Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Религия и гендер


Почему ислам? Рассказывают швейцарские мусульманки


Автор: Сибилла Бондольфи (Sibilla Bondolfi)


Нора Илли входит в состав «Исламского центрального совета Швейцарии» («IZRS»), представляя в нём интересы женщин-мусульманок. На людях она показывается только с закрытым лицом. Снимок сделан в мае 2010 г. (Keystone)

Нора Илли входит в состав «Исламского центрального совета Швейцарии» («IZRS»), представляя в нём интересы женщин-мусульманок. На людях она показывается только с закрытым лицом. Снимок сделан в мае 2010 г.

(Keystone)

Обрезание у девочек, многоженство, платок на голове и отказ от рукопожатий — исламские культурные особенности и традиции не всегда встречают понимание в Швейцарии, а СМИ вдобавок ко всему еще и укрепляют образ ислама как религии, дискриминирующей женщин. 

Почему же, несмотря на это, некоторые граждане Конфедерации все равно принимают ислам, причем женщины даже чаще, чем мужчины? Журналистка портала swissinfo.ch встретилась с тремя швейцарками, перешедшими в мусульманство, и выслушала их истории.

Барбара Вели (Barbara Veljiji) поднимается по лестнице своего уютного деревенского дома и приглашает нас последовать за ней. В печи потрескивает огонь, комнаты в доме отапливаются дровами. Здесь, на бывшей родительской ферме в Озёрном регионе на западе кантона Берн, Барбара и живет со своим мужем-албанцем, тремя сыновьями, невесткой и матерью.

Барбара Вели приняла ислам в 1992 году, было ей тогда 23 года. «Для меня ислам — это хорошая религия», — так звучат ее простые и бесхитростные рассуждения. Ислам помог ей обрести внутренний покой. Последние девять лет она постоянно носит на голове платок. Барбара молится, соблюдает пост и употребляет в пищу, насколько это возможно, только халяльные продукты. Правда, когда на столе оказывается китайское фондю, традиционное мясное блюдо, она позволяет себе закрыть глаза на предписания.

К традиционному разделению ролей в семье она тоже относится прагматически. Поскольку благодаря своей профессии Барбара зарабатывает больше, чем муж, с рождением детей именно она стала основной добытчицей в семье, а ее муж — домохозяином. Барбару Вели это особо не беспокоит: «Мне нравится работать, я не могу себе представить, как это можно, жить по-другому».

Ислам «логичен»

У Наталии Дарвих (Natalia Darwich) из центральной части Швейцарии превалирует другое, более интеллектуальное, видение ислама. Она всегда была верующей, активно работала в своей церковной общине. Но примерно к 30-ти годам у нее начали появляться сомнения в католической церкви и в ее религиозном учении. Тот факт, что католики вместе с Господом Богом-старшим молятся еще и «Богу-младшему», то есть Иисусу Христу, начало казаться ей неправильным.

Потерял для нее убедительность и догмат о непогрешимости Папы Римского, да и вообще, его положение и роль в католицизме виделись ей теперь ошибочными. Молитвы же давно не были для нее чем-то важным — еще в детстве ей приходилось даже «изобретать» грехи, только чтобы священник был этим доволен, ведь в католицизме грех и покаяние являются двумя краеугольными камнями всего вероучения.

Тогда она приняла решение покинуть церковь и всерьез погрузилась в духовные искания. Открыв однажды Коран, она увлеклась и прочла его дважды от корки до корки. «Особенно привлекла меня в исламе та логика, с которой даются ответы на все основополагающие вопросы», — рассказывает Наталия Дарвих.

Она вышла замуж за ливанца и приняла ислам шиитского толка. Ее близкие отреагировали на это спокойно. В тот момент ей уже перевалило за сорок, дело было восемь лет назад. Три года назад она начала носить головной платок, а перед этим ушла с работы.

Просветление в Дубае

До того, как спрятать лицо под никабом, выйти замуж за конвертированного мусульманина — который, согласно не опровергнутым слухам, имеет и вторую жену — родить пятерых детей и начала разделять идею многоженства, тем самым сделавшись самой знаменитой из принявших ислам швейцарок, Нора Илли (Nora Illi) была обычной молоденькой девушкой из кантона Цюрих. Любила вечеринки, интересовалась буддизмом и предпочитала вегетарианскую пищу.

В 18 лет Нора Илли предприняла путешествие в Дубай, где, слушая молитвенный призыв муэдзина, ощутила, как она говорит, «просветление». Вернувшись в Швейцарию, она в 2002 году приняла ислам. За две недели до этого ее бойфренд и будущий муж Касим Илли (Qaasim Illi) тоже стал мусульманином. Оба они сегодня — активные члены радикального исламского объединения «Исламский центральный совет Швейцарии» («Islamischer Zentralrat Schweiz», IZRS), организации по меньшей мере спорной и неоднозначной, кроме всего прочего и из-за её предположительных связей с исламскими экстремистами. 

