очень сложно. (Getty)

По закону в Швейцарии мужчины и женщины имеют равные права, но добиться этого равенства на практике бывает очень сложно.

(Getty)

Федеральный закон о гендерном равенстве вступил в силу в Швейцарии 20 лет назад. К сожалению, панацеей от всех форм неравенства, например, таких, как дискриминация в области заработной платы, он не стал. Причина проста: женщины сами недостаточно активно отстаивают свои права, а суды не очень охотно используют потенциал этого закона в своей деятельности.

«Планируете ли Вы заводить детей?» Вообще-то, за исключением нескольких редких случаев, работодатель в Швейцарии не имеет права задавать такие вопросы потенциальным сотрудникам в ходе собеседования при приеме на работу. Тем не менее, такое случается, но тогда тот, к кому этот вопрос был обращен, имеет право солгать. 

Более того, ссылаясь на «Федеральный закон о равноправии женщин и мужчин» («Bundesgesetz über die Gleichstellung von Frau und Mann» / «Loi fédérale sur l’égalité entre femmes et hommes») такой гражданин / кандидат имеет право подать против потенциального работодателя иск, особенно, если есть возможность неопровержимо доказать, что беременность и роды у кандидата в ближайших планах не находятся. На практике же, увы, мало у кого есть время и желание заниматься судебными тяжбами.

Что предусматривает закон?

«Федеральный закон о равноправии женщин и мужчин» («Bundesgesetz über die Gleichstellung von Frau und Mann» / «Loi fédérale sur l’égalité entre femmes et hommes») вступил в силу 1 июля 1996 года.

Закон прямо запрещает любые формы дискриминации мужчин и женщин, как прямые, так и косвенные. Применяется во всех сферах профессиональной деятельности.

Непосредственно затрагивает такие сферы, как, например, порядок приема на работу, получение образования, выплата заработной платы.

Предусмотрены меры противодействия сексуальным домогательствам на рабочем месте.

Процедура обращения в кантональные суды по искам в связи с нарушениями положений «Федерального закона о равноправии женщин и мужчин» должна быть бесплатной.

Фирмы и организации обязаны принимать меры по защите истцов, например, от увольнений в качестве ответных репрессий.

Источник: Федеральное ведомство по вопросам гендерного равенства / Eidgenössisches Büro für die Gleichstellung von Frau und Mann — EBG

Доктор юридических наук, адвокат и профессор Университета г. Невшатель Жан-Филипп Дюнан (Jean-Philippe Dunan) утверждает, что «в Швейцарии гендерная дискриминация при приеме на работу происходит регулярно». С момента вступления в силу в 1996 году «Закона о равноправии женщин и мужчин» он уже имел дело с почти пятью десятками судебных исков, поданных в связи с теми или иными нарушениями положений данного Закона.

Он отмечает, что большая часть такого рода конфликтов была разрешена еще на досудебной стадии, хотя 50 дел за 20 лет — это, конечно, очень мало. С чем это связано? Жан-Филипп Дюнан считает, что одной из причин является тот факт, что гендерную дискриминацию в процессе приема на работу очень сложно доказать, особенно если учесть, что собеседования ведутся в основном в устной форме и за закрытыми дверями.

Другая причина состоит в том, что у кандидата, не получившего работу, есть с момента получения негативного решения всего три месяца на то, чтобы отреагировать и, в случае необходимости, подать судебный иск. Понятно, что это время он, скорее, потратит на дальнейший поиск новой работы, нежели на составление жалоб.

Наконец, как отвечает Ж.-Ф. Дюнан, наказание, которое грозит работодателю в случае негативного для него решения суда, иначе как «символическим» и назвать нельзя. Суды, как правило, выписывают денежные штрафы, максимальный совокупный размер которых редко превышает тройную месячную заработную плату. «Я знал истцов, которые в итоге отсудили себе компенсацию в размере одной тысячи франков, потратив при этом на порядок больше денег на судебные и прочие расходы».

Один на 1500

Проблема дискриминации при приеме на работу является, наверное, самым частым вариантом гендерного неравноправия в Швейцарии. При этом, если брать судебную практику, дела, связанные с гендерной дискриминацией по отношению как к женщинам, так и к мужчинам, можно буквально пересчитать по пальцам.

«Скорее всего, что-то пошло не так в правоприменительной сфере. Если бы закон о равенстве женщин и мужчин работал по-настоящему, то суды бы активно применяли его на практике, да и самих исков было бы больше. Но пока ничего такого сказать нельзя», - отмечает федеральный судья Флоренс Обри Жиранден (Florence Aubry Girardin) в своей книге «Равенство между мужчинами и женщинами в трудовых отношениях. 1996 – 2016: двадцать лет Закону о равенстве». 

Косвенно такого рода утверждения подтверждается и правительственной информацией. Так, из доклада Федерального совета, датируемого 2006 годом, следует, что на тот момент в швейцарских судах всех инстанций рассматривалось в общей сложности 245 дел о гендерной дискриминации. Флоренс Обри Жирарден отмечает, что Федеральный суд с момента вступления в силу «Закона о гендерном равенстве» ссылался на него примерно в сотне своих решений, тогда как за все это время в целом количество приговоров, вынесенных Федеральным судом, превышает 150 тыс. 