Нора Илли рассказывает, что и у нее вначале были предубеждения насчет мусульман. «Я думала, женщина в исламе подавляется», – говорит она. Но затем пришло осознание того, что многие негативные вещи имеют культурную обусловленности и не относятся к исламу. Такие, например, как пассивная роль мусульманок. На самом деле в исламе женщина вполне может вести достаточно активную жизнь вне дома. 

Исламские ценности и запреты — кто как трактует?

У ислама плохая репутация

Истории о сексуальном рабстве девочек и женщин в «Исламском государстве», как и нападения на сексуальной почве на женщин со стороны беженцев-мусульман в Германии и запрет на появление с непокрытой головой в Иране негативно встречаются швейцарским обществом и укрепляют образ ислама как религии, враждебно настроенной к женщинам.

Недавний пример двух сирийских подростков, которые отказались пожимать руку своей учительнице в Швейцарии, был также преподнесен швейцарскими СМИ как пример дискриминации женщин. 

Во время разговора со всеми этими тремя женщинами поразило то, что, хотя они и трактуют Коран буквально и рассматривают его как книгу, данную Богом, каждая из них, в то же время, пытается привнести в систему исламского вероучения западные ценности. Порой они ищут и находят объяснения и извинения для мусульманских запретов и заповедей, порой смягчают их или вовсе обходят.

Так, Барбара Вели допускает, например, что, согласно Корану, муж может ударить жену, если она ослушается: «Но на практике наказывать битьем – это, конечно, перебор, ничего не имеющего общего с религией. Кроме того, возможность физического наказания жены мужем также упоминается и в Ветхом Завете», — утверждает она. 

А вот Нора Илли преуменьшает значение запрета на гомосексуальные связи в исламе, утверждая, что этот тезис касается только общественных мест. Создается впечатление, что три женщины в культурном отношении все-таки  идентифицируют себя со швейцарскими ценностями, в особенности в сфере эмансипации женщин. Они четко проводят различие между религией и культурой. С религиозной же точки зрения в западном обществе им чего-то не хватало. Ислам заполнил этот пробел. Это, впрочем, не значит, что наши собеседницы соответствуют культурным стереотипам, которые западные СМИ – будь это правда это или нет – распространяют об исламе и мусульманских странах.

Уверенные новообращенные

Культурным клише о женщинах в исламе не соответствует даже Нора Илли, наиболее известная в Швейцарии новообращенная мусульманка, провоцирующая общество своим скрытым лицом и заявлениями в пользу многоженства. Напротив, выглядит она очень самостоятельно и уверенно. Из нормальной девушки, предпочитавшей вегетарианскую кухню, получилась вполне нормальная мать семейства, работающая на неполную ставку и питающаяся халяльной пищей.

Причины перехода в эту религию были у всех трёх женщин были разными. Объединяет же их то, что, независимо друг от друга, они сами выбрали для себя ислам с его правилами и живут теперь вполне самостоятельной жизнью. Такие наблюдения полностью согласуются с результатами социологического исследования, проведенного Петрой Блейш (Petra Bleisch). В своей диссертации «Gelebte und erzählte Scharia in der Schweiz» («Жизнь по законам шариата в Швейцарии») она предприняла попытку проанализировать, на какие конкретно исламские нормы ориентируются западные женщины, перешедшие в мусульманство.

«Все женщины, с которыми я беседовала, весьма критично настроены по отношению к имамам», – рассказала она порталу swissinfo.ch. «Они отвергают традиционный взгляд на распределение ролей мужчин и женщин в обществе, зачастую пропагандируемый консервативными имамами. Независимо от того, насколько строго эти женщины придерживаются исламских религиозных предписаний, в бытовом и культурном плане они по-прежнему сами определяют свой стиль жизни».

«Ислам предлагает структурированный образ жизни»

Религиовед Сюзанна Лойенбергер (Susanne Leuenberger) написал диссертацию о швейцарцах, которые обратились в ислам. В своем интервью швейцарской газете «Der Bund» она прокомментировала критические выступления СМИ по поводу новообращенных. Хотя за прошедшие несколько лет жителей страны, принявших ислам, стало немного больше, этот рост вызвал непропорционально большое внимание общественности.

Есть меньшинство новых мусульман, которых привлекает ислам фундаменталистского толка, но оно действительно невелико. Большинство же новообращенных – совершенно нормальные и простые «местные». «Следует постараться различать ислам в Швейцарии от того, что практикуется в Ираке, Саудовской Аравии, Иране или Афганистане», – говорит С. Лоейенбергер. Мусульмане в Швейцарии хорошо интегрированы, до сих пор они не создавали никаких проблем.

Такие новообращенные, как швейцарец Николя Бланшо (Nicolas Blancho) из Исламского центрального совета Швейцарии, который ходит с бородой и в молитвенном головном уборе, не способствуют конструктивному диалогу. «Я думаю, понадобится долгий путь, пока в швейцарском обществе бородатые мужчин или женщины в никабе перестанут вызывать беспокойство или считаться не-швейцарцами».

Могли бы Вы принять ислам? Что Вы думаете о положении женщин и мужчин в исламе?

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта


Перевод с немецкого и адаптация: Людмила Клот.

×