Цифры показывают, также, что чаще всего случае гендерного неравенства в Швейцарии встречаются в области заработной платы. По данным Федерального статистического ведомства в 2012 году в частном секторе экономики женщины зарабатывали в среднем на 18,9% меньше, чем мужчины. Этот же показатель для госсектора находится на уровне 13,6%. На примерно 60% данная ситуация объясняется объективными факторами, однако на 40% такое положение дел является следствием иных причин.

Нет времени разбираться

И здесь возникает вопрос: а что же сами женщины? Почему они не берут все в свои руки в соответствии с известной мудростью о спасении утопающих? Как пояснил нам Паскаль Маон (Pascal Mahon), профессор кафедры права Университета города Невшатель, бремя доказательства по делам о дискриминации лежит на самих жертвах, а не на обвиняемых.

Это значит, что пострадавший от гендерного неравенства должен набраться мужества и напрямую бросить вызов порой весьма влиятельным и могущественным людям. Многие ли способны на такое? Судья Флоренс Обри Жирарден видит ситуацию иначе. «Одно из возможных объяснений состоит в том, что судьи судов первой инстанции не очень-то „любят“ Закон о равенстве женщин и мужчин и порой не применяют его даже в ситуациях, когда сделать это нужно было бы совершенно однозначно».

Такая «нелюбовь» связана во многом с процессуальными особенностями данного закона, который, например, во многих случаях допускает так называемую «упрощенную доказательную базу», особенно в случаях дискриминации при приеме на работу и сексуальных домогательств. Закон, тем самым, заранее встает на сторону истца, которому достаточно, по сути, просто субъективно заявить о том, что он стал жертвой дискриминации, тогда как работодатель ставится тем же законом в менее выгодные условия. Он, например, должен объективно доказать, что никаких двойных стандартов в данном случае допущено не было. 

По мнению Флоренс Обри Жирарден, швейцарский «Федеральный закон о равноправии женщин и мужчин» требует от судей более тщательного учета субъективных и личностных факторов, а на такие изменения в стиле собственной работы готовы пойти далеко не все юристы. «Наконец, у судей часто просто нет времени разбираться в тонкостях дела, особенно с учетом нынешней перегруженности судов».

Не надо боятся суда

Чтобы обеспечить большую эффективность «Федерального закона о равноправии женщин и мужчин» Флоренс Обри Жирарден предлагает поработать над информационным обеспечением. Например, ввести специальные учебные дни для судей первой инстанции с тем, чтобы сделать этот закон более популярным и распространенным в судебной практике.

О необходимости совершенствовать Закон говорит и Паскаль Маон. Он указывает, что необходимо, прежде всего, снять бремя доказательства с плеч самих пострадавших. Оценивая поправки, внесенные недавно на рассмотрение палат швейцарского парламента, он говорит, что «это был шаг в правильном направлении», но в конечном итоге все зависит от позиции самих людей, которые не должны боятся перспективы обращения в суд для защиты своих совершенно законных интересов.

В зоне особого внимания

С недавних пор правительство Швейцарии уделяет проблеме неравенства оплаты труда мужчин и женщин особое внимание, намереваясь обязать, в частности, компании и фирмы с числом работников от 50 человек регулярно проводить независимый мониторинговый самоанализ на предмет оценки ситуации в области заработной платы.

По данным швейцарского федерального Ведомства статистики (BfS) в Швейцарии работающая в частном секторе экономики женщина в возрасте от 40 до 49 лет получает в среднем 5 757 швейцарских франков в месяц (примерно 400 тыс. рублей, с учетом обменного курса по состоянию на январь 2016 года). Мужчины же, находящиеся на такой же позиции, получают в среднем 7 312 швейцарских франков (примерно 500 тыс. рублей).

Как показывает статистика, среди молодых работников эта разница минимальна, но затем она начинает расти в соответствии с возрастом. На примерно 60% такая ситуация объясняется объективными факторами, в частности, необходимостью для женщин делать паузу в карьере, связанную, например, с рождением детей, после чего, возвращаясь на работу, они объективно отстают и обладают меньшим опытом и поэтому вынуждены некоторое время довольствоваться меньшим заработком.

Однако на 40% такое положение является следствием иных причин, и здесь власти страны поставили перед собой задачу выяснить их природу и разработать методы, которые позволили бы обеспечить закрепленное в конституции право на равную оплату за равный труд.


Перевод с французского и адаптация: Людмила Клот.

Авторское право

Все права защищены. Контент веб-сайта swissinfo.ch защищен авторским правом. Он предназначен исключительно для личного использования. Для использования контента веб-сайта не по назначению, в частности, распространения, внесения изменений и дополнений, передачи, хранения и копирования контента необходимо получить предварительное письменное согласие swissinfo.ch.Если вы заинтересованы в таком использовании контента веб-сайта, свяжитесь с нами по электронной почте contact@swissinfo.ch.

При использовании контента для личных целей разрешается использовать гиперссылку на конкретный контент и размещать ее на собственном веб-сайте или веб-сайте третьей стороны. Контент веб-сайта swissinfo.ch может размещаться в оригинальном виде в без рекламных информационных средах. Для скачивания программного обеспечения, папок, данных и их контента, предоставленных swissinfo.ch, пользователь получает базовую неэксклюзивную лицензию без права передачи, т.е. на однократное скачивание с веб-сайта swissinfo.ch и сохранение на личном устройстве вышеназванных сведений. Все другие права являются собственностью swissinfo.ch. Запрещается, в частности, продажа и коммерческое использование этих данных.

×